Региональные исследования

Дата публикации: 08.11.2012

Институт Регионального развития.Религиозная идентичность и религиозные практики молодых псковичей

Для большинства молодых псковичей религия — это мировоззренческая система; религиозный опыт индивидуализирован, а религиозные практики приватны. Религиозность как социальная практика — сравнительно редкий феномен.
Пути усвоения религиозных представлений и способы вопроизводства религиозных практик в современной городской среде исследовались в рамках пилотного проекта Института регионального развития. В фокус-группах приняли участие старшие школьники, учащиеся колледжей и профтехучилищ, студенты ВУЗов, а также молодые люди, уже окончившие учебные заведения.
Далеко не у всех молодых людей религиозное самоопределение происходит в процессе первичной социализации в семье. Школа также не оказывает существенного влияния на формирование религиозной идентичности. Для большинства назвавших себя православными религиозность стала фактом сознательного выбора, результатом самостоятельных размышлений, а не повседневного влияния. Позиционирование себя как верующего человека порой не предполагает четкого конфессионального самоопределения: причисление к «фоновой» православной культуре происходит для многих автоматически, уже при наличии даже смутных установок на религиозность. По отношению к другим конфессиям выдвигаются повышенные требования легитимации. Религиозность как «внутренняя вера» отделяется большинством участников от повседневных религиозных практик, воспроизводство которых признается необязательным. Навыки религиозного чтения, молитвы, поведения во время литургии у современной городской молодежи практически отсутствуют. Наблюдения за отдельными религиозными действиями со стороны референтного окружения укрепляют убежденность молодых людей в том, что религиозная жизнь — глубоко личное дело, интимная практика.
Анализируя повествовательные высказывания участников о первом религиозном опыте, можно выделить различные типы нарративов, «санкционирующих» собственные религиозные представления (или атеистические установки). Апелляция к эстетической составляющей религиозной культуры, как правило, происходит в ходе повествования об опыте религиозного туризма. Этическая мотивация подкрепляется притчей о возможности исправления безнравственности через веру. В рамках «интеллектуальной» модели реализуется аргумент о необходимости непрерывного самообразования. Легитимировать имеющиеся религиозные представления может и апелляция к народному обычаю: воспроизводство дискурса о чудесном исцелении. В подобных историях может фигурировать кто-то из близких людей или даже сам рассказчик. Для атеистической самоидентификации важной является ссылка на авторитет естественных наук.

Источник: Институт регионального развития

Ведомости: В Чечне воспитанников детских садов будут учить основам ислама

В Чечне в дошкольных образовательных учреждениях детей начнут учить основам ислама, сообщают в муфтияте республики. Программа будет вводиться поэтапно. В Грозном она стартует в ближайшее время, и сейчас уже начался отбор преподавателей из числа студентов Российского исламского университета. В конкурсе, который состоялся в минувший понедельник, участвовали 40 девушек. Вакансии для новых работников дошкольных садиков уже выделены. По словам представителя муфтията, программа согласована с комитетом правительства по дошкольному образованию и мэрией Грозного.

Ранее глава Чечни Рамзан Кадыров выступил за введение в школах республики новых предметов — «История религии» и «Основы религии». Подобные курсы, по мнению Рамзана Кадырова, «донесут до детей суть истинного ислама».

Исследование ЦСПИ Воронежа: Отношения к экстремизму в молодежной среде.

Было выявлено состояние сознания воронежской молодежи,  в той или иной степени влияющее на  восприятие проблем, существующих в современном обществе, в том числе связанных с формированием толерантных отношений и профилактикой проявлений национализма и ксенофобии в молодежной среде. Согласно полученным данным каждый пятый опрошенный представитель воронежской молодежи (20,5%), характеризуя свое внутреннее состояние, присущее ему в повседневной жизни, отмечает беспокойство и неудовлетворенность. Вместе с тем более половины опрошенных (58%), характеризуя свое внутреннее состояние, говорят об уверенности и спокойствии. Для еще 13% опрошенных молодых людей безразличное состояние, равнодушие даже к своей собственной жизни является нормой.
В оценке состояния современного российского общества картина оказывается более тревожной. 58% молодых воронежцев отмечают, что в обществе растет напряженность и агрессия. Только каждый чётвёртый (26%) отказывается замечать эту проблему. Кроме того, при ответе на этот вопрос была выявлена значительная группа молодежи, которая не смогла определиться с ответом – 16%.
Напряженность и разобщенность между людьми имеет свои причины. С точки зрения воронежской молодежи главная причина этого явления – социальная и определяется различиями в уровне доходов. На нее указали 73,5% респондентов. На второе место в списке причин, определяющих разобщенность российского общества, молодые люди поставили различия в уровне образования и культуры (44%). На третьем месте стоит психологическая причина, связанная с погруженностью людей в собственные проблемы  (40,5%), т.е. ослаблением социальных связей и – как следствие – доверия и солидарности между людьми.
Проблемы миграции, в особенности ее неупорядоченный характер, давно рассматриваются экспертами в качестве конфликтогенного фактора. Однако в нашем случае 51% опрошенных безразлично относятся к факту приезда в область лиц из дальнего и ближнего зарубежья с целью получения работы, а еще 15,5% воспринимают ее как позитивное явление. По-видимому, приезжающие не воспринимаются в качестве конкурентов за рабочие места на рынке труда. Вместе с тем стоит обратить внимание на то, что каждый третий молодой воронежец относится к этому процессу негативно.
Но если ожидания негативных последствий миграции в Воронежскую область могут быть вызваны внешними обстоятельствами (информацией, преподносимой СМИ, ближним кругом общения и т.д.), то куда важнее собственное отношение к представителям другой национальности, чувства симпатии или антипатии по отношению к ним. Как показало исследование, почти половина респондентов (46,5%) отметили в своих анкетах, что испытывает чувство антипатии к лицам иной национальности.
В результате исследования выявлялась группа студентов, отличающихся интолерантностью, нетерпимостью в отношении отличных от них людей. Не может не радовать тот факт, что таких оказалось абсолютное меньшинство – 5,5%. Анализ данных показал, что основная масса студентов (59,5%) считают, что такая непримиримая позиция в принципе неверна. Вместе с тем,  безразличных к этой проблеме вновь оказалось достаточно много: почти трети респондентам (28%) нетолерантные, неуступчивые люди и их позиция безразличны. Показательно, что в ответе на этот вопрос позиции опрошенных студентов выявились максимально определенно. Об этом свидетельствует и совсем незначительное число затруднившихся с ответом (7%).
Несмотря на то, что известная напряженность в восприятии молодыми людьми друг друга зафиксирована, большинству опрошенных не приходилось лично проявлять агрессивность по отношению к другим людям по причине их национальности, расовой принадлежности, вероисповедания или по политическим предпочтениям: отрицательные ответы на эти вопросы колеблются в диапазоне 70% – 90%.
В то же время 24,5%  респондентов (почти каждый четвёртый) отметили в своих анкетах факты проявления агрессивности из-за национальной либо политической (27%) принадлежности другого человека. Расовая принадлежность гораздо реже выступает поводом к проявлению агрессии (12%), религиозная еще реже (3,5%). Этот факт свидетельствует о том, что в сознании и поведении воронежской молодежи проявляются две тенденции по отношению к представителям других этнических групп – толерантная (которая преобладает) и нетолерантная.
Респондентам был задан вопрос о том, с чем связаны акты насилия по отношению к иностранным студентам. Главной причиной представители воронежской  молодежи считают агрессию, направляемую фашиствующими и националистическими организациями (41%). Почти треть респондентов (а именно 32%) в качестве причины назвали действия хулиганствующих групп молодежи. Кроме того, 14,5% респондентов связывают эти акты с пропагандой агрессии, ведущейся в средствах массовой информации. А  также с культом насилия, которым полны киноленты (5%). Еще 6,5% опрошенных назвали другие причины.
В заключительной части исследования выяснялась готовность молодых респондентов к тем или иным формам протеста. Считаем отрадным тот факт, что воронежская молодежь не питает симпатий к радикальным и даже экстремистским формам протестных действий. В частности, лишь 4% респондентов готовы участвовать в захвате заложников, 11,5% – в блокировании железных и шоссейных дорог, еще 11% – в голодовках протеста, 16,5% – в акциях гражданского неповиновения. Вместе с тем 58,5% опрошенных могут оказаться в рядах демонстрантов, 51,5% – принять участие в забастовках, 21% – в пикетировании административных зданий, т.е. в тех или иных разновидностях конвенциональных действий.
Сказанное подтверждается отношением опрошенных к действиям агрессивных молодежных группировок. Почти половина респондентов (47,5%) осуждают агрессивные действия и 19,5% респондентов испытывают к ним резкое неприятие, протест.
В качестве мер, связанных с воспитанием молодежи в духе терпимости и уважения к представителям других национальностей, респонденты считают необходимым:

во-первых, с детских лет формировать терпимое и уважительное отношение к людям (76,5%);
во-вторых, создавать для молодого поколения благоприятные условия для учебы, работы и проведения свободного времени (63,5%);
в-третьих, ужесточить законы для борьбы с проявлениями экстремизма, неофашизма и национализма (30,5%);
в-четвертых, шире привлекать молодежь к организации мероприятий, посвященных культурам разных народов нашей страны (28%).

Источник: ВГУ

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher