Религиозность внешняя vs внутренняя: в чем отличия?

Дата публикации: 06.04.2015

Когда социологи пытаются понять феномен российской религиозности, они сталкиваются иногда со странным явлением. У нас существует две Пасхи. Одна – православная с участием людей в богослужениях, а другая – «общенациональная» с куличами и крашеными яйцами, но без храма. В чем отличие внешней религиозности от внутренней? Об этом беседуют митрополит Волоколамский Иларион и руководитель исследовательской службы «Среда» Алина Багрина.

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня мы поговорим о религиозности – внешней и внутренней. У меня в гостях руководитель исследовательской службы «Среда» Алина Багрина. Здравствуйте, Алина.

Алина Багрина: Здравствуйте, владыка.

Меня пригласили как руководителя исследовательской компании. Граница между внутренней и внешней религиозностью очень тонкая и чувствительная.

Вот, например, мы видим увеличивающееся число людей в православных храмах каждый год во время Великого поста. Мы можем говорить про это сейчас как о наблюдаемом внешнем.

Что это? Это факты, их хотелось бы уважать. То, что мы видим, оно существует, оно с нами.

То, что внутри, сейчас оно особенно важно, особенно значимо для всех. Можно задать вам вопрос? Извините, если это очень лично, скажите, пожалуйста, как проходил ваш первый Великий пост, что вы сами о нем помните?

Митрополит Иларион: Мама меня крестила, когда мне было 11 лет. Я не могу точно сказать, какой Великий пост был первым.

Время было советское, жили мы с бабушкой, которая не была верующей, которая нам готовила. Она очень удивлялась всем этим внезапно возникшим диетическим ограничениям и, тем не менее, желание соблюдать пост у нас было.

Я помню, даже в школе, когда там давали комплексные обеды, я отказывался от каких-то видов пищи, потому что у меня было очень горячее желание соблюдать пост.

Это было связано с общим ощущением Церкви, которая достаточно неожиданно и очень ярко вошла в мою жизнь. В конечном итоге, ведь Церковь всю мою жизнь перевернула, потому что я тогда занимался музыкой и думал, что, видимо, буду профессиональным музыкантом, но где-то уже к 15 годам я понял, что самая главная любовь моей жизни – это Церковь.

Мне повезло, что я в Церкви полюбил все – весь жизненный уклад церковный, всю атмосферу Церкви, богослужение церковное, в том числе, и посты. То есть, я думаю, что Церковь так создала свое бытие, свой мир, что все здесь взаимосвязано. Поэтому мне трудно представить, как человек может, например, какие-то вещи в Церкви любить, какие-то не любить, какие-то считать правильным, какие-то неправильными. Здесь все в комплексе.

Это как оздоровительная диета, которую вам врач предлагает, и в этой диете 20 разных пунктов. Если вы скажете, что «я буду соблюдать только 8», то эта диета может и не сработать.

Алина Багрина: К сожалению, сейчас исследовательские организации, проводящие опросы, часто оставляют в стороне чувства, эмоции людей, которые соблюдают те или иные правила, положения. Спрашивают о том, соблюдают ли пост, но про эмоции не спрашивают.

Я вас слушаю, и мне вспоминается евангельская цитата: «Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:16-18).

То, что вы рассказали, – это про ощущение, когда при всех сложностях есть радость.

Вроде как ты и в ограничениях, и по-разному сложно, и внутренне — слабость, желания, и внешне – вы говорите про советское время, но и сейчас мы иногда видим – не всегда следование православным традициям вызывает одобрение окружающих, то есть вызовы есть и внутри, и снаружи.

Когда это делается с внутренней радостью – это, скорее всего, и есть признак той самой настоящей религиозности. Она не показная, не напускная, не фарисейство, ты делаешь это, потому что тебя любят, и ты любишь Господа, и идешь дальше.

Во время опроса в этом году задавали вопрос: почему вы соблюдаете пост? Респонденты разделились на три части. Для одной трети важна была «телесная практика, аскеза, воздержание диета», другая треть говорила о душевных составляющих – очищение душевное, покаяние, приближение к Богу; а последняя треть ответила – «не знаю».

Это достаточно стабильная картина. Мы с 2008 года следим за такими опросами, и я могу сказать, что постепенно телесная составляющая уменьшается. Все равно говорят про то, что «пост – время оздоровления», но уже реже. Больше говорят сейчас о душевном и о духовном смысле поста, и это представляется достаточно здоровой тенденцией, хотя здесь тоже есть определенное лукавство.

Какое лукавство? Тут всё просто. Чаще соблюдают пост женщины, которые часто говорят: «Чтобы похудеть». Здесь возникает ловушка, человек, который реально соблюдает пост, чтобы похудеть, ему неловко в этом признаться, он этого не скажет. Он придумает что-то другое, что кажется ему более благозвучным. Сделает лицо правильное, должное и что-то такое духовное скажет. А то, что при этом бегают, взвешиваются каждый день, это останется за скобками.

С другой стороны, напротив бывает и обратная картина. Человек верит, но для него это очень лично, очень интимно. Что поймет интервьюер? Он поймет, если скажут: «Я хочу просто оздоровиться». Вот это и говорят. Если человек верующий, он может сказать: «Я это делаю, для того чтобы стать здоровее».

Должны быть разные исследовательские стратегии.

Есть еще один момент, который имеет колоссальное значение для страны и для традиции в России. Пост связан с великим событием Пасхи.

Когда исследуют, наблюдают, пытаются понять, социологи обнаруживают две Пасхи: одна Пасха христианская, православная. Другая – то, что говорят общенациональная. Ведь все годы, когда Церковь была в гонениях, какие-то моменты традиции не уходили. Скажем, последнюю неделю не есть мясо, а потом не в церковь идти, но дома обязательно пеклись куличи и красились яйца.

Митрополит Иларион: Вы знаете, у нас есть тоже своя статистика, у нас есть своя социология. Она базируется на простых наблюдениях.

Что я наблюдаю как священнослужитель? Что в Великий Пост значительно увеличивается число прихожан в храме на обычной воскресной службе, на службах первой седмицы Великого поста.

Вот читается Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Сложный текст, наполненный цитатами из Библии, ссылками на каких-то персонажей, которых, может быть, многие сейчас и не знают, потому что мы, конечно, не знаем так Библию, как знали в те времена, когда писался Великий канон. Тем не менее, люди приходят, и у нас полные храмы. Как на воскресной литургии, так же собираются на чтение Великого канона. Почему? Потому что у человека есть потребность в какой-то период года изменить ритм своей жизни, усилить интенсивность своей духовной жизни.

Именно для этого сложился в Церкви Великий пост. Это установление очень древнее. Действительно этот пост появился как время подготовки к Пасхе, когда верующие готовили себя к встрече с воскресшим Спасителем.

Но Великий пост – это также и то, что на языке святых отцов называется духовной весной. Вот я хотел бы обратить внимание на то, что вы затронули в своих словах, на этот аспект радости, который присутствует, в том числе, и в покаянии.

Кажется, великопостные службы покаянные. Они призывают человека к плачу, к раскаянию в своих грехах, в то же время люди из храма выходят радостными. И эта внутренняя радость, которую человек переживает, когда он соприкасается с Богом, когда он слышит эти удивительные слова церковных песнопений, когда он даже физически чувствует какое-то очищение – это та радость, которую невозможно описать словами и которую невозможно втиснуть ни в какие рамки социологических опросов.

То, что меня всегда поражает при чтении Евангелия – это то, как часто Христос говорит о Царстве Небесном и о Царстве Божием. Он никогда не разъясняет, что такое Царство небесное и что такое Царство Божие, но приводит какие-то примеры и образы.

Вот Он говорит, например, что Царство небесное подобно купцу, который нашел на поле жемчужину, и, для того чтобы приобрести эту жемчужину, он продает все, что имеет, и покупает это поле. Говорится там, что он от радости покупает это поле, то есть он нашел эту жемчужину, он радуется, и он от радости продает все остальное и покупает поле, на котором эта жемчужина. А что он будет с этой жемчужиной делать, никто не знает, зачем она ему нужна, никто не знает.

Когда мы соприкасаемся с Богом, когда мы соприкасаемся с Церковью, то очень для многих людей встреча с Церковью и бывает той радостью, которая внезапно входит в жизнь человека, которая преображает жизнь человека. Как когда Христос родился, и ангелы пастухам сказали: «Мы возвещаем вам великую радость». И с этой радостью пастухи пришли и поклонились родившемуся Спасителю.

Алина Багрина: В социологии существует два типа исследований – количественные и качественные. Количественные – это, когда много людей по анкете опрашиваются. Моменты очень многие и тонкие сложно отразить в такого рода работе.

А то, что называется качественные – это уже с какими-то психологическими инструментами, более глубинный разговор. Качественные исследования, когда собеседник может тебя удивить. По сути, когда я вас спросила ваш первый Великий пост – это была такая работа.

Мы спрашивали у людей: какие у них первые ассоциации вызывает слово «религиозный». «Опишите, пожалуйста, религиозного человека, как вы считаете, какой он?». Ряд был определений, в основном: соблюдает пост, если это женщина, то на ней косынка и юбка, ходит в церковь. О складе характера говорили: мрачный, угрюмый, серьезный, насупленный.

«Хорошо, опишите, пожалуйста, как, по-вашему, выглядит верующий человек?» И тут мы видим совсем другую картину. Совершенно пропали описания действий, что человек делает, вместо этого началась, что называется, «психографика», то есть, какой человек: порядочный, честный, наверное, веселый и радостный.

Митрополит Иларион: Это хорошо, что так реагируют на людей верующих, потому что это значит, что для многих людей вера является чем-то очень серьезным и значимым. Самое главное, это показывает, что вера преображает жизнь человека. Потому что вы вспомнили о фарисеях, у которых религиозность была внешней.

Почему Христос так жестко обличал фарисеев? Потому что там была внешняя религиозность, но там отсутствовала внутренняя составляющая, и Он им говорил, что вы, как гробы покрашенные. Гробы – это пещеры такие были: снаружи они кажутся красивыми, а внутри они полны всякой мерзости и нечистоты.

И вот такая внешняя религиозность, которая не сопровождается внутренним преображением человека, она не ведет ни в Царство Небесное, она не ведет ни к той радости, которую Бог дает человеку – это такая внешняя сухая религиозность, фарисейская, во многом.

Церковь не для того установила Великий пост, не для того она установила какие-то другие свои правила, чтобы человека лишить радостей, чтобы его облачить в какие-то темные костюмы, чтобы лишить его возможности наслаждаться жизнью. Церковь просто говорит человеку, что помимо радостей земных есть радости духовные.

Церковь говорит, что помимо богатства земного есть то богатство, которое невозможно приобрести никакими человеческими стяжаниями. Церковь говорит о том, что в жизни человека есть иное измерение, чем просто материальное благосостояние, материальной успех, наслаждение благами жизни, способность взять от жизни все.

Когда человек соприкасается с этим внутренним измерением Церкви, а ведь это самое главное, что есть в Церкви, только тогда он понимает, в чем значимость веры и для чего вообще нужна Церковь, для чего Христос создал Церковь на этой земле – не для того чтобы людям хуже сделать, не для того, чтобы они превратились в каких-то мрачных религиозных фанатиков.

А, наоборот, для того чтобы людям раскрыть Царство Небесное, которое невозможно описать никакими человеческими словами. И те люди, которые в Церковь приходят, в том числе, в Великий пост на эти долгие великопостные службы, они соприкасаются с этой радостью, они переживают ее, и они узнают, что Бог присутствует в их жизни, и это самое главное и самое лучшее, что может дать людям Церковь.

Спасибо вам, Алина Юрьевна, за то, что вы были гостем нашей передачи.

Алина Багрина: Вам спасибо.

Митрополит Иларион: Дорогие телезрители, мы говорили о религиозности внешней и внутренней. У меня в гостях была Алина Багрина, руководитель исследовательской службы «Среда». Оставайтесь с нами.

Источник: http://www.pravmir.ru/religioznost-vneshnyaya-vs-vnutrennyaya-v-chem-otlichiya/#ixzz3WVicw9Ra

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher