5 октября 2012 в Независимом пресс-центре состоялась пресс-конференция по результатам опроса трудовых мигрантов

Дата публикации: 09.10.2012

Портреты трудовых мигрантов из Средней Азии в очередях ФМС Москвы

Автор репортажа – Марина Глазкова

5 октября в Независимом пресс-центре состоялась пресс-конференция по результатам опроса трудовых мигрантов, проведенного некоммерческой исследовательской службой «Среда». Москва сегодня является центром притяжения трудовой миграции из бывших среднеазиатских республик СССР. Что это за люди, с какой целью они приехали, каково их мировоззрение и отношение к вере, что они думают о нас, какие проблемы стоят перед ним острее всего?  – этими вопросами летом 2012 года задалась служба «Среда». В результате был проведен опрос 400 респондентов, обратившихся в отделения ФМС России в г. Москве.  Исследование позволило составить портреты приехавших на заработки граждан Узбекистана (38% опрошенных), Таджикистана (24%) и Киргизии (23%). 

Открывая пресс-конференцию, координатор проекта «СРЕДА» Алина Багрина обозначила научную и практическую значимость проведенного исследования, однако отметила, что подобная работа должна вестись системно и, по возможности, с привлечением разных инструментов исследований. Проведенное исследование —  пробный шаг. Изучение данной проблемы не ограничено мегаполисами, но важно для российского общества в целом, особенно с учетом возрастающей коммуникационной плотности социальных связей и мировых экономических тенденций. Трудовые мигранты в Европе – состоявшееся явление. На сегодняшний день, в Лондоне по разным данным насчитывается около 1 млн мигрантов; Москва уже приближается к этой цифре, с учетом как легальной, так и нелегальной миграции. В настоящее время мигранты в Москве не так заметны, не так уверенно себя ведут, как, скажем, в Лондоне, где сложившиеся диаспоры чувствуют себя хозяевами города,  но это, возможно, вопрос времени. Можно предположить, что пройдет 15-20 лет, и  гражданское общество во многом будет состоять из  детей мигрантов, которые «пассионарны, предприимчивы, закалены, имеют опыт  «негарантированного выживания» в терминологии Р.Инглхардта». «Вектор того, как будут строиться наши отношения, закладывается уже сейчас», — подчеркнула руководитель службы Среда. По словам Багриной, возможный страх старожилов перед «нашествием мигрантов» вызван большой скоростью процесса, приводящей к «когнитивному спазму и делению «Свои-Чужие». При этом из внимания часто ускользает тот факт, что «в Москву приезжают хорошие люди, которые готовы работать, помогать своим близким, заводить детей», с сильными консервативными и патриархальными ценностями и религиозной доминантой в мировоззрении.

В следующем выступлении результаты исследования изложил Владимир Блинов, эксперт  службы «Среда». В ходе исследования в очередях в ФМС, были опрошены граждане Узбекистана (38%), Таджикистана (24%) и Киргизии (23%). Демографический портрет этих людей таков: подавляющее большинство —  мужчины (90%) в возрасте от 18 до 34 лет. Как правило, у них среднее специальное образование (70%), они приехали в Россию для того, чтобы зарабатывать деньги (99%).  Доход — менее 30 000 рублей (74%). Семья опрошенных мигрантов в 75% случаях осталась на их родине, и 73% приезжих отправляют деньги именно туда.

При этом 88% респондентов считают себя счастливыми. «Мы знаем, в каких условиях живут трудовые мигранты, с какими трудностями они сталкиваются. Несмотря на это они говорят, что счастливы. Это дает нам важную информацию об их системе ценностей», — отметил Блинов.

Какие проблемы для мигрантов наиболее актуальны? Как ни странно, это не финансовые трудности и не претензии к властям, а одиночество, которое беспокоит 76% опрошенных. При этом на плохое отношение москвичей жалуются всего 10% мигрантов.

Выяснилось, что приезжие приписывают москвичам прежде всего порядочность (83%), самостоятельность (83%), образованность (81%). Наименее присущи москвичам  – высокомерие (41%), эгоизм (36%), и, что интересно, религиозность (63%). Таким образом, «глазами представителей традиционных обществ, мы сами таким обществом вряд ли являемся», — прокомментировала эти результаты Багрина. Среди наиболее характерных качеств своих соотечественников мигрантами отмечены трудолюбие (92%), самостоятельность (87%), порядочность (87%).

45% опрошенных говорят о том, что хотели бы в перспективе стать гражданами России. В наибольшей степени желание остаться в России характерно для граждан Киргизии (42%) и Таджикистана (54%), и в наименьшей – для приезжих из Узбекистана (29%). «Это говорит о том, что трудовые мигранты, которые приехали и получили разрешение на работу, – возможно, станут частью нашего общества, станут россиянами» — подчеркнул Блинов. Однако, при этом большая часть респондентов (64%) не хочет, чтобы их дети были похожи на россиян. Подавляющее большинство опрошенных отметили, что они плохо относятся к перспективе принятия их детьми православия (82%).

Если говорить о религиозном портрете приезжих, то граждане Таджикистана демонстрируют наиболее высокую степень принадлежности к исламу и следованию религиозным практикам. Среди них наибольшее число суннитов (71%) и наименьшее число тех, кто не знает, к какой ветви ислама принадлежит (14%). Среди граждан Киргизии 52% суннитов и 29% не знающих, среди граждан Узбекистана — 58% и 28% соответственно. Среди приезжих из Таджикистана также заметно  выше доля тех, кто регулярно посещает мечеть (21%), в сравнении с приезжими из Киргизии (9%) и Узбекистана (8%).

 Что касается уровня владения русским языком, половина опрошенных считает, что они читают (51%) и пишут (48%) по-русски свободно, меньше половины указывают на наличие «некоторых затруднений» с навыками чтения и письма.  Однако, по мнению проводивших исследование интервьюеров, говорящих свободно на русском языке среди респондентов всего 34%, а прочие испытывают те или иные затруднения. Несколько хуже других владеют русским языком таджики.

Если говорить о стоящей задаче социализации мигрантов, то один из способов  – организация  бесплатных курсов по изучению русского языка. Посещать такие курсы изъявили желание 40% мигрантов. Среди желающих ходить на курсы больше всего таджиков (55%).

Альтернативой курсам могут стать образовательные программы, реализуемые через Интернет. Это может оказаться существенно более доступным для мигрантов. Как отметили все собравшиеся, уровень пользования интернетом среди московских трудовых мигрантов быстро растет в течение последних лет. Например, по данным опроса «Среды», интерентом пользуется каждый второй опрошенный.

Подводя итоги исследования и обобщая получившиеся портреты приехавших в Москву на заработки граждан из стран Средней Азии, Алина Багрина отметила, что, в целом, узбеки оказываются несколько более оптимистичными и при этом сравнительно закрытыми для интеграции. Киргизы – несколько  моложе, реже помогают оставшимся на родине семьям, чуть чаще жалуются на проблемы с миграционными службами. Таджики являются наиболее последовательными мусульманами-суннитами; в Москве они в среднем остаются на наиболее продолжительный срок. «Все три группы являются представителями разных культур, носителями отличающихся традиций, и хотелось бы не культивировать некий обобщенный и зачастую стереотипный образ, а уважать в новых москвичах их  различия», — подчеркнула Багрина.

Продолжая пресс-конференцию, эксперт службы «Среда», ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин проиллюстрировал обсуждаемую проблему данными из другого исследования Среды, проекта «АРЕНА» («Атлас Религий и Национальностей» составлен по результатам опроса, репрезентативного для субъектов Федерации и проведенного летом 2012 года среди   56 000 россиян). В этом опросе в числе прочего изучалось отношение россиян к мигрантам.  Лункин отметил, что  20% опрошенных в России  настороженно относятся к мигрантам (к приезжим другой национальности), однако разброс по субъектам РФ оказывается большим. Лидирующие позиции по числу «настороженных» занимают Санкт–Петербург (40%) и Ленинградская область (37%). Самыми лояльными к мигрантам оказались жители Смоленской области (4%) и Северной Осетии (4%). Респонденты, заявившие о себе как «православные» и ведущие относительно активную религиозную жизнь (прихожане, читающие Евангелие), показывают сравнительно высокий процент настороженности по отношению к приезжим. С другой стороны, также несколько больше «настороженных» — среди гражданских активистов, людей, готовых заниматься собственным бизнесом, патриотов, — что может говорить, по мнению Багриной,  о возможной формирующейся  «закрытой российской модели» в глазах активной части населения.

Присутствующие эксперты обратили внимание на типичность проблемы одиночества мигрантов, перспективы внедрения курсов русского языка и вопросы религиозности. Юлия Флоринская (сотрудник Центра Миграционных исследований) отметила, что полученная в ходе исследования цифра знающих русский язык достаточно высокая и говорит о том, что социализация мигрантов лежит не в плоскости изучения русского языка. Эксперты согласились с тезисом о том, что для интеграции приезжих необходимы комплексные меры, в том числе и правовой ликбез, а не только курсы русского языка и культуры. Роман Лункин в ходе обсуждения обратил внимание на следующий факт: если, основываясь на данных исследования, говорить о том, что среди мигрантов 12% регулярно посещают мечеть, то количество активных верующих мигрантов в Москве составляет около 100 тысяч человек. Для многих мигрантов мечеть и посещение богослужений являются возможностью ощутить себя в сплоченной этнокультурной среде. Алина Багрина отметила, что спрос москвичей на строительство православных и инославных храмов, а также мечетей уже исследуется службой «СРЕДА»: результаты репрезентативного телефонного опроса москвичей, жителей как «Старой», так и «Большой Москвы», будут опубликованы в ближайшее время.

Присутствующие отметили, что проведенный опрос мигрантов является шагом на пути исследований специфической части нашего общества, этнокультурные, ценностные и духовные запросы которой часто выпадают из поля зрения политиков, чиновников, журналистов и даже представителей экспертного сообщества. Образы мигрантов, предлагаемые службой «Среда», помогают увидеть очертания будущего столичного мультикультурного общества.

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher