История Pussy Riot – не вопрос политики или религии

Дата публикации: 15.04.2013

Доцент Любовь Фридриховна Борусяк представила свой доклад «Социальный запрос на мораль: кейс Pussy Riot» на XIV Апрельской международной научной конференции в НИУ-ВШЭ.

Акция в поддержку участниц панк-группы Pussy Riot в МосквеСобытия с Pussy Riot запустили механизм поиска ответов на «вечные» вопросы о морали. Общество восприняло акцию не как политическую, а как этическую, рассматривая событие через категории «допустимо или не допустимо?», «морально или аморально?». Акция и последовавшие за ней обсуждения выявили острейшую проблему общества – потерю моральных ориентиров, когда оказывается непонятным, где добро и что такое зло. Это не столько экзистенциальная проблема, сколько бытовая: чему учить детей? Вопрос «Что такое хорошо и что такое плохо?» оказывается нерешенным в современной России.

Любовь Фридриховна проанализировала комментарии и подписи к письму в защиту участниц акции. Всего подписалось около 50 тыс. человек со стандартным распределением: примерно 70% мужчин и 30% женщин. Среди людей, оставивших свои подписи, половина проживает в Москве, 20% в Петербурге, среди остальных большинство составили жители Подмосковья и областных центров. Среди подписавшихся почти не было жителей ближнего и дальнего зарубежья. Около ¼ составили представители творческих профессий, далее следуют инженеры, преподаватели вузов и научные работники, пенсионеры.

50 тыс. подписчиков – цифра небольшая, т.е. поддержка у участниц довольно слабая. Почему? Что вызывает протест? Докладчик отметила ключевой момент: произошло нарушение сакральности места. По мнению автора, сакральными пространствами для современного россиянина являются храм и могила Неизвестного солдата. Это интуитивно понимают и подписавшиеся комментаторы события: «Они не в том месте, но сказали все правильно». Нарушение сакральности места называется кощунством, «кощунство» – самое популярное слово, употребляемое противниками акции.

Письмо поддержки получило около 2000 комментариев, которые оставили как верующие, так и неверующие люди. Часто комментарии начинались с того, что автор обозначал свою позицию по отношению к вере и\или церкви, однако все они написаны языком христианской морали. Интересно, что во всех комментариях событие расценивалось с религиозной точки зрения, с христианских позиций.

Как это можно толковать? Во-первых, это свидетельствует о том, что другие (светские) институты, видимо, вообще не вырабатывают моральные нормы.

Во-вторых, акция демонстрирует кризис доверия человека к государству: люди возмущены действиями государства и представляют его в виде некоей госмашины, его жестокость воспринимается как норма.

Автор отмечает, что церковь – один из трех институтов, помимо Президента и армии, которому население пока еще доверяет. Церковь – это тот институт, который хотят видеть идеальным. Как верующие, так и неверующие хотят видеть церковь институтом доброты, милосердия, но вместо этого видят сращивание ее с государством и воспринимают это как трагедию для страны. Любопытно, что атеисты тоже хотят видеть в церкви идеал, а в результате могут лишь предъявить к ней претензии, которые выливаются в фразы «Я не против Бога, но я против РПЦ».

Рассмотренный кейс указывает, что общество потеряло ориентиры различения добра и зла, запрос на мораль стоит очень остро, а кто окажется первым, чтобы заполнить нравственный вакуум, покажет время.

Подготовила Ксения Медведева

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher