СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ УЧЕНОГО — ЮЛИИ ЮРЬЕВНЫ СИНЕЛИНОЙ

Дата публикации: 26.04.2015

  2

3 

19 апреля 2015 года состоялся Вечер Памяти на социологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

 4 

Ведущий, заместитель декана, заведующий учебной частью социологического факультета МГУ, к.с.н. Трофимов Сергей Викторович – один из организаторов вечера памяти Юлии, открывая научно-теоретический семинар сказал:

«Как сложно начать. До сих пор странным и нереальным кажется сам факт, что что-то нужно вспоминать о Юлии Юрьевне Синелиной в прошедшем времени.

Юлия Юрьевна запомнилась мне энергичной, доброжелательной и компетентной. Наверно, я не так хорошо лично знал Юлию Юрьевну, но общался с ней на конференциях и семинарах, помогал в организации данного научно-исследовательского семинара. Чаще всего мне удавалось наблюдать её на этом постоянно действующем семинаре по социологии религии, ныне носящем её имя. Благодаря усилиям Юлии он стал по-настоящему интересной дискуссионной площадкой, объединившей не только социологов, но и других специалистов, занимающихся изучением религии.

Верующий человек, Юлия Юрьевна воспринимала проблемы религиозности и веры не отстраненным взглядом «незаинтересованного исследователя», но видела в полноте жизни и чувства, внимательно относясь к восприятию Церкви в российском обществе, её отражению в СМИ. Это нисколько не умаляло объективного подхода к исследуемой проблеме. Профессионально используя научные социологические методы, Юлия Юрьевна не ограничивалась «красивой цифрой», но старалась придирчиво анализировать и раскрывать смысл полученных данных.

Серьезный ученый, чьи публикации востребованы и признаны научным сообществом, профессор, чутко относящийся к аспирантам и молодым ученым, в том числе «чужим», сильная и яркая личность, лидер, способный организовать научную работу своего коллектива… Не только близкие, мы все осиротели с уходом Ю.Ю.Синелиной, но лучшей памятью без сомнения станет продолжение: продолжение работы, продолжение семинара, продолжение исследований; продолжение…»

5Во время презентации книги памяти на экране демонстрировались некоторые фотографии  Юлии в семье, с коллегами по работе, на конференциях, конгрессах, на собраниях, ученых советах, рабочем кабинете в институте социально-политических исследований (ИСПИ РАН).

Затем выступила коллега по научной работе, организатор презентации, главный редактор и составитель книги «Памяти  Юлии Юрьевны Синелиной / Научные труды, воспоминания», к.ф.н., ведущий научный сотрудник ИСПИ РАН Кублицкая Елена Александровна:

6

«Уважаемые коллеги, друзья и родные Юлии.  Вот уже почти два года как ее нет с нами. Я лично ощущаю потерю для себя этого человека и ученого постоянно. Мне  не хватает в нашем институте ее целеустремленности и  активности,  жажды научного поиска в нелегком деле изучения проблем социологии религии. Очень тяжело без нее работать. Просто очень…  Известная истина — только после ухода из жизни человека, начинаешь понимать, что именно этот человек для тебя значил. Так случилось и со мной. Удар, который я получила, невозможно отразить…

В Институте социально-политических исследований Российской  академии наук мы были соратниками не только по  изучению проблем религиозности населения и секуляризации, но и по доказательству актуальности такой дисциплины как социология религии, необходимости  изучения ее методологических и методических проблем. Только с приходом Юлии Юрьевны в институт, к этому направлению социологии стали относиться с большим вниманием.

Научный авторитет Юлии среди коллег рос у меня «на глазах» быстро и неуклонно. С моей точки зрения, это было связано не только с разработкой ею наиболее актуальных проблем социологии религии, интересных и не догматичных по содержанию публикаций, но и с тем, что Юлия активно отстаивала свое видение проблем взаимоотношения церкви и государства, развития  процессов десекуляризации в нашей стране на всевозможных конференциях, конгрессах, «круглых столах». «Профессионал своего дела и блестящий организатор» — так говорили о ней коллеги по работе. Трудно поверить, но Юлия Юрьевна успевала  результативно работать в самых различных направлениях: член Ученого совета Института, ученый секретарь Диссертационного Совета Института, учёный секретарь ИСПИ РАН, заместитель директора по науке…и все это сочеталось с основной ее научной работой — заведованием отделом социологии религии.

Несмотря на то, что у нас различные мировоззренческие позиции в отношении религии и атеизма, а также имеются некоторые отличия в методических подходах к социологическому изучению религиозности населения, это не  влияло на научное  сотрудничество и содружество. В последнее время произошло и наше научное сближение в принципиальных позициях, что, естественно, должно было произойти в результате не только необходимой толерантности ученых, но и благодаря аналитическому, поисковому уму Юлии Юрьевны.

Я подписываюсь безоговорочно под словами Бориса Докторова и Людмилы Григорьевой:

                    «Ее уход – это заметная брешь в нашей науке и огромная потеря для социологов ее поколения…»

профессор, доктор философских наук Б. Докторов

«Она была из тех, для кого наука — дело жизни и служение одновременно.»

религиовед, доктор философских наук  Л. Григорьева

У коллег и родных Юлии Юрьевны Синелиной возникла идея собрать материалы для книги, посвящённой ее светлой памяти. Для издания книги-памяти использовались фотоматериалы из личного архива семей Глазьевых и Синелиных, архивов Института социально-политических исследований РАН, а также воспоминания коллег и близких Юлии Юрьевны.

В книгу вошли наиболее известные ее научные труды, публикации в именитых журналах на английском, сербском, хорватском и китайском языках, интервью и экспертные мнения по актуальным темам религиозности населения и противоречивым секуляризационным процессам в обществе. Ее высокую научную значимость для специалистов уже отметили деятели науки разных социологических направлений.

Мы искренне надеемся, что данное издание позволит не только отдать дань памяти светлому человеку, но и откроет молодому поколению ученых  Юлию Юрьевну как глубокого вдумчивого ученого-социолога, чьи труды будут служить им основой для дальнейшего изучения проблем социологии религии.

6

Уважаемые коллеги, наша задача: сохранить память о Юлии Юрьевне Синелиной не только в повторных тиражах ее ставших уже знаменитыми работ, но и продолжать научные исследования  исторических и теоретических аспектов пост-де-секуляризации, социологическое изучение религиозной ситуации в России.

Сегодня на семинаре-«вечере памяти» мне хотелось бы, прежде всего, поговорить о научных разработках и достижениях Юлии Синелиной в области социологии религии.

7

8 9 10

 Перечислю основные труды Юлии Юрьевны.

 В 2004 году было издано первое монографическое исследование «Секуляризация в социальной истории России». Под общей редакцией д-ра филос. наук В.П. Култыгина. М.: Academia, 2004. 216 с, библ. [Монографические исследования: социология].

11

Процесс эмансипации жизнедеятельности общества от религии и церковных институтов — такова основная тема книги. В центре авторского анализа — многовековая история взаимоотношений православия и наиболее образованной части российского общества. При этом в орбиту размышлений вовлечено множество литературных и архивных источников. Несомненный интерес представляет приведенная в монографии таблица «История секуляризации», где прослеживаются узловые моменты социального, политического и интеллектуального развития человечества. Книга в целом — заметный вклад в отечественную социологию религии.

Вторая авторская монография была опубликована в издательстве «Наука»: «Изменение религиозности населения России: православные и мусульмане: суеверное поведение россиян»  [отв. ред. В.В. Локосов]; Ин-т соц.-полит. исслед. РАН. — М.: Наука, 2006. — 112 с.; 145 x 215 мм. — ISBN 5-02-035506-2, 500 экз.

12

Книга посвящена анализу религиозного мировоззрения населения России, изучению процессов воцерковления православных в современном российском обществе. На основании полученных данных был подсчитан уровень воцерковленности православных респондентов (по методике В.Ф. Чесноковой), сопоставляется религиозное поведение православных и мусульман. В монографии представлена динамика показателей воцерковленности за последние 13 лет . Исследование освещает проблему сосуществования в современном российском обществе православного религиозного мировоззрения и различного рода языческих и оккультных представлений.

 Третья монография «КОНЦЕПЦИИ СЕКУЛЯРИЗАЦИИ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ» была издана в нашем институте в 2009 году – М.: ИСПИ РАН, 2009.

13

Монография посвящена теоретическим проблемам социологии религии и вместе с тем  актуальной теме значения религии в жизни современного общества. В книге представлен научный анализ развития концепции секуляризации в социологической теории. Впервые в отечественной социологии была предпринята попытка проследить становление секуляризационной парадигмы в социологии. В монографии изложены  теории известных западных социологов, а также  новейшие тренды в развитии  секуляризационной парадигмы. В монографии уделено значительное внимание и практическим вопросам изучения религии в современном обществе, дается представление о различных методиках изучения религиозности населения в западной и отечественной социологии. Книга представляет интерес для социологов, политологов, журналистов, а также будет полезна студентам социологических факультетов.

Четвертая авторская монография опубликована в одном из лидирующих издательских домов, специализирующихся на публикации академических исследований, которые в силу их практической ценности и качества являются актуальными.

«Циклы секуляризации в истории России. Социологический анализ: конец XVII — начало XXI века» LAP LAMBERT Academic Publishing (2011-02-07)

14

Монография посвящена комплексному анализу процесса секуляризации в России с конца XVII в. и до сегодняшнего времени. Автор обосновывает циклический характер процесса секуляризации в России, выявляет его специфику и определяет фазы его развития. Впервые в отечественной социологии проанализированы изменения функций церкви как общественного института на протяжении всего процесса секуляризации в России, а также изучены изменения внутри самой церкви, как религиозной организации. Особое внимание в монографии уделяется динамике религиозности россиян в современной России.

В 2010 году Юлии Юрьевне Синелиной была присуждена ученая степень доктора социологических наук.

Тема диссертации: «ЦИКЛИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПРОЦЕССА СЕКУЛЯРИЗАЦИИ В РОССИИ (Социологический анализ: конец ХVII – начало ХХI века).

Хотелось бы бегло осветить некоторые аспекты ее докторской диссертации, которая, прежде всего, поражает своей энциклопедичностью. Концепция цикличного характера развития религии, ее места в жизни общества построена на использовании обширного исторического, философского материала, данных статистики и конкретных социологических исследований.

Представляет большой научный интерес авторская трактовка феномена секуляризации,  типологизации концепций секуляризации в западной и советской социологической теории.

Проанализирован широкий спектр методологических и методических подходов к исследованию религиозности населения в западной и отечественной социологии религии.

Выявлены изменения функций церкви как социального института, возрождение православия в России в ХIХ веке на фоне глубокого анализа истории  взаимоотношений религии и общества за последние триста лет.

Изучена динамика религиозности россиян в современной России и дан прогноз изменения религиозного мировоззрения россиян в среднесрочный период.

Член-корреспондент РАН Ж.Т.Тощенко, оппонент докторской диссертации, оценивая работы Ю.Ю.Синелиной, писал: «…представленная диссертация, опубликованные работы свидетельствуют о том, что мы имеем дело с крупным достижением в осмыслении религиозной ситуации в России на протяжении всего Нового времени, с оригинальными выводами и рекомендациями, с глубокой заинтересованностью в судьбах православия, с  реалистической оценкой религиозной ситуации в России…».

В 2012 году за вклад в науку Синелина Ю.Ю. была  награждена серебряной медалью имени Питирима Сорокина.

Информация по публикаторской активности в РИНЦ работ Юлии Юрьевны Синелиной к 2015 году:

Зафиксировано 138 цитирований  и ссылок на 20 Ваковских публикаций, ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ ПО ХИРШУ составляет 5 .

В нашем институте не так много молодых ученых, которые могут похвастаться такой известностью в научном мире и эффективными результатами.

Список наиболее известных публикаций:

  1. Синелина Ю.Ю. Секуляризация в социальной истории России. М.: Академия, 2004. Монография. — 14 п.л.
  2. Синелина Ю.Ю. Изменение религиозного мировоззрения россиян. Православные и мусульмане. М.: Наука, 2006. Монография — 7 п.л.
  3. Синелина Ю.Ю. Концепции секуляризации в социологической теории. Теоретические аспекты изучения религиозности населения в социологии религии. М.: ОАО РИЦ ИСПИ РАН, 2009. Монография — 5,6 п.л.
  4. Локосов В.В., Синелина Ю.Ю. Религиозная ситуация в Ярославской области. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2003. Монография в соавторстве — 5,4 п.л.
  5. Синелина Ю.Ю. Изменение религиозного мировоззрения россиян // Реформирование России: реальность и перспективы. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2003. Коллективная монография — 0,9 п.л.
  6. Синелина Ю.Ю. Уровень воцерковленности жителей Ярославской области // Россия на пути к возрождению. М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2004. Коллективная монография — авторских 0,6 п.л.
  7. Синелина Ю.Ю. Анализ суеверного поведения жителей Ярославской области // Россия: глобальные вызовы и локальные риски. ИСПИ РАН, М. 2005. Коллективная монография — авторских 0,6 п.л.
  8. Синелина Ю.Ю. Динамика уровня воцерковленности населения // Россия: Новые цели и приоритеты. М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2006. Коллективная монография – авторских 0,5 п.л.
  9. Синелина Ю.Ю. Возвращение русских к православию // Русский вопрос. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2007. Коллективная монография – авторских 0,5 п.л.
  10. Синелина Ю.Ю. Религиозные ориентации православных и мусульман // Россия: предпосылки преодоления системного кризиса. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2007. Коллективная монография – авторских 0,7 п.л.
  11. Локосов В.В., Синелина Ю.Ю. Взаимосвязь религиозных и политических ориентаций православных россиян // Религия в самосознании народа. Религиозный фактор в идентификационных процессах. М.: Институт социологии РАН, 2008. Коллективная монография – авторских 0,4 п.л.
  12. Синелина Ю.Ю. О критериях определения религиозности населения // Социологические исследования, №7, 2001. — 0,9 п.л.
  13. Синелина Ю.Ю. Атака на РПЦ? // Социологические исследования, №11, 2001. — 0,6 п.л.
  14. Синелина Ю.Ю. О характере процесса секуляризации в России // Вопросы Философии, № 12, 2002. — 0,7 п.л.
  15. Синелина Ю.Ю. О циклах изменения религиозности образованной части российского общества (начало XVIII в. — 1917г.) // Социологические исследования, №10, 2003. — 0,9 п.л.
  16. Синелина Ю.Ю. Воцерковленность и суеверное поведение жителей Ярославской области // Социологические исследования, №3, 2005. — 0,9 п.л.
  17. Синелина Ю.Ю. Динамика процесса воцерковления православных // Социологические исследования, №11, 2006. — 0,9 п.л.
  18. Синелина Ю.Ю. Концепции секуляризации в западной социологической теории // Социальная политика и социология, №2, 2009. – 1 п.л.
  19. Синелина Ю.Ю. Православные и мусульмане: сравнительный анализ религиозного поведения и ценностных ориентаций // Социологические исследования, №4, 2009. — 0,9 п.л.
  20. Синелина Ю.Ю. Динамика религиозности россиян (1989-2004) // Восточно-европейский журнал, №2, 2005. — 0,9 п.л. 

В заключении повторю, о чем написала в своих воспоминаниях :

— огромная заслуга Юлии Юрьевны в организации семинара по социологии религии на социологическом факультете МГУ. Сколько нужно было приложить усилий, чтобы этот «круглый стол» стал постоянно действующим! Юлия руководила семинаром легко, без видимых усилий, привлекая как ведущих ученых социологов, религиоведов, так и студентов, аспирантов, журналистов и многих исследователей из смежных областей науки. Юлия Юрьевна сумела так организовать обсуждение актуальных проблем религии, религиозной жизни в стране, что на семинары стали приезжать специалисты из разных регионов России, зарубежных стран, а также священники и богословы. Дмитрий Узланер, главный редактор журнала «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом» в своих воспоминаниях пишет: «Был хорошо известен ее семинар по социологии религии…Это была чуть ли не единственная в России дискуссионная площадка, на которой могли регулярно собираться отечественные социологи религии… Юлия Синелина была одним из немногих публичных интеллектуалов, кто умудрялся сохранять аналитическую беспристрастность». Часто дискуссии проходили  в жарких  полемических спорах оппонентов и здесь, действительно, именно «аналитическая беспристрастность» руководителя семинара помогала обсуждению животрепещущих и злободневных проблем.»

15 16                        

  1. С 2013 года имя Юлии Синелиной носит регулярный научно-исследовательский семинар по социологии религии на социологическом факультете  МГУ им. М.В. Ломоносова. 
  1. Сербия откликнулась несколькими мероприятиями в память Юлии Синелиной. В частности, 3 апреля 2013 года доктор наук , профессор Мирко Благоевич провел первую лекцию памяти Юлии в институте философии и общей теории.

 17 

  1. В 2013 году был организован и проведен руководителем социологической службы «Среда» Багриной Алиной Юрьевной конкурс исследовательских работ молодых ученых, посвященных памяти Юлии Синелиной.

 18

  1. В 2013 году памяти Юлии Синелиной была посвящена 3 научная конференция «Социология религии в обществе позднего модерна». Юлия была членом оргкомитета конференции.

 19

  1. Отдельная тема, посвященная памяти Юлии, существует на социолого-религиоведческом портале СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ, где общаются коллеги из разных регионов России. Мы благодарим ученых из Белгородского Университета, особенно профессора Лебедева Сергея Дмитриевича и семью Юлии Синелиной за создание такого нужного социологам-религиоведам форума.

 20

  1. Ученые, коллеги не только присылали воспоминания в книгу памяти, но и писали стихи… Художница Ирина Разгоняева образ Юлии запечатлела в своем полотне «Память».
  2. В книге памяти Ю.Ю.Синелиной опубликованы фотографии из семейного архива. Дочь, сестра, жена, счастливая мама —  такой  перед нами предстает незнакомая многим из коллег Юлия Юрьевна.

 21

22 23 24 25 26

На семинаре памяти Юлии Синелиной выступил д.ф.н., профессор, академик РАО Гараджа Виктор Иванович — оппонент докторской диссертации Ю.Ю. Синелиной.

24 25

В своем выступлении он остановился прежде всего на анализе докторской диссертации, которая была посвящена исследованию одной  из главных проблем современной социологии:

«Социологический анализ  процесса секуляризации в России с конца XVII по начало ХХI века — работа масштабная. Исследование секуляризационного процесса особенно актуально сегодня в России в свете преобразований постсоветского общества на протяжении последних двух десятилетий, которые затронули и религиозную сферу.

Очевидные изменения места и роли религии в жизни российского общества воспринимаются в общественном сознании как религиозное «возрождение», возвращение религии в общественную жизнь в качестве активного фактора решения политических и социально — экономических проблем. Юлия Юрьевна видела проблематичность концепции секуляризации, сопряженной с представлением об упадке влияния религии, именно в том, что это представление приходит в противоречие с современной религиозной ситуацией в России, которую она характеризовала двумя главными чертами —  «ростом религиозности населения  и уровня доверия к церкви».

Означает ли эта ситуация ошибочность принимаемого часто за аксиому представления о том, что мы живем в секуляризованном мире? Оно было бы ошибочным в том случае, если бы «секулярный мир» был миром, в котором  религии нет и в котором для нее просто не существует места. Но именно такое понимание секуляризации в «старых теориях», как это показывает автор, ныне преодолено и уступило место пониманию секуляризации как процесса изменения, а не устранения религии, — изменения самой религии и ее значения, ее воздействия на жизнь современного общества. Юлия Синелина фиксировала показательный факт: США сегодня «самая современная» и «самая религиозная» страна, но к этому следует добавить, что это еще страна и «самая секуляризированная», в которой религия наиболее последовательно  отделена от государства и в которой важную роль играет такой своеобразный феномен как «гражданская религия».

Она была права в том, что понимание секуляризации как «линейного однонаправленного процесса, ведущего к упадку роли религии в обществе» сегодня настолько устарело, что даже не заслуживает серьезного обсуждения. Это хорошо показано в первой главе диссертации, где анализируются социологические теории секуляризации и определяются теоретико- -методологические основы предпринятого ею исследования, обосновывая вынесенный в название диссертации тезис о циклическом характере процесса секуляризации в России.

Систематический обзор важнейших социологических теорий секуляризации позволяет определить общепринятые подходы и основные линии размежевания в понимании существа феномена секуляризации.

Общей основой современных научных разработок проблемы является достигнутый социологическим сообществом консенсус в понимании процесса секуляризации как сопутствующего и производного от процессов  дифференциации и рационализации, трансформирующих традиционное общество в современное. В зависимости от общей концепции социального развития, секуляризацию можно рассматривать либо как универсальный и необратимый эволюционный процесс, либо как сложный социальный процесс, зависящий от культурного контекста, в котором сфера сакрального в обществе расширяется или сужается под влиянием убеждений и действий социальных акторов; в таком понимании процесс секуляризации, в большей или меньшей мере, обратим. В обоих случаях понятие секуляризации операционально — позволяет оценивать изменения роли религии в жизни общества, не предполагая при этом обязательно некоего «глобального» правила, которому должен был бы подчиняться процесс изменения роли религии в жизни общества. Становится даже возможным утверждение, что современный мир – мир не секулярный, а полностью религиозный. К такому выводу приходит П. Бергер в одной из последних работ, где он оценивает развитое и секулярное западно-европейское общество как исключение, а не как общее правило. Диссертант отдает предпочтение взгляду на секуляризацию как процессу не «однолинейному», а обратимому, т. е.  допускающему возможность десекуляризации и контрсекуляризации.

Правда, в таком случае ставится под вопрос одна из базовых посылок теорий секуляризации – связь секуляризации с процессом модернизации. Синелина Ю.Ю. преодолела эту трудность, усматривая в секуляризации «первичный эффект» модернизации незападных обществ, который закономерно вызывает реакцию отторжения и конечного восстановления религией временно утраченных на начальном этапе модернизации позиций. Секуляризация с этой точки зрения оценивается негативно: как подрыв традиций и разрушение национальной самобытной культуры.

Если рассматривать секуляризацию в рамках циклического подхода, то и в России сегодня, по мнению Юлии, становится объяснимым феномен «возвращения» православия в общество, на советском этапе циклического развития отошедшего от религии. Специфику российской «современности» она видела, таким образом, в том, что это «современность несекулярная» и к тому же «незападная». Так решалась в диссертации задача «поиска адекватной концептуальной модели, объясняющей происходящие изменения» в российском обществе, а в более общем плане – объясняющей отношение между «религией и современностью». Эту модель Юлия Юрьевна подкрепляла обобщением, утверждающим принципиальную возможность не только для России, «первой из незападных стран» вступившей на путь модернизации, но и для других развивающихся стран, а именно — ориентации на особый путь модернизации, искомым результатом которой становится  «незападная и несекулярная современность».

Юлия Юрьевна справедливо полагала, что для понимания сегодняшней ситуации необходим исторический экскурс, анализ процесса секуляризации в России, развернувшегося с конца XVII века и продолжающегося в наши дни.

Такой исторический анализ важен еще и потому, что в отечественной социологии попыток комплексного изучения процесса секуляризации совсем немного и ряд важных аспектов этого процесса не раскрыт до сих пор. И это, к сожалению, действительно так: уровень развития и общественной значимости социологии религии в стране неадекватен потребности в научном обосновании взаимодействия общества с религиозными организациями в различных сферах, прежде всего – в политике, образовании, культуре. Вторая и третья главы диссертации содержат социологический анализ особенностей и циклической динамики секуляризации российского общества, вступившего со времен петровских реформ на путь модернизации. Выделены прежде всего два момента. Первый — модернизация и сопутствующая ей секуляризация развиваются в русле европеизации, которая понимается как заимствование и принятие определенных европейских социальных и политических институтов, технологий, светского образа жизни и светской системы образования. Россия, двинувшись «от традиционной средневековой к секуляризированному обществу» приняла секулярный вариант западной культуры, Церковь и вера отошли на второй план. Правда, в первом цикле все это коснулось только дворянства и образованной недворянской части общества. Но вслед за дворянством в этот процесс включались другие слои, под воздействием секуляризации они отходят от религии, от традиционной церковной православной традиции. С этим связана вторая особенность: основным субъектом секуляризации в России Синелина Юлия Юрьевна считала образованное общество, а определяющим ее содержанием – трансформацию религиозного мировоззрения. Обозначенный выше подход представляется нам недостаточно обоснованным: процесс секуляризации выносится за рамки социально-экономического и социально-политического развития, ограничивается динамикой культурных предпочтений, отношения к православной культурной традиции. Кроме того, европеизация в российском варианте носила внешний характер в том смысле, что основополагающие европейские ценности не становились и до сих пор не стали в России органической составной частью общественного сознания.

Для Синелиной Ю.Ю. Россия – первая «незападная страна», вставшая на путь европеизации и модернизации как путь заимствования чужого опыта. Для России процесс секуляризации не был естественным процессом: секуляризация в понимании диссертанта– «продукт западно-христианской культурной традиции». Отсюда – стойкое неприятие «огромным большинством населения» и русским православием «секулярных реформ» как западных влияний, «верхушечный» характер восприятия западной секулярной идеологии образованным слоем российского общества.

Юлия Юрьевна полагала, что восприятие европейского влияния, по большому счету, – не вопрос времени: конечно, «чтобы осмыслить и творчески переработать европейское влияние потребовалось время»  – сначала дворянам (часть которых «вернулась к церковной религиозности», но значительная часть предпочла остаться в секуляризованной западной традиции), потом – по этой же модели – разночинцам, и наконец – рабочим и крестьянам (начиная с 1917 г.). Но главное — на протяжении всех этих циклов неизменным остается, как показано во второй и третьей главах,  восприятие основной  массой населения и церковной мыслью секулярного как западного, чуждого, антицерковного, противостоящего национальному, церковному, традиционному; на протяжении всех циклов действует один механизм: поддавшемуся западному соблазну меньшинству противостоит православная культурная традиция большинства, при этом каждый раз неизменно пробивает себе дорогу «тенденция возвращения в православие» части заблудшего меньшинства, разочарование в секулярных мировоззренческих установках и возврат к «национальным основам государства и общества во взаимодействии с православной культурной традицией». «Феномен «возвращения» в православие части общества, ранее отошедшего от религии, в истории России наблюдался трижды и был устойчивым социальным явлением». В этом ключе в четвертой главе диссертации давался анализ процесса секуляризации современного российского общества и его перспектив.  Выделенные нами моменты, характеризующие рассматриваемую работу, убедительно свидетельствует о научной новизне, актуальности и общественной значимости темы, разрабатываемой Ю.Ю. Синелиной в диссертации.  Представленная на защиту диссертация по замыслу и исполнению является самостоятельным исследованием процесса секуляризации в России. Структура работы вполне обоснована и позволяет раскрыть поставленную тему в связном и законченном виде. Сразу хочу сказать, что несмотря на ряд критических замечаний по работе, Синелина Ю.Ю. стала достойным доктором социологических наук.

Вместе с тем, как всякое творческое исследование, анализируемая работа содержит дискуссионные утверждения, требующие обсуждения. И в этом, на наш взгляд, заключается еще одна положительная сторона диссертации: она стимулирует и делает уместной полемику, придает критическим оценкам оппонентов конструктивное значение, не снижающее научный уровень обсуждаемого исследования. Мои критические замечания связаны отчасти с иным пониманием и решением ряда поставленных в диссертации  проблем. Учитывая, что теория секуляризации находится, по сути, на стадии поиска и готовых, тем более однозначных решений многих ключевых проблем еще не найдено, полемика по проблематике диссертационной  работы естественна, и сами критические замечания неизбежно носят дискуссионный характер.

Я скорблю о безвременном уходе из жизни талантливого ученого  и очень сожалею, что она не была моей ученицей».

27

Участник семинара редактор книги памяти Юлии Синелиной, заместитель директора по науке ИСПИ РАН, к.с.н. Карепова Светлана Геннадьевна рассказала о совместной работе с Юлией Юрьевной:

 28

Судьба «ослепительной кометы» — судьба Юли. Она сделала для семьи, науки и людей очень много, несмотря на свой молодой возраст. Горечь внезапной утраты дает возможность оценить масштаб заложенных судьбой и Богом талантов.

Она ушла на взлете, на приближении к пику своих творческих, организаторских возможностей. Ей все удавалось, ей все было по плечу, она все успевала и никогда не жаловалась на жизненные трудности.

Справедливости ради нужно отметить, что каждый человек имеет свои «корни», так же, как и продолжение в детях. Главные качества характера Юли — редкое трудолюбие, скромность, пытливость ума, обостренное чувство справедливости были сформированы в русской истинно православной семье трудолюбивых, умных людей и были привиты Юле родителями с детства. Радостно видеть достойную преемственность, переданную Юлей и в своей семье младшему поколению — детям.

Понять Юлию Юрьевну Синелину вне самого главного — православной веры невозможно, да и не стоит пытаться, так как, минуя главный «стержень», формировавший ее в профессиональной, общественной, личной сфере, можно пройти лишь рядом с ней по касательной, не затронув ее истинную.

…В отношении страны, где она родилась — это была правда патриота, человека, выросшего и сформировавшего свое гражданское мировоззрение в Советской России, человека с обострённым чувством причастности к великому народу и его истории.

…Исходя из редких для женщины, во многом мужских черт в характере, которыми она обладала, необходимо выделить исключительное качество в работе – умение брать ответственность на себя и удивительную надежность в любой непростой ситуации. Она умела «держать удар» и никогда, ни при каких условиях не сдаваться.

Подчас ей было проще самой сделать сложную работу, чем просить  или обременять кого-то из коллег, что, безусловно, не делало ее жизнь проще.

…Но, с нашей точки зрения, чрезвычайно важно обозначить основные этапы трудового пути Юли в Институте, где научная и организационная деятельность стала неотъемлемой частью ее профессионального роста.

Начало трудовой деятельности в ИСПИ РАН было положено в 1997 году в должности помощника-референта, на которой она была оценена по достоинству и переведена на должность младшего научного сотрудника Центра истории социологии, а впоследствии старшего научного сотрудника Отдела социологии политики и общественного мнения и старшего научного сотрудника Отдела социальных индикаторов и показателей развития российского общества.

Далее было заведование Отделом социологии религии и должность учёного секретаря ИСПИ РАН.

Ю.Ю. Синелина долгие годы была членом Ученого совета Института, который в последние годы вела самостоятельно, а также ученым секретарем Диссертационого Совета Института.

28

Следует отметить и качество работы Ю.Ю. Синелиной, которое было неоднократно отмечено руководством множеством благодарностей.

В последний год жизни Юлия Юрьевна работала в должности заместителя директора по науке ИСПИ РАН и зарекомендовала себя как блестящий профессионал и организатор. На ее счету было не одно успешно проведенное научное мероприятие, начиная со Всероссийского социологического конгресса и заканчивая многочисленными международными конференциями и встречами с зарубежными коллегами.

Юля была активным, действующим ученым, она много ездила и выступала на конференциях, круглых столах, также ее можно было увидеть и в рамках телевизионных программ с интересной аналитикой по вопросам религии. 

29 30 31 32 33 34

Из воспоминаний директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, д.с.н, профессора Локосова Вячеслава Вениаминовича:    

35                                                            

«С Юлией Юрьевной мне довелось проработать в Институте социально-политических исследований РАН 15 лет: с 1997 года, когда она пришла в институт. За это долгое время мы проводили исследования религиозной ситуации в России и регионах, публиковали совместные статьи (я был научным консультантом ее докторской диссертации «Циклический характер процесса секуляризации в России. Социологический анализ: конец XVII — начало XXI века»), просто беседовали на разные житейские темы — можно хорошо узнать человека. Но вслед за ее уходом в мир иной, уходом щемяще преждевременным, оказывается, что твое знание о человеке отрывочно,  многое не успел проговорить и понять. Тем не менее, отдавая дань уважения Юлии Синелиной, хочу рассказать о своем видении этого удивительного человека.

Семья, религия, наука и характер – эти четыре ценности, может быть не в таком порядке, составляли, как мне представляется, основу Юлиного мировосприятия…Нам было интересно обсуждать различные вопросы, связанные с православной культурой, историей и соответствия проводимых реформ национальным интересам России. Тема религии с научной и мировоззренческой точек зрения объединяла нас. Юля более воцерковленный человек, чем я, однако общая ориентация на православную традицию помогала нашему взаимопониманию. Я полагаю, выбор научной проблематики, которой последовательно и успешно занималась Юля, обусловлен ее религиозным мировоззрением. Она познакомила меня с авторитетным для нее социологом, культурологом, православным человеком В.Ф. Чесноковой, чью методику измерения воцерковленности Ю.Ю. Синелина применяла в своих исследованиях, наряду с собственной методикой измерения суеверности.

В научной среде, особенно 10-20 лет назад, совмещение религиозного мировоззрения и научной работы выглядело предосудительно, тем более в общественных науках. Атеист априори объявлялся более объективным ученым, чем человек верующий. Это ложное противопоставление, но Юлии приходилось внимательно относиться к тому, чтобы результаты исследований, их интерпретация не были представлены как апологетика религиозного возрождения современного российского общества. Сделанные в ее исследованиях выводы о циклическом характере процесса секуляризации, росте уровня религиозности и доли воцерковленных православных  опирались на обширную базу эмпирических данных. Юля справедливо считала, что православной социологии не бывает, есть социология православия, других конфессий, независимая от взглядов исследователя.

Ю.Ю. Синелина была талантливым ученым и талантливым организатором науки. Каждый из нас знает, как нелегко на протяжении нескольких лет «поднимать» научных сотрудников и успешно вести семинар по социологии религии или организовывать, например, социологический конгресс. Профессиональные качества, молодой возраст, карьерный рост до замдиректора ИСПИ РАН показывают научный потенциал Юлии Синелиной, который столь востребован сегодня в суровое для Академии наук время.

Обозначенные ценности Юлиного миропонимания были скреплены и обогащены ее характером — энергичным и самостоятельным. Мне она иногда говорила о своей некоторой разбросанности. Скорее это обычная самокритика человека «высокой планки». Юля изначально на меня производила впечатление целеустремленного, независимого в суждениях человека, который способен отстаивать точку зрения без оглядки на сановитых мэтров до победного конца. Она порой была резка в оценках людей и событий, что не мешало ей дипломатично сглаживать острые углы в институтских хитросплетениях. Мне такое сочетание напоминало ее в меру рискованную манеру водить машину. Юля была по хорошему амбициозна, ощущала свое предназначение «свыше», которому старалась следовать.

Я видел человека, которому многое дано, и она эту данность не зарывала в землю. Юлия была подвижником нового знания, с каждым годом полнее раскрывала свои способности, она постепенно становилась в научном сообществе признанным лидером социологии религии. Отчетливо просматривалась траектория дальнейшего Юлиного взлета. Поэтому какой-то странно неестественной обрушилась на нас ее гибель.

Остается благодарить судьбу за многолетнее общение с Юлей Синелиной и сохранять в молитвах, мыслях, делах вечную память о ее светлом образе».                                

Из воспоминаний академика РАН, директора ИСПИ РАН, Геннадия Васильевича Осипова:

36

«…я довольно быстро в ходе нашего служебного общения разглядел в Юлии Юрьевне незаурядные организаторские, административные способности, и когда представилась возможность, я пригласил на ответственную должность заместителя директора по научной работе — доктора социологических наук Юлию Синелину. И не ошибся, ни разу не пожалел об этом решении…

…Понимаю, что есть риск показаться высокопарным, но именно Юлия Юрьевна Синелина оказалась в числе тех людей, кто своей идейной убежденностью и общественной деятельностью заложили мне надежды на возрождение славянской идеи. Ее линия поведения в этом тонком и деликатном вопросе убеждала меня в возможности благого исправления ситуации.

Глубоко русский человек, она знала, любила, понимала Украину, в которой родилась. Была трогательно предана Сербии – нашей единственной истиной славянской сестре, знала ее прорусски настроенных деятелей науки и культуры, поддерживала с ними дружеские отношения.

Смею предположить, что и научную специализацию – социологию религии – она выбрала из стремления глубже разобраться в возможностях Православия служить религиозными скрепами нашего славянского единения».

Из воспоминаний Советника РАН, член-корреспондента, Вилена Николаевича Иванова:

37

«Заместитель директора института – это человек, на плечах которого лежит огромная ответственность за все. И прежде всего за научную и научно-организационную деятельность института.

Последняя в наше время имеет тенденцию к возрастанию по мере того, как чиновничий контроль над всем, включая науку, увеличивает свои масштабы. Естественно, что объем работы у всех руководителей и у дирекции в первую очередь, растет. Юлия Юрьевна никогда не показывала, что устает. Никогда не раздражалась, получая очередную порцию заданий. Ее ровное, заботливое, доброе отношение к сотрудникам вызывало ответное чувство с их стороны. Люди к ней шли, шли за советом, шли просто пообщаться, поговорить не только на служебные темы.

В последний раз мы виделись с Юлией Юрьевной в неформальной обстановке в Доме-музее Марины Цветаевой на презентации моей книги «Современная Россия: взгляд экспертов и поэта». В своем выступлении она нашла очень теплые, проникновенные слова в адрес автора книги. В ответ я написал в ее честь четверостишие, прочитал ей и получил одобрение.

Ю.Ю. Синелиной  Зам.директора ИСПИ РАН

К ней в кабинет всегда открыты двери,

Она как будто ожидает вас,

И все сотрудники ей бесконечно верят,

И выполняют в срок любой её приказ.

38

….О Юлии Юрьевне как ученом, занимавшейся одной из сложнейших и деликатнейших в социологии тем, можно вспомнить многое. В нынешнее сложное время, время идеологической растерянности, мировоззренческого плюрализма и нравственного релятивизма, шараханья из одной крайности в другую, найти «золотую середину» в понимании действительной роли религии чрезвычайно сложно. Ей это удавалось. Ей вообще многое удавалось в жизни».

Из воспоминаний  д.п.н, ведущего научного сотрудника  ИСПИ РАН, Назарова Михаила Михайловича:

39

«Мое профессиональное сотрудничество с Юлией Синелиней было не столь продолжительным. Но и за это время у меня сформировались самое положительное отношение ко всему, что она делала в институте. Здесь всегда проявлялось, пожалуй, главное – преданность делу науки, ответственность за порученное дело и, одновременно, такт и порядочность в общении с людьми. Именно об этом свидетельствовали наши контакты в рамках текущей работы сектора, деятельности ученого совета по присуждению ученых степеней, участия в научных семинарах, подготовки публикаций института.

Запомнились мне и многочисленные научные работы Юлии. Помню, например, какое яркое впечатление произвела на меня ее развернутая публикация в журнале «Эксперт» — «Религия в современном мире». Текст этот, действительно, был сделан на уровне мировых требований и был посвящен анализу роли современных религиозных институтов в условиях глобализации и кризиса старых идентичностей, проблематике секуляризации и обоснованию цивилизационной идентичности современного российского общества.»

Из воспоминаний профессора Белгородского Университета Лебедева Сергея Дмитриевича:

40

«Вспоминаю Юлию Юрьевну. Прошло два года — как вихрь, по ощущениям почти мгновенно. И как-то неестественна мысль, что эти два года, насыщенные, даже весьма насыщенные событиями, делами, переживаниями и мыслями, её не было. Её просто не может не быть — вопреки всему, вопреки эмпирическим фактам и логике «ветхой земли». Само имя «Юлия Синелина» отзывается, когда его произносишь или вспоминаешь, живым теплом, а не отчуждённым холодом чего-то «прошедшего».

Почему её «забрали на небо» — вопрос философский, богословский и мистический. И даже — «почему» или «зачем»? Сама она была убеждена, что всё неслучайно, на всё Божья воля. Как ей открылась эта воля, когда — мы здесь не узнаем, и не должны знать.

Но вот что точно — Юлия не случайно пришла почти одновременно к религиозной вере и к социологии религии. Не случайно всё сложилось так, что она стала крупным социологом, будучи верующим человеком. Не случайно, будучи человеком высокой культуры и интеллекта, она совместила то, что, согласно привычным и религиозным, и сциентистским стереотипам, несовместимо — искреннюю веру и науку, причём науку о земных путях той самой веры, которую разделяешь сам.

Разделить и сочетать их в одной душе так, чтобы одно не мешало другому — но даже наоборот, подпитывало друг друга и вело — по этому лезвию бритвы удалось пройти немногим.

Я думаю, что сам пример её жизни, сама её личность — «послание», которое мы только начинаем понимать. Скорее всего, это путь — маленький, но яркий указатель направления развития нашей, да и, возможно, всей науки, и всей религиозной культуры. «Рост степени синтеза» (В.П. Бранский). Конвергенция и интеграция (Сорокин и другие). Тот «тесный путь», который представляется сегодня немыслимым, но которым мы, видимо, должны пройти. И какая же работа, как писал Маяковский, «адовая» предстоит впереди!

Голубь пролетел между сходящимися скалами — теперь настаёт черёд корабля («Аргонавты»)».

Профессор, доктор экономических наук, председатель профкома ИСПИ Рогачев Сергей Владимирович в своем выступлении на вечере памяти вспоминал:

41

«В первый раз я обратил внимание на Юлию Юрьевну на защите ее докторской диссертации. Тема была сложная, актуальная и вызвала оживленную дискуссию на заседании ученого Совета. Юлия Юрьевна вела себя очень достойно, корректно, но твердо отстаивала свою позицию, полемизируя с оппонентами и членами ученого Совета. Не соглашалась она и со мной, хотя позже сказала: «Жаль, что я не поговорила с Вами раньше».

Когда Юлия Юрьевна стала заместителем директора Института, это вызвало сначала некоторую напряженность в коллективе. Ведь раньше эту должность обычно занимали люди хорошо известные и в науке, и в Институте. В свое время эту должность занимали В.Н. Иванов, Ж.Т. Тощенко, В.В. Локосов. Но скоро стало ясно, что опасения были напрасными, и Г.В. Осипов не ошибся с выбором своего помощника — Юлия Юрьевна стала первоклассным менеджером в сфере науки.

Юлию Юрьевну, как руководителя, отличало много положительных характеристик. Она обладала чувством высокой ответственности и добросовестности, была очень внимательна к людям. Она могла жестко проводить  принятые решения мягкими методами. Это очень востребованная и крайне редкая способность руководителя. Юлия Юрьевна имела свое мнение по многим принципиальным вопросам науки, жизни и деятельности Института и умела его отстаивать, не боялась брать ответственность на себя,  ответственность не только за выработку и принятие решений, что очень важно, но и за их выполнение, что еще более важное и редкое для руководителя качество.

42

Перед Юлией Юрьевной открывались блестящие научные перспективы. В Институте она возглавила чрезвычайно значимое и политически все более востребованное направление, связанное с ролью православной Церковью в российском обществе. Исследования, проводимые под руководством Юлии Юрьевны отличал высокий профессионализм, основанный на глубоком теоретическом фундаменте и многочисленных конкретных социологических  замерах, четкие принципы.

В нашей памяти Юлия Юрьевна останется солнечным исключительно творческим, бесконечно доброжелательным человеком, надежным товарищем. Трагическая гибель Юлии Юрьевны — огромная потеря для науки,  для всех нас».

Д.ф.н., профессор, главный научный сотрудник ИСПИ РАН Андреев Эдуард Михайлович отметил:

43

 

«Мне хотелось бы к состоявшимся выступлениям добавить просто реплику. Не надо даже на вечере памяти Юлии Юрьевны  представлять её какой-то абсолютно святой и идеальной. Думаю, что она сама была бы против этого.

Ю.Ю. Синелина, безусловно, была очень талантливым учёным, доброй матерью и живым настоящим человеком. Мне запомнился один случай делового общения с ней, который показал, как она выходила из трудного положения.

Я пришёл как-то к ней в её кабинет за информацией, которую мог получить только от неё. Войдя, сразу понял, что у Юлии Юрьевны – форс-мажор.  На её предложение отложить решение вопроса на завтра ответил, что готовый материал я должен сдать руководству именно сегодня. И тут она вышла из себя и весьма повышенным тоном стала говорить, что не может работать сразу на несколько целей, что её «уже достали» и т.д. и т.п.

Сделав паузу, я сказал ей в ответ следующее: «Что Вы кричите? Кто Вы вообще такая, чтобы кричать на меня?» После этого, — повернулся и ушёл.

Спустя несколько дней, мы встретились с Юлией Юрьевной в одном из коридоров института. Она подошла ко мне, поздоровалась и проговорила: «Эдуард Михайлович, простите меня, пожалуйста. Я была неправа». В ответ я дотронулся до её руки и сказал лишь одно слово: «Спасибо!»

С этого момента у нас с Ю.Ю. наладились добротные деловые отношения, но мне казалось, что мы испытывали друг к другу какую-то взаимную приязнь».

Старший научный сотрудник  ИСПИ РАН Голубицкий Юрий Александрович и  к.с.н., старший научный сотрудник ИСПИ РАН Селезнев Игорь Александрович рассказали о научной деятельности Юлии , ее личных и профессиональных качествах:

44

К.с.н., старший научный сотрудник ИСПИ РАН Иванов Артур Валентинович:

«Хотелось бы отметить особо – удивительную в наше время скромность, абсолютное отсутствие чванства и пренебрежительного отношения к людям. Ее жизненным правилом было — «быть равной среди равных»,  она никогда не позволяла себе ни словом, ни действием унизить человека. Отсюда и ее стиль общения с подчиненными (а для большинства из нас она была начальником!)  — доверительно-коллегиальный, без должностных амбиций и псевдоученого апломба.

Часто я извлекал из общения с Юлией очень много полезного для своей научной работы. У нее  был свежий, нестандартный и высокопрофессиональный взгляд на тематику научных исследований нашего института. В течение ряда лет сектор, в котором я работаю (социологического анализа политических процессов), проводил совместные исследования с сектором социологии религии, который возглавляла в то время Юлия Юрьевна. Она всегда делилась с коллегами своими знаниями, методическими наработками и никогда не делила единый исследовательский процесс  на «моё, твоё и ваше», для нее, прежде всего, был важен результат.

Юлию Юрьевну уважали и любили за исключительные человеческие качества, за удивительное трудолюбие и работоспособность, за высокую профессиональную компетентность и обширные  фундаментальные знания.

Воспоминания о ней всегда вызывают у меня в душе светлые и добрые чувства, и я уверен, что так происходит, и еще долго будет происходить со всеми, кто знал Юлию Юрьевну Синелину».

45

 

Руководитель сектора социологии и прав человека ИСПИ РАН, Савин Михаил Степанович, отметил:

«В связи со второй годовщиной ухода из жизни Синелиной Юлии Юрьевны память выхватывает наиболее значимые черты этого замечательного человека. Я имел возможность работать совместно с Юлией Юрьевной в отделе «Социологии политики и общественное мнение» под руководством заместителя  директора ИСПИ РАН Локосова В. В. Этот научный коллектив был примечателен тем, что он объединял представителей различных структурных подразделений института, разных по возрасту, стажу работы. Тем явственней бросались в глаза в ходе совместной работы характерные черты каждого сотрудника. Так, Юлия Юрьевна, в первую очередь, обращала на себя внимание основательностью научных знаний о предмете, который в профессиональном отношении был для неё ближе всего – это проблемы религии, религиозной жизни. Юлию Юрьевну отличал достаточно высокий уровень знаний по широкому спектру социально-политических проблем. Это, прежде всего, проявлялось в ходе многочисленных дискуссий, что вообще было характерной чертой жизни нашего коллектива. Здесь её отличали твердость и последовательность в отстаивании своей позиции. А использование системы аргументов в сочетании с образностью и эмоциональностью высказываний делало её позицию особенно убедительной. Ещё на одну черту таланта Юлии Юрьевны хотелось бы обратить внимание. Это желание и умение объединять исследователей из академий наук и вузов, различных организаций, средств массовой информации, ученых Москвы и других регионов Москвы и способность придать этому объединению нацеленность на достижение конкретных и весомых результатов.

Из личных впечатлений отмечу её открытость и готовность рассматривать возникающие вопросы и проблемы.

Научное сообщество потеряло видного учёного и талантливого организатора науки. Вспоминая Юлию Юрьевну нельзя не сказать о её личных качествах. Это, прежде всего, гражданственность её общественной позиции. В отношении с коллегами по работе её отличали доброжелательность, готовность оказать помощь, уважение к старшим. Невосполнимость потери, горечь утраты такой личности как Юлия постоянно остаётся со мной».

Руководитель  социологической службы «Среда» Багрина Алина:

46

«Мы были на «Вы» и по имени. О вероисповедании говорили, о детях…

Многие люди знали Юлю намного дольше и намного лучше, чем я. Написаны тексты, со словами точными, добрыми и глубокими. За каждым  – опыт соучастия, потеря и тишина, звонкая, как желание проснуться, — не получается.  Что же  можно добавить?…

Бесконечный вопрос: может ли исследователь религии быть верующим человеком?  Конечный ответ: «Юля Синелина»….

«Юля, давайте организуем конкурс молодых ученых памяти В.Ф.Чесноковой», – руки не дошли.

Не прошло и года, как в 2013 г. служба «Среда» организовала конкурс молодых ученых памяти Ю.Ю.Синелиной. Тема: «Вера и религия в современной России». Требование: работы опираются на современный эмпирический материал. Энергия конкурса –  похоже, конвертация скорби в действие (интроспективное автобиографическое наблюдение). «Зачем этот конкурс?» — спросили коллеги, — «что ты хочешь добиться?»  — «Хочу, чтобы через 20 лет появилось в России двадцать, нет, сто Юль Синелиных.»…

В результате конкурса были получены 173 работы. Добрые работы, необличительные. География и широта представленных тем впечатляют.  К сожалению, систематически хромает научная часть, практически нет анализа вторичных данных. «Мы – карлики, но мы стоим на плечах гигантов», — не про наших, похоже, молодых авторов. Гиганты остаются незамеченными, каждый стремится вверх индивидуально. Наука как технология по-византийски, как искусство. Студенты такие или учителя? Зато российские Левши интуитивно осваивают принцип «эпохе»; феноменология врывается в прикладной инструментарий и зависает незавершенностью позитивизма в среде  цивилизационных наследников религиозной философской мысли конца 19-начала 20 вв. Что еще интересно: 70% работ – женские (может быть: интерес к познанию духовного опыта есть, а в духовенство – не берут; остаются гуманитарные дисциплины с предметным фокусом на вере и религии). При этом тексты часто читаются легко, звучит молодой живой язык, одновременно и научный, и читаемый; эссеистика. Сам по себе конкурс как своего рода «поиск жанра». Популяризация научного эмпирического взгляда на духовную реальность. Анализ исследовательской оптики, качественное исследование нарративов от 173 информантов. Впечатление от анализа работ: есть потенциал для формирования научных школ в данной области, сообщество живое, пластичное, отзывчивое, готовое слышать и понимать.  Но есть ли учителя?

Есть ли заказчик, субъект для данного действия? Пока – не просматривается. С Юлей обсуждали этот момент. Семинар также мог выступать как способ формирования заказа на социологию религии. На изучение воплощенного бытия, на эмпирическое осмысление предельных категорий жизненного опыта. Консервативный сценарий «преодоления науки как религии», через научный выход за пределы самой себя – вчерашней. Кому это надо? Почему мы, служба «Среда», этим занимаемся,  за пределами академической институциональной среды? Хороший вопрос. Ответа не знаю.

— Смелее, — слышу Юлин голос.

О чем еще необходимо сказать. Юля была очень смелой.

Для меня Юля была живым воплощением, свидетельством того, что же это такое: «Свобода во Христе».

«..Я тоже надеюсь, что мы сможем сделать что-то достойное и принести пользу, надеюсь, хоть кому-то, Церкви, обществу, стране.» (Из письма Юли Синелиной, 4.1.2011)

Значительное внимание в своей научной деятельности Юля уделяла как исторической судьбе русской интеллигенции, так и современной роли ее православной части…

Конфликт секулярной элиты и части верующего общества, возможным результатом которого может стать очередной цикл секуляризации, для Юли представлялся возможным, но не единственным сценарием. В своих последних докладах она развенчивала «миф о либеральной интеллигенции», не слишком многочисленной, но шумно представленной в информационном резонансе новых СМИ. Напротив, консервативная российская интеллигенция сегодня, как и всегда, собирается вокруг традиционного православного ядра, для которого политическая повестка оказывается следствием снимаемого духовным деланием противоречия вечного и временного. Путь на Голгофу нельзя обойти.

Блехер Леонид Иосифович, социолог, много лет работал в  Фонде «Общественное мнение».

47

Он рассказывает: «Я с Юлей познакомился у моей учительницы и старшего товарища, Валентины Фёдоровны Чесноковой. Когда Юля появилась в её маленькой комнате в старой московской коммуналке у Новодевьего монастыря (а это случилось, по-моему, во второй половине 90-х), мы, многолетние друзья и сотрудники В.Ф.Чесноковой, сначала не обратили на Юлю особенного внимания. Она больше слушала, чем говорила, даже вопросы задавала редко. Слушала же она наши разговоры и споры очень внимательно, у неё прямо глаза горели. Она была младше всех остальных, и мы к ней так и относились, как к младшей.

Но когда я однажды увидел, как серьёзно и уважительно с ней разговаривает В.Ф. Чеснокова, как они обсуждали какие-то социологические вопросы особенностей нашего религиозного сознания, я понял, что не так-то всё просто. Для Валентины Фёдоровны Юля Синелина стала не только учеником и последователем, но и основным продолжателем её дела – исследования очень необычных процессов, происходящих в религиозном сознании людей современной нам России

Юля менялась, как по волшебству. Масштаб как её работ, так и понимания происходящего всё время увеличивался, и это производило на всех нас сильнейшее впечатление. Валентина Фёдоровна очень гордилась Юлей и была в ней уверена, как, пожалуй, ни в ком другом.

На меня же всё, что я видел, производило впечатление зримого чуда. В окружении Чесноковой подобные чудеса (особенно удивительные изменения с личностью и деятельностью её друзей и соратников) случались не один раз, но это было, наверное, самым чудесным.

Меня поражало и продолжает поражать то, сколько Юля успела сделать за это короткое время, и то сочетание богатства собственных идей и умения организовывать других исследователей, а самое главное – постоянное понимание самого глубокого смысла своей деятельности… Такого, я думаю, я больше никогда не увижу. Меня не оставляет ощущение мистичности всей её короткой жизни и какого-то скрытого значения всего происходившего и связанной с Юлей Синелиной».

Пруцкова Елена Викторовна, преподаватель кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Москве сказала:

48

«Юлия Юрьевна Синелина внесла большой вклад в развитие социологии религии. Научные результаты, полученные Юлией Юрьевной, продолжают жить в ее книгах и статьях. Ее книги – не из тех, что просто стоят на полках. У нас в лаборатории «Социология религии» ПСТГУ они являются настольными, и мы часто обращаемся к ним в нашей работе. Издание сборника трудов Юлии Юрьевны – это большое и нужное дело, которое, я уверена, будет способствовать развитию социологии религии в России. Юлия Юрьевна была замечательным профессионалом, талантливым ученым, но помимо этого, во всем, что она делала, было видно, что это замечательный, добрый и отзывчивый человек. Светлая ей память.»

Д.с.н., старший научный сотрудник отдела социологии  религии ИСПИ РАН Мчедлова Елена Мирановна отметила:

49

50

«Мы работали «бок о бок» – недолго, но довольно продуктивно. Благодаря Юле, мы подружились с коллегами из Белгорода, и даже из братской Югославии, наладили совместное сотрудничество. То есть Юля – человек, который никогда не замыкался в себе, не юлил, не делал что-либо «в стол», всегда открыт. Довелось нам с ней съездить в командировку, на конференцию в Белгород. Когда ушел из жизни ее научный консультант – мой отец – она искренне плакала. Теперь ушла она сама.  Слов нет, одни эмоции. У нас было много общих разнообразных по сути планов,  и  Юлии катастрофически не хватает.»

Батчиков Сергей Анатольевич  и  Белоусов Игорь Владимирович  — друзья семьи Юлии Юрьевны.

Родные Юлии Юрьевны Синелиной на Вечере Памяти Юлии:

мама Юлии –Валентина Ивановна, старший брат — Сергей Юрьевич.

51

Младшая дочь Юлии — Аня Синелина и племянница — Вера Глазьева

52

Глазьев Сергей Юрьевич:

53

«Уважаемые Елена Александровна,  Светлана Геннадьевна, Виктор Иванович, коллеги!

Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за организацию этого семинара, а также за живую память о Юлиной научной деятельности. Особенно хочу поблагодарить Елену Александровну Кублицкую за огромную работу, которую она проделала, готовя к изданию настоящую книгу.

Не все, может быть, знают, как Юля пришла к проблематике социологии религии. Она училась на географическом факультете МГУ и благополучно его закончила. Но вдруг, неожиданно для нас решила получить второе высшее образование по совершенно другой специальности и поставила всех перед фактом поступления в РГГУ в Центр сравнительного изучения мировых религий. Я был сильно удивлен, но спорить с ней было бесполезно – решение ею было принято и нам оставалось только пожелать ей успеха в овладении новой специальностью.

Наверное, это был Божий промысел – насколько легко и непринужденно она вошла в новую проблематику. Вскоре, опять же совершенно неожиданно для меня она познакомилась и сразу же подружилась с В.Ф.Чесноковой. Я хорошо знал и с глубоким уважением относился к Валентине Федоровне. Но Юля неведомым образом вышла на нее самостоятельно. Это было удивительно. Как и то, что как-то сразу она нашла с Валентиной Федоровной полное взаимопонимание и с энтузиазмом занялась новым для себя делом.

Дальше вы знаете. Она состоялась как ученый в социологии религии, работая вместе с вами и активно участвуя в жизни института. Я очень признателен Геннадию Васильевичу Осипову за то, что он своевременно оценил и поддержал Юлину работу. Хотя, скажу вам честно, я отговаривал Юлю от административной работы. Когда он предложил ей должность секретаря Ученого совета института, Юля была поглощена домашними делами, занимаясь тремя маленькими детьми. Я вообще не понимал, как она успевала         при этом много и плодотворно вести научные исследования. Ведь социологические опросы, как вы лучше меня знаете – весьма трудоемкое занятие. Тем не менее, у нее все получалось. И работа Ученого секретаря тоже получилась, по-видимому, неплохо. Во всяком случае, Геннадий Васильевич и коллеги, высказывались о ее работе в этом качестве очень положительно.

Все дело, наверное, в чрезвычайно развитом чувстве ответственности, которое отличало Юлю во всем, чем она занималась. Конечно, в этом проявлялась ее безусловная Вера в Бога. Она строго следовала христианской системе ценностей и была совестью всей нашей большой семьи. Она была требовательна к себе и добивалась того же от детей и близких, многих из которых она привела к Богу. При этом она оставалась настоящим ученым – объективным, ищущим, творческим.

Это удивительное сочетание человеческих качеств стало во многом результатом воспитания родителей. Отец очень любил Юлю, но рано нас оставил. В подростковом возрасте она жила с мамой и делила вместе с ней все домашние и учебные заботы. Мама была ее главным учителем и наставником».

Глазьева Валентина Ивановна:

«Дорогая Елена Александровна, уважаемые  участники семинара!

Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за бережное отношение к творческому наследию Юли и за добрую память о ней.  Юля очень ответственно относилась к своей работе и ценила сотрудничество с коллегами. Она как-то незаметно для нас, не отрываясь от домашних хлопот и воспитания детей, которым отдавала всю душу, за короткий срок вышла на высокий научный уровень, защитила две диссертации, стала ученым секретарем института. Во многом ее успехи связаны с вами – людьми, которые ей помогали найти себя в науке, поддерживали в исследовательской работе, обсуждали ее работы, просто общались с ней, содействуя ее творческой самореализации. Мы не так много с ней говорили о ее работе, но я хорошо помню ее уважительное отношение к коллегам, увлеченность работой с вами – будь то социологические опросы, семинары или конференции. Большое вам спасибо за искреннее участие в Юлиной работе при ее жизни и за то, что помните о ней и продолжаете дело, которым она занималась».

В заключение Вечера каждый из участников научно-практического семинара получил  книгу памяти  Юлии Синелиной.

Кублицкая Елена Александровна предложила всем научным сотрудникам, молодым ученым и всем заинтересованным изучением проблем социологии религии обращаться в Институт социально-политических исследований для получения подарочного издания трудов Ю.Ю.Синелиной (ИСПИ РАН, Москва, ул. Фотиевой, д.6, корп.1).

Для связи с Кублицкой Е.А. писать на почту: eakubl@yandex.ru

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher