Время вызовов и провокаций. Круглый стол экспертов «Религия в современном информационном обществе» на философском факультете МГУ

Дата публикации: 16.04.2012

12 апреля на философском факультете МГУ имени М.В.Ломоносова состоялся круглый стол «Религия в современном информационном обществе», прошедший в рамках Международной конференции «Ломоносов-2012». Предметом разговора стал статус религии, прежде всего, православия в современной повестке дня, социальных сетях, блогосфере. Совершенно естественно, что в силу актуальности споры велись, в основном, вокруг темы РПЦ в информационном и социокультурном пространстве. Ключевой вопрос круглого стола – образ Церкви, ее поведение в СМИ, однако по существу обсуждалось именно восприятие РПЦ с разных сторон (в том числе личное восприятие самих экспертов, которое у каждого свое), а не конкретная информационная политика представителей православия.

Модератором круглого стола был Павел Костылев, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Аудиторией были студенты – будущие пиарщики, поскольку встреча была организована также в рамках образовательной программы «Реклама и связи с общественностью» философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова (научный руководитель — Анна Костикова).

Как отметил заместитель декана философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и главный редактор журнала «Сократ» Алексей Козырев, пришло время говорить о религии и о ее коммуникации с обществом, поскольку сегодня время вызовов и провокаций. Модель государства в России еще не выработана, непонятно, в какой мере может власть осуществлять сотрудничество с Церковью. В том числе и с этим связаны упреки в адрес РПЦ.

В Казанском университете студенты, которым Козырев читал лекции, задавали ему вопросы о том, почему в настоящее время происходит такая сакрализация государственной идеологии с помощью религии. Хотя это совсем не очевидная вещь. Появляются информационные хиты, героем которых становится Церковь, религия попадает в систему массовых коммуникаций. Однако при этом обсуждается совсем не то, что представляет суть религии, существо Церкви. Это связано с тем, как подается церковная тематика в СМИ, к примеру, проект постройки 200 храмов в Москве осуществляется в чисто советской парадигме.

Нужно всегда помнить, что у людей существует метафизическая потребность в религиозном чувстве, которое выражается по-разному – в архитектуре, в иконах, в искусстве, в музыкальных произведениях.

Помимо этого, надо осознавать, что мы живем в гражданском обществе, где есть люди разных взглядов, и их интересы должны учитываться. «Как гражданин я за строительство мечетей, например, но как православный я могу быть против», — подчеркнул Козырев.

В этой связи проблемой является отсутствие гражданского консенсуса в обществе, в стране в целом. Каждый, по мнению Козырева, должен ощущать себя гражданином, а не просто православным, католиком, пиарщиком и т.д. Нужно избегать «сектантского» языка, как, например, в заявлении Центра «Территория Церкви» по поводу строительства храмов в столице, где говорится, что любой, кто выступает хоть в какой-то мере против проекта, – «оборотень».

Тезисы ведущего «Первого канала» и руководителя Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максима Шевченко заключались в том, что религия является неотъемлемым аспектом культуры. Кроме того, любое религиозное действие в современном мире неизбежно является или становится действием политическим. Примеров противостояния одних религий другим множество. Феномен религиозного высказывания живет своей жизнью и по существу не имеет прямого отношения к спасению души, и это очень важно понимать.

При этом, Церковь – это не партия, члены которой исполняют все, что от них требует начальство, и во всем соглашаются со своим главой. В пример Шевченко привел православного активиста Константина Душенова, отбывающего срок за разжигание межрелигиозной и межнациональной вражды, с чем многие участники не согласились. Однако Шевченко отметил, что он принципиально против того, чтобы сажать и судить за идеи и высказывания. По словам Шевченко, в ипостасти Московской патриархии – Церковь является светским институтом. Вся история Церкви показывает, что она активно участвовала в политической жизни, а многие подвижники и святые были по существу политиками, как, например, преподобный Сергий Радонежский. Но при этом никто не задавался вопросом, а почему этот святой вмешивается в политику? Попытка лишить Церковь права играть большую роль в политической жизни и влиять на нее – это нарушение нашей исторической основы и традиции. «Моя претензия, подчеркнул Шевченко, состоит, скорее, в том, что многие епископы вообще не занимают никакой социально-политической позиции».

Патриарх Кирилл, как отметил Шевченко, в ходе предвыборной кампании поддержал власть и поддержал Владимира Путина, продолжая исторические традиции, связанные с РПЦ. Церковь в лице патриарха Кирилла продолжает, в том числе, традиции митрополита Сергия (Страгородского). Кроме того, совершенно очевидно, что нынешняя власть действительно много сделала для РПЦ. Показатель этого – участие Путина в объединении Московской патриархии и Зарубежной церкви.

Обращаясь к будущим пиарщикам Максим Шевченко сказал, что 90% в анализе религиозных событий должно занимать исследование мотивов, подоплеки, причин и следствий: «Пишите о религии, как о политике, изучайте теологию, как высший уровень политического сознания. Церковь переживала и переживет партии, королей, режимы, потому что религия противостоит смерти…»

В ходе круглого стола Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН и аналитик службы «Среда» отметил, что понимание роли православия и в целом религии в обществе невозможно без изучения того, что профессор Козырев назвал метафизической потребностью в религии. Религиозное чувство и религиозность никуда не уходят, несмотря на представление о том, что мы живем в секуляризованном обществе, где господствуют политкорректность и плюрализм. Однако в рамках современного постсекулярного общества религиозность приобретает самые разные формы, вера и Церковь по-прежнему привлекают людей, так как только вера отвечает на конечные вопросы бытия о жизни, смерти и спасении души. В качестве примера Роман Лункин привел исследования ценностей и восприятия веры и Церкви в обществе, проведенные  службой «Среда» (часть из них опубликована в книге «Непосредственные вопросы», последние исследования есть на сайте службы www.sreda.org). Для участников круглого стола и студентов была продемонстрирована также презентация службы «Среда» и ее основных проектов, которые касаются тех тем, которые обычно упускаются из виду, как социологами, так и, в особенности, журналистами. Это то, что люди ценят больше всего (к примеру, фотоконкурс «Святое и ценное в России»), идентичность (известный тест «Внутреннее гражданство»), создание целостного портрета активных граждан (опросы участников митингов оппозиции) и т.д.

Создавая целостную картину ценностного, религиозного мира человека, отражения этих образов в обществе и СМИ, социологи сами разбивают стереотипы, отметил Роман Лункин. К примеру, большая ошибка воспринимать Церковь как единый монолит, образ которого нужно формировать только со слов патриарха Кирилла и отца Всеволода Чаплина. Церковь – это множество общин, приходов, епархий и епископов, людей со своим пониманием православия идеологическими установками. РПЦ в реальности не является обычным движением или «партией», как ее часто воспринимают, Церковь живет по более сложным правилам и законам, не всегда подчиняясь даже PR логике. Безусловно, отметил Лункин, острая реакция на действия и лова представителей РПЦ возникает в силу того, что старый монолитный образ Церкви уже не работает, а конкретные ожидания граждан от православия не оправдываются. От представителей Церкви часто исходит прямолинейная реакция «в лоб» — например, на обвинения в сращивании РПЦ и власти, ответ дается такой: нет Церковь не сливается с властью. И этот ответ не дает никакой конкретной пищи для граждан, которые ожидают от Церкви практических шагов милосердия, воплощения христианских ценностей и т.п. Создавшийся вакуум и заполняется «желтизной». Однако, по словам Романа Лункина, мы наблюдаем процесс развития Церкви как ключевого для России института гражданского общества, отсюда болезненные реакции с обеих сторон.

Илья Переседов (Фонд «Разумный Интернет» и Russia.Ru) сразу заявил, что хотел бы обострить дискуссию о роли РПЦ в обществе. С его точки зрения, Церковь переживает самое яркое информационное фиаско за все годы своего существования. В связи с этим даже не важно, какова реальная подоплека событий, вызвавших истерию вокруг Церковь – факт остается фактом, Церковь проиграла «вчистую». РПЦ пока не в состоянии сформировать в медиа-пространстве какую-либо определенную продуманную позицию. Представители патриархии ведут себя скорее хаотично, отвечая на отдельные вызовы. Церковь копирует поведение политиков, стремится понравиться и вписаться в контекст, а затем пожинает плоды. По словам Переседова, РПЦ придется разочароваться в информационной сфере, и у этого есть как свои плюсы, так и минусы. Церкви не нужно стараться быть очень понятной – существует парадокс и тайна, которые могут быть востребованы медийным сообществом, а потом христианству в современном мире «идет быть хобби», отметил Переседов.

К более предметному исследованию проблемы религии в СМИ с точки зрения ценностей призвал Вильям Шмидт, декан факультета религиоведения, этнокультурологии и регионалистики Православного института св. Иоанна Богослова. По его словам, надо более глубоко задуматься о том, что Церковь обеспечивает сохранность аксиологических комплексов.

За Синодальный информационный отдел РПЦ в ходе круглого стола фактически отвечала заведующая кафедрой журналистики и PR РПУ Елена Жосул. Она сразу взяла на себя косвенную и непосредственную ответственность за происходящее, как советник председателя Отдела Владимира Легойды. По ее словам, происходящее нельзя назвать информационным фиаско, как это было бы с обычной организацией. Никакого оттока из Церкви не будет, даже, несмотря на локальные ошибки и провалы. Как подчеркнула Жосул, сейчас нет информационной войны, скорее РПЦ переживает информационный кризис, сталкивается с медийными вызовами, PR-вызовами. По сравнению с тем, что происходило в 1990-е годы, ситуация совершенно другая, прежде всего, потому что используются другие информационные инструменты. Жосул согласилась с тем, что очень многие вещи в работе Церкви в СМИ нужно пересматривать. По ее словам, делаются усилия для преодоления языкового и стилистического зазора между Церковь и обществом, чтобы преодолеть непонимание. Жосул отметила, что не может согласиться с той оценкой ситуации, которую дал Илья Переседов, обвинив Церковь в поражении, и скорее согласна с Романом Лункиным в том, что Церковь переживает определенный кризис роста как влиятельный гражданский институт российского общества, а ее образ меняется, становится более живым и содержательным.

Во время дискуссии развернулась полемика по поводу восприятия Церкви в обществе. Шевченко отметил, что существует проблема с аудиторией, с которой РПЦ работает. Непонятно, что должна понимать среда, которая не верит во Христа и в воскресение. Будущее – в обретении новых образов и в росте общественного интереса, расширении аудиторий и информационного пространства, а в целом изгнание богословия и философии из европейского культурного пространства – это знаки Антихриста. Церковь в этой ситуации может и должна объявить войну безбожному и безнравственному обществу, заявил Шевченко.

Критические реакции в адрес РПЦ Роман Лункин назвал информационным бумерангом, когда Церковь стала заложницей больших обещаний, инициатив и проектов (в особенности, объявленных с приходом патриарха Кирилла, но подсознательно общество ждало этого 20 постсоветских лет). Многие надежды не оправдались, хотя образ православия лишь как незыблемой непроницаемой традиции стал постепенно меняться. Но от неоправданных надежд и разочарований, по словам Лункина, общество начинает предъявлять претензии. Яркий пример этого – позиция Ильи Переседова, который, как и многие спрашивает у Церкви, а где же у вас это, а где то, а почему вы такие. Часть СМИ исходит из такого мертвого монолитного образа РПЦ, и не они одни в этом виноваты.

Отвечая на рассуждения Ильи Переседова о том, что РПЦ мало говорит о социальной тематике, о реальной православной жизни, Елена Жосул отметила, что есть потребность донести тот опыт, который есть в жизни общин, и такого качественного материала много. В информационной политике РПЦ соблюдается принцип – не реагировать, а формировать собственную повестку дня. Однако воплощение принципов, целей и задач этой политики не всегда проходит с таким же энтузиазмом, какой присутствует в критике соперников РПЦ.

К живой и содержательной дискуссии модератор круглого стола Павел Костылев добавил лишь одно замечание – что роль религии в обществе и информационном пространстве лучше все же не сводить к обсуждению роли только одного института. От имени студентов участников обсуждения поблагодарила Анна Костикова, научный руководитель образовательной программы «Реклама и связи с общественностью» философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова. Она отметила возрастающее значение этой тематики, мнений экспертов по этой проблеме, а также исследований, которые проводит служба «Среда» в этой сфере.

Антон Алябьев

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher