11 ноября 2013 в Высшей школе экономики прошла X Общероссийская конференция по добровольчеству

Дата публикации: 12.11.2013

Секции конференции «Стратегия развития добровольчества в России — дорожная карта 2020» проходили в Высшей школе экономики и Общественной палате с целью развития системы добровольческих центров в России, поддержки СО НКО, укрепления партнёрства в области добровольчества и волонтёрства, содействия реализации государственной политики и т.д. 

Предлагаем Вашему вниманию репортаж с семинара «Действующие лица российского добровольчества: типология, портреты, роли», прошедшего в рамках конференции. В роли ведущей семинара выступила к.с.н., директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Владимировна Мерсиянова. Основными докладчиками стали к. филос. н., управляющий директор Фонда «Общественное мнение» Елена Серафимовна Петренко и ведущий специалист Фонда «Общественное мнение» Инна Иванова. В работе семинара приняли участие представители добровольческих организаций, исследователи и журналисты.

«Главная черта волонтёрства — вовсе не подвижничество, а самореализация, жажда свободы и удовольствие быть полезным для других»
Социолог А. Алексеев

Поле и метод — исследования Фонда «Общественное мнение»

Елена Петренко

Елена Петренко

В докладе Елены Петренко и Инны Ивановой были представлены свежие результаты вторичного анализа данных всероссийских репрезентативных опросов, проведённых по методикам ФОМнибус (итоговая общая выборка: 28 500 респондентов; репрезентативность по РФ) и МЕГА-ФОМ (выборка: 56 900 респондентов; репрезентативность по субъектам РФ). Исследования проводятся совместно с НИУ-ВШЭ.

По итогам анализа, процент россиян, включённых в добровольчество оказался невысоким — 3%, что составляет 900 респондентов старше 18 лет от общей выборки. Тем не менее, специалисты Фонда «Общественное мнение» отметили достаточно высокий потенциал добровольчества: от 34% до 39% россиян оказываются включены в различные формы помогающего поведения. Именно из этой группы населения впоследствии рекрутируются участники добровольчества.

С 2005 года в своей работе аналитики Фонда опираются на тест, который по включённости респондента в определённые повседневные практики призван определить его стиль жизни. В первую очередь речь идёт о практиках делового поведения, потребительского поведения и добровольчества и др. Например, с 2010 года наблюдаются проявления практик добровольчества на массовом уровне: тушение пожаров, участие в митингах против фальсификации выборов, помощь пострадавшим в Крымске и на Дальнем Востоке.

Типология волонтёров

На основании включёности в различные повседневные практики специалисты выделяют несколько типов:
1. Волонтёры (3%) — люди, включённые в деятельность добровольческих организаций.
2. Активисты (37%) — люди, не включённые в деятельность добровольческих организаций, но периодически участвующие в разного рода акциях.
3. «Люди Интернета» (24%) — не являются ни волонтёрами, ни активистами, но регулярно пользуются Интернетом.
4. «Люди реала» (36%) — не заняты ни в каких добровольческих практиках и при этом не являются пользователями Интернета.

По мнению специалистов ФОМа, волонтёрство не является эпизодическим занятием, и, если человек становится волонтёром однажды, то, вероятнее всего, остаётся им навсегда. Эту гипотезу, которая, по словам самих социологов, ещё требует проверки, уже подтверждают глубинные интервью с лидерами общественных организаций, которые, как правило, начинали именно с волонтёрской деятельности.

Средний возраст людей, подходящих под тип «волонтёр», составляет 37 лет, средний доход равен 16 667 рублям в месяц, что превышает среднероссийский показатель. 47% «волонтёров» — мужчины, 39% имеют высшее образование (что также превышает среднероссийский показатель), 9% занимают руководящие должности, 14% являются специалистами, 22% — студенты, 17% — пенсионеры. В целом, эта группа по своим показателям может считаться ресурсной — её участники уже не озабочены проблемой выживания и готовы помогать обществу.

Что касается других групп, то «люди реала» являются наименее ресурсной группой, а их средний возраст равен 55 годам. Средний возраст «людей Интернета» — до 34 лет, «активистов» — 43 года.

Любопытно, что группа «волонтёров» более склонна к оппозиционным настроениям по сравнению с другими. 44% членов группы заявляют, что если бы выборы президента состоялись в следующие выходные, они бы проголосовали за Владимира Путина, по 11% отдали бы свои голоса Михаилу Прохорову и Геннадию Зюганову. Что касается политических партий, Единую России поддержал бы 31% (меньше, чем в других группах), ЛДПР и КПРФ по 14%, а Справедливую Россию — 6%. Наконец, о том, что в своём окружении им приходится слышать критику в адрес правительства, признаётся 31% «волонтёров» (для сравнения, среди «активистов» в два раза меньше — 16%).

Интересно также, что 41% «волонтёров» тратит в будни от 1 до 3 часов на пользование Интернетом не в рабочих, а своих личных целях. 28% тратят на Интернет от 1 до 3 часов в выходные, 25% — от 3 до 9 часов, кстати, последние составляют так называемую группу «веб-волонтёров».

Типы гражданского поведения

Отдельным блоком в исследованиях Фонда стоят три вопроса о готовности к гражданскому поведению, которые характеризуют действия респондента в таких ситуациях, как:
1. Помощь жертвам стихийных бедствий
2. Уборка соседнего лесопарка
3. Участие в протестных митингах

На основании ответов специалисты выделяют следующие группы, репрезентующие роли, которые готовы играть респонденты:
1. Организаторы (примерно 25%) — готовы организовывать акции
2. Участники (примерно 50%) — готовы участвовать в акциях
3. Доноры (9%) — готовы жертвовать деньги
4. Пассивное поведение (14%)

Кроме того, на основании вторичного анализа специалистами был сформирован так называемый индекс гражданского поведения, измеряющий установку на гражданское поведение. В среднем, этот индекс составляет 25 пунктов, для «организаторов» — 48, для «участников» — 23 пункта.

На основании результатов вторичного анализа специалисты Фонда сделали вывод, что в целом население России не пассивно! Однако, активность россиян распространяется, как правило, на близкие социальные дистанции и зону личной ответственности — области, которые затрагивают респондента лично, показатели активности на дальней дистанции — гораздо ниже.

Проблема доверия

Данные количественных и качественных исследований указывают на то, что некоторый рост гражданского участия связан с преодолением кризиса доверия. Россияне активно помогают друг другу на ближних дистанциях, но не готовы доверять людям в целом (например, большинство россиян предпочитают делать именно адресные денежные пожертвования). Так, только 32% «активистов» готовы доверять людям в целом, в то время как ближнему окружению готовы доверять целых 74% «активистов». При этом, по заключению аналитиков ФОМ, опыт волонтёрства повышает уровень доверия людям!

Кстати, именно эти два показателя, доверие в целом и доверие ближнему кругу, а также показатель готовности объединяться специалисты используют при построении индекса гражданского климата и выделяют некоторые группы россиян:
1. Граждане (22%)
2. Протограждане (26%)
3. Патерналисты
4. Партикулярные
5. Пассивные
Эти группы отличаются по своему отношению к активистам и уровню собственной включённости в добровольческую деятельность.

Индекс счастья

На основании вторичного анализа данных, социологи также сформировали индекс счастья, включающий три показателя (по самооценке респондента):
1. Насколько счастлив респондент
2. Насколько счастливы окружающие
3. Зависит ли счастье от внешних обстоятельств или является личным ощущением человека

Интересно, что респонденты с самым высоким индексом счастья также чаще демонстрируют высокие другие индексы. У «организаторов» индекс самый высокий, у «участников» такой же, как в среднем, а у «доноров» и «пассивных» — ниже, чем в среднем.

Вопросы и ответы

— Какова динамика добровольчества в России, и какие ценностные корреляты за ней стоят?

Ирина Мерсиянова

Ирина Мерсиянова

Ирина Мерсиянова: Мы ведём замеры с 2007 года — динамики на данных массовых опросов не наблюдается. В 2007 году процент добровольчества также был равен 3%. Однако, меняются формы добровольчества: это и участие посредством НКО, и индивидуальная включённость. Для измерения неформального волонтёрства на данный момент не существует надёжных инструментов. В него включены от 25% до 66% населения в зависимости от того, поставлен вопрос. Если мы спрашиваем напрямую, приходилось ли респондентам за последний год делать что-то хорошее для других, то получаем 25%. Если мы даём респондентам карточку с перечислением конкретных видов деятельности, в том числе неорганизованных практик, — до 66%. И мы пока не можем сказать, где грань между простой воспитанностью и настоящим волонтёрством в поступках людей.

Специального исследования ценностных коррелят мы не проводили, но на основании наших данных можно говорить о том, что основными коррелятами волонтёрства являются ресурсность и доход. На высокий уровень волонтёров выводят, как правило, наличие преград своей деятельности и уверенность в себе — объективная готовность, ресурсность, наличие связей и желания их устанавливать, личная настойчивость и т.д.

— Есть ли у Вас рекомендации по развитию добровольчества? И кто должен быть их адресатом: научное сообщество, сами волонтёры или другие группы?

Инна Иванова

Инна Иванова

Инна Иванова: Мы готовим итоговую брошюру, рекомендации ориентированы на ресурсные центры, т.е. на посредников между органами власти и волонтёрскими инициативами.

— Как понять, что волонтёр — это навсегда?

Инна Иванова: Такая мотивация прослеживается в проведённых нами интервью: люди буквально говорят, что уже не могут остановиться (смеётся — прим. ред.).

— Есть ли движение внутри 3% волонтёров? И кто чаще попадает в донорскую группу? Чем отличаются гражданская и протогражданская группы?

Инна Иванова: К сожалению, мы не изучали вопрос внутренней динамики для 3% волонтёров.
Донорами чаще оказываются мужчины и ресурсные люди.
Типология гражданского поведения строилась на основании трёх показателей: 1) доверие окружающим; 2) доверие ближним; 3) готовность объединяться для совместных действий при наличии общих интересов.

— Исследовали ли Вы корпоративное добровольчество?

Инна Иванова: В анкету одного из всероссийских еженедельных опросов ФОМ входил блок вопросов про работу, в том числе, организовано ли добровольчество на работе. Более подробную информацию сможем предоставить по запросу.

— В вопросе про участие в выборах был вариант «Не ходил на выборы»?

Ирина Мерсиянова: Да, такой вариант был. Кроме того, были те, кто затруднился ответить, или отказался отвечать на этот вопрос.

— Исследовали ли Вы религиозность участников волонтёрского движения?

Инна Иванова: К сожалению, наша анкета не подразумевает набор показателей для исследования религиозности.

Ирина Мерсиянова: Но если говорить о вероисповедании респондентов, то мусульмане жертвуют намного чаще, чем православные и все остальные.

— Есть ли взаимосвязь между добровольчеством и семейным положением?

Ирина Мерсиянова: Однозначной связи нет. На добровольческий потенциал совершенно очевидно влияют высокий уровень образования, доход, должность. Есть, по данным исследований, и зависимость от пола: как и на Западе, в России мужчины жертвуют денежные средства реже, но зато в более крупном размере, чем женщины.

Комментарий к.п.н., координатора службы «Среда» Алины Юрьевны Багриной: Ценности исследователей не менее важны, чем ценности наблюдаемых. Нельзя не отдать должного уважения исследованиям и аналитике Фонда «Общественное мнение», тем более, когда в итоге мы видим конкретные рекомендации, имеющие своего адресата! Большое спасибо!
Мы сегодня много говорили о связи добровольчества с ценностями и религиозностью, так вот по нашим данным (анкета: служба «Среда»; полевые работы: МЕГА-ФОМ; выборка: 56 900 респондентов; 2012 — прим. ред.), гражданственность отнюдь не противоречит духовности и религиозности. Так, 11% россиян безвозмездно помогают окружающим людям, и тут прослеживается чёткая связь с вероисповеданием: чаще, чем в среднем, окружающим помогают протестанты, мусульмане и католики, а неверующие, напротив, в два раза реже, чем в среднем. Православные — чуть чаще, чем в среднем по России. Кроме того, те, кто поддерживает традиционные семейные устои, также чаще участвуют в делах благотворительности.
Хочу также отметить, что при измерении уровня доверия, о котором мы сегодня много говорили, многое зависит от интеракции между респондентом и интервьюером — это весьма сенситивная характеристика. К примеру, по данным European Value Study, окружающим доверяют 20% россиян, при проведении аналогичного опроса в Интернете показатель доверия достигает 60% — при количественных опросах уровень доверия всегда ниже. Возможно, для его изучения нужен более тонкий инструментарий.

Комментарий декана факультета социальных наук ПСТГУ, профессора Игоря Павловича Рязанцева: Я бы хотел прокомментировать сравнительно невысокий уровень добровольчества среди православных. Дело в том, что центром православной жизни всегда была литургия. В отличие от протестантов, где внебогослужебная жизнь занимает не меньшее место, чем богослужебная, и внешняя активность протестантов исторически более высокая. До 1917 года внешняя активность православных также была на достаточно высоком уровне, эта деятельность имела направленный характер, однако сейчас она только-только начала возрождаться.

РЕЗЮМЕ: Важные замечания участников по итогам семинара

1. В России не существует системного управления добровольцами и добровольческими инициативами.

2. Прослеживается взаимосвязь добровольчества с ценностными и религиозными индикаторами, а также с ресурсностью.

3. Процент волонтёров не меняется, движение внутри самой группы волонтёров происходит в связи с появлением новых форм участия.

В данной статье приводятся выдержки из выступления Елены Петренко и Инны Ивановой, а также часть заданных спикерам вопросов. Уточнить формулировки вопросов анкеты Фонда «Общественное мнение», специфику формирования индексов, а также задать интересующие Вас вопросы по теме исследования добровольчества Вы можете непосредственно ведущему специалисту Фонда «Общественное мнение» Инне Ивановой: ivanova@fom.ru

Подготовила Мария Кузьмичёва

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher