Очарованная Поволжьем: Интервью с Соней Люрман

Дата публикации: 14.11.2013

В рамках конкурса исследовательских работ молодых ученых «Вера и религия в современной России» служба «Среда» начала серию интервью с исследователями религии. Очередное интервью — с антропологом религии Соней Люрман (Бернаби, Канада).

«Я думаю, что идеально, когда религиозная община изучается как ее участниками, так и внешними людьми, потому что они дают различные точки зрения и имеют доступ к различным аспектам жизни общины»

Соня Люрман,

доцент кафедры антропологии университета им. Саймона Фрейзера

DSCN1542Г-жа Люрман, расскажите, пожалуйста, почему Вы стали заниматься исследованиями в сфере религии? И почему Россия представляет для Вас интерес?

Я получила степень MA в области культурной антропологии во Франкфуртском университете имени Иоганна Вольфганга Гете (Франкфурт, Германия) в 2000 г. Затем я переехала в США, где получила степень PhD в области антропологии и истории в Мичиганском университете (Энн Арбор, США). В промежутке между этими двумя программами я год преподавала немецкий язык в Марийском государственном университете в Йошкар-Оле в рамках программы Фонда Роберта Боша. Тогда я и решила изучать религию в этом многонациональном и многоконфессиональном регионе. Я встречала многих людей, которые либо уже обратились к вере, либо интересовались этой темой. И я подумала, что было бы здорово изучить то, что люди так увлеченно обсуждают.

Мой интерес к России начался с тех времен, когда я изучала русский язык в средней школе в Германии и участвовала в студенческом обмене, но Поволжье было для меня чем-то новым, когда я вернулась туда, чтобы преподавать. Мне нравится проводить исследования в Поволжье, потому что это такая часть мира, где представители различных религиозных общин жили вместе на протяжении веков, и люди, как правило, гордятся этим.

Где Вы сейчас работаете? Расскажите, пожалуйста, о Ваших текущих проектах.

секул соняНа основе моих диссертационных исследований в Марий Эл я опубликовала книгу «Секуляризм по-советски: обучение атеизму и религии в одной волжской республике» (Indiana University Press, 2011). В настоящее время я завершаю рукопись о методологических и эпистемологических проблемах использования советских архивных документов (с их воинственной секулярной позицией), чтобы узнать что-то о советской религиозной жизни.

[Читать рецензию M. О. Куповых (Университетский колледж Амстердама), читать рецензию Сорина Гога (Babes‐Bolyai University)]

В текущих этнографических исследованиях я изучаю противоабортивную деятельность Русской Православной Церкви. В рамках этого проекта я посещала консультационные центры для беременных и места народного почитания в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Кирове и областях. Меня интересует тема аборта и демографической политики как сфера, в которой церковь пытается влиять на нравственность общества, с разной степенью успеха.

Каковы, на Ваш взгляд, сильные и слабые стороны современных исследований религии (например, социологии и антропологии религии)?

Я думаю, это очень важный момент для научного изучения религии, потому что религия становится все более заметной в политике и общественной жизни по всему миру, и даже ученые, которые никогда не уделяли особого внимания религии, вынуждены увидеть в ней достойный объект для изучения. Одной из опасностей я считаю то, что иногда ученые подходят к изучению темы, полагая, что верующие принципиально отличаются от светских людей. В попытке понять верующих социологи иногда звучат наивнее, чем сами верующие, которые, как правило, очень хорошо осведомлены о состоянии дел в своих общинах.

Как Вы отличаете верующего исследователя от неверующего? Важно ли личное вероисповедание и если да, то на что оно влияет?

Я думаю, что идеально, когда религиозная община изучается как ее участниками, так и внешними людьми, потому что они дают различные точки зрения и имеют доступ к различным аспектам жизни общины. Прежде всего, важно иметь в виду, что часто не существует четкого различия между верующими и неверующими. Когда бывший католик из США изучает католицизм в Индии, практикующий еврей изучает верования индейцев, а протестант — отношения между коптами и мусульманами в Египте, то частично религиозный опыт включается в поле зрения исследователя, равно как и статус аутсайдера в изучаемой религиозной группе.

Как Вы можете описать религиозную ситуацию в России?

По сравнению с 1990-ми, я думаю, религиозная ситуация утряслась: те, кто был в духовном поиске, нашли искомое, а те, кто решили остаться светскими, остались. Некоторое опасение в отношении «нетрадиционных» религиозных групп также спало, т.к. эти группы стали более устойчивыми. Безусловно, регионы различаются в зависимости от того, насколько плотно сотрудничают государственные и религиозные организации, поэтому в будущем также будет интересно наблюдать за возрастающей ролью общественных религиозных организаций, которые осуществляют социальную и медицинскую работу совместно с государственными учреждениями.

Какие ученые повлияли на Вас \ Ваши интересы? Чьи исследования Вам интересны? Можете ли Вы назвать кого-нибудь из российских ученых, чьи исследования Вы считаете интересными?

Я с большим уважением отношусь ко многим российским коллегам, но должна признаться, что восхищаюсь советскими социологами 1960-х и 1970-х гг., которые были пионерами эмпирических исследований религии в социалистическом обществе. Их работа часто требовала мужества, и хотя многие из них проводили исследования с позиции убежденных атеистов, они также были озадачены исследовательской загадкой: почему религия не исчезла? Удивительно, как светские установки, из которых они исходили, вынудили их начать эмпирические исследования реально существующей религии.

Какое исследование Вы хотели бы осуществить в будущем?

Я хотела бы собрать устные нарративы в многонациональных советских промышленных поселениях Поволжья и посмотреть как на межэтнические отношения, так и на религиозную стабильность и религиозное новаторство.

Подготовила Ксения Медведева

Что еще:

Сайт SSRC: Портал об изучении молитвенных практик в восточном христианстве, при участии С.Люрман

«Что мы можем знать о религиозности советского периода? (Сопоставление архивных и устных источников из послевоенного Поволжья)», журнал «Государство, религия, церковь», № 3-4 (30) 2012

«Невинность и демографический кризис: почитание Вифлеемских младенцев как пост-советская «изобретенная традиция»». Аннотация выступления на Апрельской конференции в ВШЭ, 2012

СТАТЬЯ «The Modernity of Manual Reproduction: Soviet Propaganda and the Creative Life of Ideology» и ИНТЕРВЬЮ с автором

Летом 2013 г. Соня Люрман работала в Государственном архиве Кировской области. В Киров ее привело желание посмотреть Климковский крестный ход к «пламенным младенцам», а также изучение документов, связанных с первопричиной его возникновения. Читать интервью=>

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher