13-14 декабря 2013 в Москве прошла научная конференция с международным участием «Современные подходы к изучению религии»

Дата публикации: 23.12.2013

2092015nar0113-14 декабря 2013 в Москве прошла научная конференция с международным участием «Современные подходы к изучению религии». Организаторами конференции выступили Философский факультет МГУ имени Ломоносова и Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет при информационной поддержке журнала Религиоведческие исследования и портала Religious-Life.Ru.

Основными направлениями работы конференции стали:

• История религиоведения • Методология религиоведения • Современные подходы к исследованию новых религиозных движений • Религиозность в современном мире • Конкретные вопросы изучения религии • Отечественные традиции изучения религии (Круглый стол)

Высокий представительский статус конференции обеспечили признанные эксперты и ученые с мировыми именами: И.Н. Яблоков, К.М. Антонов, М.М. Шахнович, А.В. Апполонов, Л.А. Филипович, Е.И. Аринин, Л.И. Григорьева.

Секция №1 «История религиоведения»
Секция №2 «Методология религиоведения»
Секция №3 «Религиозность в современном мире»
Секция №4 «Конкретные вопросы изучения религии»
Круглый стол  «Отечественные традиции изучения религии»

Первый день конференции: МГУ им. Ломоносова

Первый день конференции проходил в стенах Философского факультета МГУ им. Ломоносова. На правах гостеприимного хозяина открыл встречу декан факультета, член-корреспондент РАН, профессор Владимир Васильевич Миронов: «Хотелось бы поблагодарить, как организаторов так и участников конференции а также отметить, что данная конференция является плодом тесного сотрудничества с Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом – отлично, что наши конференции год из года становятся хорошей традицией!». Вступительное слово отражало заинтересованность академических научных институтов в раскрытии религиозных истин совместно с  конфессиональными учебными заведениями, что позволяет исследовать религию с самых разных сторон. Тема конференции подтверждает значимость попыток научного сообщества выявить – а как же все-таки происходит развитие религиозного сознания, которое, казалось бы, должно покоится на догматическом фундаменте и должно носить особый характер. В заключение вступительного слова, Владимир Васильевич пожелал всем присутствующим плодотворной и интересной работы.

От имени ПСТГУ участников конференции приветствовал проректор по научной работе, священник Константин Польсков: «Хочется сказать от чистого сердца, сегодняшнее мероприятие знаменательно тем, что проходит в эпицентре российской религиоведческой мысли в присутствии тех, кто уже сами стали классиками религиоведения. Нельзя не отметить некий символизм, некую знаковость в сотрудничестве светского и конфессионального образования. Стоит вспомнить, что, когда 20 лет назад теологические кафедры покинули стены государственной науки, чиновниками министерства образования был заложен конфликт: богословы говорили, что под видом религиоведов скрываются атеисты, в свою очередь ученые видели в этом клерикализацию образования. Но время показало, что мы способны преодолевать подобные конфликты и не только преодолевать, но и совместно решать наиболее актуальные задачи в области изучения религии».

Яблоков - 2Об историческом наследии науки в изучении религии говорил в своем докладе «Актуальные методологические проблемы современного религиоведения» Игорь Николаевич Яблоков, доктор философских наук, профессор и заведующий кафедрой философии религии и религиоведения Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. «Если бы в России в течение ста лет не развивалось бы религиоведческое знание, то ни о какой науке религиоведение сегодня не приходилось бы говорить, такого в истории наук не бывает. И официально оформившееся в 90-е г.г. прошлого века религиоведение как бы не настоящее, не устоявшееся, чему сопутствуют следующие проблемные области: конфликт философии религии и религиозной философии, непринятие конфессионального религиоведения со всеми его научными достижениями, обвинение в ненаучности конфессионального религиоведения …». В заключение, Игорь Николаевич обратил внимание присутствующих на принципы свободы мысли и убеждений, прописанных в Декларации прав человека.

АнтоновКонстантин Михайлович Антонов, доктор философских наук, профессор и заведующий кафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры Богословского факультета ПСТГУ ознакомил участников конференциями с результатами работы «Изучение отечественного религиоведения советской эпохи» и о тех трудностях, с которыми столкнулась группа исследователей ПСТГУ. Вроде бы, специфика религиоведения той эпохи сама собой понятна, однако, в действительности, при более глубоком рассмотрении она теряет свою специфику. «А пригодны ли вообще стандартные приемы изучения истории мысли, аналогичные историко-философским стандартам?» — это был основной вопрос, на который искали ответ участники коллективного исследовательского проекта. Результаты оказались весьма впечатляющими и вызвали немало вопросов в аудитории.

Делегацию гостей из Украины представляла Людмила Александровна Филиппович, доктор философских наук, профессор Института НАН Украины, директор Центра религиозной информации и свободы. Исходя из запроса организаторов осветить события, происходящие на Майдане в Киеве, Людмила Александровна поделилась своим взглядом на известные события в религиоведческой перспективе в докладе «Религия как составляющая социально-политических процессов: украинский контекст». Принимая во внимание, что современные тенденции развития социально-политической реальности характеризуются амбивалентностью, одновременностью и многогранностью процессов, Людмила Александровна предложила каждую конкретную ситуацию осмысливать, избегая оценочной нормативности, традиционных интерпретаций и видеть всю палитру акцентов, по которым мы судим о социально-политической субстанции современного мира.

Конференцию продолжила Марианна Михайловна Шахнович, доктор философских наук, профессор и заведующая кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета СПбГУ, с докладом «Современное религиоведение о «новое просвещение»». Марианна Михайловна говорила об исторических корнях европейского просвещения и его влиянии на современное религиоведение, в первую очередь российское.

ГригорбеваДоктор философских наук, профессор и заведующая кафедрой религиоведения Красноярского Государственного Педагогического Университета им. В.П. Астафьева Людмила Ильинична Григорьева представила доклад «Проблема «многоуровневой» информации в аттитьюдных исследованиях новых религиозных движений». Квинтэссенцией сообщения Людмилы Ильиничны стал вопрос отсутствия полного, максимального, многогранного представления о религиозности современного россиянина.

Аринин Евгений Игоревич, доктор философских наук, профессор и заведующий кафедрой философии и религиоведения Владимирского государственного университета искренне поблагодарил организаторов и участников конференции за возможность встречаться и обсуждать насущные проблемы и текущие вопросы современного религиоведения. В докладе «Концепции «природы» религии Н. Лумана и перспективы «интегративного проекта» в религиоведении» Евгений Игоревич осветил наиболее чувствительные тенденции в интеграции религиозного пространство в современную социально-политическую действительность.

Завершил пленарное заседание конференции Апполонов Алексей Валентинович, кандидат философских наук, доцент кафедры религиоведения философского факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Его сообщение отражало десекуляризационные процессы на примере современной России.

После перерыва участники разделись на две секционные группы по темам «История религиоведения» и «Методология религиоведения».

Секция №1 «История религиоведения» (модераторы — М.М. Шахнович и И.Н. Яблоков)

Секция к была открыта докладом В.В. Винокурова (МГУ им. М.В. Ломоносова) на тему: «Феномен чуда в философии Л. Витгенштейна». Владимир Васильевич отметил, что ему представляется очень важным и очень интересным рассмотреть взгляды такого философа науки как Витгенштейн относительно феномена чуда. Витгенштейн утверждал, что в основе всего современного мировоззрения лежит иллюзия, что так называемые законы природы являются объяснениями природных явлений. Таким образом, люди останавливаются перед законами природы как перед чем-то непогрешимым, и представляют себе мир, как будто бы уже все объяснено. Далее автор задает вопрос: «Почему наука не показывает чудес?», и отвечая на данный вопрос, приводит мнение Л. Витгенштейна о том, что наука объясняет любое чудо, иначе она не была бы наукой. В науке нет чудес, но это не значит, что чудес в принципе не бывает. Чудо не является фактом науки, а если наука рассматривает чудо, то это не наука. В.В. Винокуров, излагая логику рассуждений Витгенштейна, утверждает, что поскольку люди общаются при помощи языка, то и чудо существует благодаря функционированию языка.

ГостиСообщением, вызвавшим активную дискуссию стал доклад П.Г. Носачева (НИУ-ВШЭ, ПСТГУ) на тему: «Генезис религиоведения и проблема «отверженного знания». Докладчик начал свое выступление с заявления, что нижеприведенные взгляды не его собственные, а Воутера Ханеграаффа, а Павел Георгиевич является лишь транслятором этих взглядов. Затем докладчик перешел непосредственно к теме доклада, в котором рассказал о концепции «отверженного знания» и истории накопления этого знания. Так началом истории отверженного знания считается такое явление как «христианство до Христа». Эта идея достигает апогея своего развития в трудах таких мыслителей как Пико делла Мирандола, Марсилио Фичинно. По их мнению, существовала и существует некая единая древняя мудрость. В противовес данной традиции существовала иная тенденция. Так, мощным импульсом протестантизма была критика всякой мистики, которая «прилепилась» к христианству в эпоху Возрождения (платонизм, герметизм, каббала). Все это искажение правильной религиозности. Так появляется идея «заблуждения, суеверия» — это не правильно, но, как ни парадоксально, это не надо изучать. Затем в ХIХ веке появляется идея «правильной» науки, и такие культурные феномены как алхимия, астрология, антропософия, теософия — они отметаются как ненаучные. Такое же отношение к этим явлениям было и у религиоведения. И лишь в конце ХХ века появляется идея «отверженного знания», некой свалки истории, куда включаются все культурные комплексы, которые не вошли в «официальную» науку, философию, религиоведение. Этим объясняется феномен спроса на «популярные» книги, в которых рассказывается как все было на самом деле. Данная проблематика пользуется спросом у широкого круга читателей, а в «традиционных» областях знания она не представлена.

Следующим было выступление О.В. Горкуши (Институт философии им. Г.С. Сковороды НАН Украины) на тему: «Опыт современной украинской академической философии религии: состояние, проблемы, тенденции». Докладчица рассказала о современном состоянии философии религии в Украине. Оксана Владимировна выделила 6 ключевых тезисов, описывающих современное положение философии религии: 1 Тезис – Философия религии формировалась в рамках Института Философии НАН Украины, поэтому ей свойственна более историко-философская направленность, нежели религиоведческая. 2 Тезис – Сама философия религии по-разному определяется в научной среде, в связи с неопределенностью методологического аппарата исследования. 3 Тезис – Нет единого представления о функциональном предназначении философии религии. Так, богословы и религиозные философы считают, что философия религии должна служить обоснованию собственно религии. А светские исследователи, считают, что философия религии необходима для критического осмысления религии. 4 Тезис – Те исследователи, которые были воспитаны в рамках полиметодологического подхода, в рамках современной гуманитарной науки, предпочитают изучать конкретные теоретические проблемы, не уделяя внимания мировоззренческим и идеологическим предпосылкам. 5 Тезис – Есть тенденция замалчивать существование философии религии в Украине из-за незначительного количества фундаментальных работ по философии религии, а также разобщенность научного сообщества. 6 Тезис – К философии религии, как и к всему религиоведению в целом, предъявляется требование практической актуальности исследований, что по мнению докладчика не правильно. Философия религии, по ее мнению, не должна служить каким-либо целям и интересам, а должна развиваться как знание, ради знания.

В выступлении «Может ли религиоведение изучать не религию?» К.А. Колкуновой (ПСТГУ) была озвучена проблема расширения предмета религиоведения. По мнению докладчицы в современной России есть тенденция изучать историю отечественного религиоведения, особенно советского. Данная проблематика пересекается с современным трендом в западном религиоведении, где в последнее время, после 2000 года, стало модным изучать не-религию (non-religion, secularity). В этом плане, по мнению Ксении Александровны, опыт изучения отечественного религиоведения советского периода может быть актуален для западных коллег, поскольку значительной составляющей советского религиоведения был атеизм. Знания, накопленные отечественными религиоведами, могут быть экспортированы западным исследователям, поскольку они только начинают проводить исследования в данной тематике.

Также в работе секции приняли участие следующие докладчики:

С.А. Коначева (РГГУ) с докладом на тему: «Переводимость имен и непереводимость событий в спектральной герменевтике Дж. Капуто». Докладчица описала общие тенденции развития философской герменевтики в ХХ веке. Однако, основное ее внимание было уделено концепции новой герменевтики Дж. Капуто. Также Светлана Александровна отметила значительное влияние идей философской герменевтики Хайдеггера и теории деконструкции герменевтики Ж. Деррида.

О.В. Копылов (Пермский филиал Московского государственного университета экономики, статистики, информатики) с докладом на тему: «Александр Мень как российский историк религии». Докладчик в начале своего выступления указал на то, что Александр Мень, к сожалению, забыт современными историками религии и религиоведами.

О. К. Михельсон (СПбГУ) с докладом на тему: «Концепция культурных репликаторов в современной эволюционной психологии и методологические перспективы ее использования для исследования религиозных феноменов». Свое выступление докладчица начала с истории формирования теории репликаторов. Так в 70-х годах ХХ века, появляется две тенденции развития религии в эволюционном развитии человечества: В первом направлении религия рассматривается как средство адаптации. Это не совсем новое направление, нечто похожее высказывали еще бихевиористы 20-30 гг. ХХ века. Представителем данного направления является Э. Уилсон, который выпустил книгу «Социобиология и новый синтез», в которой он открывает дискуссию о возможности внедрения биологических методик в гуманитарных исследованиях. Во втором направлении религия не является средством адаптации. Представителем данного направления является Р. Докинз, который выпустил в 1976 году книгу «Эгоистичный ген». В данной работе предлагается теория культурных репликаторов или мемов. Репликатор — это все что копируется, не обязательно самостоятельно.

Н.Н. Павлюченков (ПСТГУ) с докладом на тему: «Подходы к изучению религии в трудах П.А. Флоренского». Докладчик высказал мнение о том, что стремление очистить религиоведческую науку от конфессиональных исследований могут пагубно сказаться на самой науке, поскольку основной мотив данных действий строится на страхе того, что наука может превратиться в апологетику религии, однако чрезмерное увлечение такого рода «очищением» может превратить науку в апологетику атеизма.

З.П. Трофимова (МГУ им. Ломоносова) в докладе на тему «Проблемы религии в западном свободомыслии ХХ века» дала определение термина свободомыслие: «Свободомыслие — есть течение общественной мысли, в основе которого лежит признание права человека на свободу критического отношения к существующим порядкам, признания права разума на критику религии. Оно, на мой взгляд, включает в себя такие формы как атеизм, рационализм, скептицизм». Затем докладчица рассказала об истории становлении современного свободомыслия, об основных общественных организациях, объединениях свободомыслящих, светских гуманистов, атеистов, скептиков.

К.С. Медведева (Исследовательская служба «Среда») с анонсом о предстоящей презентации итогов конкурса «Вера и религия в современной России». Докладчица рассказала о самом конкурсе, его итогах, также Ксения Медведева презентовала некоторые статистические данные о возрастном, гендерном, географическом, социальном разбросе участников конкурса. Были также представлены данные о наиболее часто цитировавшихся в работах участников исследователях.

В заключение выступили К.А. Колкунова и Т.В. Малевич с презентацией журнала «Религиоведческие исследования». Ксения Александровна рассказала о деятельности журнала, его редколлегии, тематике. Так, например, последний номер журнала посвящен психологии религии и когнитивному религиоведению. Содержание журнала состоит из рубрик: Теоретические подходы, Портрет ученого, Дискуссия, Рецензии.

После выступления К.А. Колкуновой и Т.В. Малевич модераторы секции М.М. Шахнович и И.Н. Яблоков поблагодарили всех докладчиков и гостей за участие в конференции.

Секция №2 «Методология религиоведения» (модератор — К.М. Антонов)

Иван Павлович Давыдов, доцент кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, областью научных интересов которого составляет в том числе и эпистемология, вызвал активную обратную связь в аудитории в методологическом дискурсе. Иван Павлович утверждал, что эпистемология религии могла бы осуществлять методологическую функцию в отношении всех других дисциплин религиоведческого цикла. То есть, это могла бы быть совершенно самостоятельная, обособившаяся дисциплина в русской религиоведческого цикла дисциплин, которая бы и занималась различением научности и ненаучности критериев по критериям научности, различением методов, методологий. И она бы как раз восходила не к философии, а к эпистемологии, то есть к теории научного познания. Неизвестная нам всем известная эта традиция на Западе, скажем, размывание гносеологии и эпистемологии. Но гносеология и эпистемология – это не одно и то же. Эпистемология занимается только одной картиной мира – научной картиной мира, она всегда учитывает критерий научности. А гносеология не всегда учитывает критерий научности. Потому что, если выстраивать картину обыденного сознания, в обыденном мышлении критерии научности не работают. Равно, как они не работают в художественном сознании, в религиозном или в мифологическом.

Асташкевич Сергей Анатольевич (СПбГУ) представил работу «Разработка постнеклассической парадигмы религиоведения на примере изучения традиционной культуры Индии». Выводы доклада заключались в использовании коммуникативно-действенного метода в религиоведения.

«Метод персонального нарратива для использования исследования религиозных практик пятидесятников харизматов» — доклад Надежды Николаевны Александровой поставил перед аудиторией вопросы об уровне фундаментальных форм влияния на персональные религиозные представления человека и возможности распознавания личной динамики развития религиозного опыта. Надежда Николаевна, как полевой исследователь, поделилась также особенностями практик включенного наблюдения в харизматических религиозных общинах.

Философские и методологические направления современных подходов изучения религий затронул в своем докладе «Религия как диалог: перспективы философской герменевтики в религиоведении» Петр Александрович Карпачев (МГУ им. М.В. Ломоносова).

Второй день — ПСТГУ

Второй день конференции «Современные подходы к изучению религии» прошел в ПСТГУ. По расписанию было намечено две секции «Религиозность в современном мире» и «Конкретные вопросы изучения религии».

Секция №3 «Религиозность в современном мире» (модераторы —  Х. Хоффман (Яггелонский университет) и М.Ю. Смирнов (СПбГУ))

Первым в рамках секции «Религиозность в современном мире» выступил Х. Хоффман (Яггелонский университет) с докладом на тему: «Терминология и внутреннее содержание науки о религии».

Докладчик рассказал об опыте обсуждения терминологии науки о религии на мировых религиоведческих конгрессах, конференциях. Хенрик Хоффман отмечает терминологическую разобщенность в определении науки о религии. Так, например, в Германии и Венгрии используют термин Religionswissenschaft, в Польще — Religioznawstwo, в Чехии — Religionistika, в Украине — Релiгiєзнавство, в России — Религиоведение. Однако, как только дело касается английского языка, сразу же возникает несколько альтернативных терминов: Study of Religion, Study of Religions, Religious Studies, Science of Religion. Докладчик сообщил, что на конгессе в Торонто (2010) было принято решение изменить термин Study of Religion на Academic Study of Religion. Докладчик отметил, что отец-основатель религиоведения Макс Мюллер, несмотря на то, что он был немец, использовал термин Science of Religion. Однако, проблема состоит в том, что в англоязычном мире слово «Science» используется только по отношению к точным наукам, а не к гуманитарным. Но, по мнению Хенрика Хоффмана, следует помнить, что Макс Мюллер выделяет религиоведение в противовес философии и религиозной философии того времени, которая была спекулятивной философией. Тем самым, Мюллер пытался противопоставить религиоведение (Science of Religion) спекулятивной философии. Далее терминология изменялась уже в рамках всемирных конгрессов, так на восьмом всемирном конгрессе было принято название ассоциации – International Association for the Study History of Religions. Однако, на 11-ом всемирном конгрессе слово Study было убрано. На данном конгрессе было попытка изменить название религиоведения с Study of Religion на Science of Religion, но она не была поддержана большинством. Также докладчик рассказал, что в западном научном сообществе нет понятия «религиовед», там есть самые известные буддолог, арабист, византинист и т.д., но они между собой не общаются, у них нет общего консолидирующего признака – «наука о религии».

Следующим выступил Косиор Кшиштов (Люблинский университет) с докладом на тему: «Героическая религиозность vs. терапевтическая религиозность».

Автор в своем разделении на героическую и терапевтическую религиозности, основывается на данный бенгальского общества о. Шри-Ланки. Так, современные бенгальские семьи предпочитают, чтобы более умные и успешные сыновья выбирали для себя коммерческую деятельность, а менее проворных и неопытных отправляют в монастыри. Довольно интересно, что современное американское общество использует религию в качестве терапии. В сознании среднестатистического американца Бог представляется не как трансцендентный абсолют, а, скорее, как всегда присутствующий помощник (τεραπευτος). Героическая религиозность же состоит в самостоятельном поиске опыта, просветления. Очень ярким примером, по мнению докладчика, является Сиддхартха Гаутама, который сам стремился и достиг состояния религиозного опыта.

Следующим выступил Р.Н. Лункин (Институт Европы РАН) с докладом на тему: «Полевые исследования: оригинальные особенности изучения российской религиозности ХХI в.».

Религиозная жизнь становится более неуловимой для исследователя. В контексте теорий секуляризации, десекуляризации складывается впечатление, что современные западные исследователи подписываются под собственной несостоятельностью и некомпетентностью. Так, например, на последнем семинаре Общецерковной Аспирантуры и Докторантуры в Киеве Хосе Казанова отметил, что мы не можем говорить о глобальных процессах секуляризации или десекуляризации в рамках всего мира. Надо рассматривать каждую отдельно взятую страну и проводить глубокие исследования и только после этого говорить о каких-либо изменениях в религиозной жизни в данном государстве. Затем докладчик рассказал о собственных исследованиях религиозной жизни в России и презентовал двухтомник «Атлас религиозной жизни России», в котором применяется «метод Х. Казановы» — конкретное изучение религиозной ситуации в каждом отдельно взятом регионе.

Следующей выступила М.С. Киселева (Институт философии РАН)  с докладом на тему: «Современные методологические проблемы истории религии».

Марина Сергеевна в своем выступлении обратила внимание на проблемы, связанные с изучением древностей, так, например, очень часто изучая историю, исследователи модернизируют ее, вкладывая в уста тех или иных деятелей, слова, которые последние не произносили. Также существует проблема современного языка и применения его к истории. Если задать человеку XVII века вопрос «Какую религию ты исповедуешь?», то он нас не поймет. По мнению докладчика, историкам религии необходимо использовать различные междисциплинарные подходы, необходимо изучать исторический контекст, изучаемой религии.

Следующей выступила Е.М. Мирошникова (ТГПУ им. Л.Н. Толстого) с докладом на тему: «Перспективы религиозного образования в современном мире».

Елена Михайловна рассказала о проекте, в котором она принимала участие вместе с иностранными коллегами. Итогом данного исследования стала книга «The Routledge International Handbook of Religious Education», в которой описывается современная ситуация религиозного образования в 51 стране мира, также отдельные главы посвящены Латинской Америке и Европейскому Союзу.  Также докладчица осветила основные проблемы внедрения курса религиозного образования в России.

Следующей выступила Е.Н. Медведева (СГУ им. Н.Г. Чернышевского) с докладом на тему: «Проблема метода психодиагностики индивидуальной религиозности».

Докладчица рассказала о современных подходах в исследованиях персональной религиозности. Так на последнем всемирном конгрессе психологов религии в Лозанне была затронута проблема методов исследования индивидуальной религиозности. Также очень важна проблема демаркации подходов, предметного поля, так как данный фокус исследования может изучаться в рамках психологии и социологии религии, а также когнитивного религиоведения. Важно при исследованиях такого рода четко обозначить, что подразумевается под термином «религия», т.к. от этого зависит предмет исследования – индивидуальная религиозность.

Следующим выступил А.А. Тумин (Славяно-Греко-Латинская Академия, РГСУ) с докладом на тему: «К проблеме изучения психологии религии в США в конце XIX – первой половине ХХ вв.».

Докладчик рассказал о истории становления психологии религии, ее методов, походов и принципов. Андрей Александрович осветил концепции, разработанные отцами-основателями психологии религии. Докладчик отметил, что необходима рефлексия развития психологии религии, причем рефлексия не только философская, но и богословская.

СмирновСледующим выступил М.Ю. Смирнов (СПбГУ) с презентацией проекта по разработке энциклопедического издания по социологии религии.

Михаил Юрьевич рассказал о деятельности Исследовательского Комитета Социологов Религии Сообщества Социологов, а также об основных целях создания «Энциклопедического словаря по социологии религии». Планируется, что данное издание будет объединять всех современных социологов религии, будет способствовать некой консолидации научного сообщества, так как многие российские исследователи не знают не то, что современных западных исследователей, а и собственную отечественную ученую среду. Также, по мнению участников проекта, данное издание способствует выработке общепринятой терминологии, которая способствует повышению уровня научного потенциала российской социологии религии. Михаил Юрьевич также рассказал о том, что уже сделано и что предстоит еще реализовать. На данный момент редакционная коллегия состоит из 40 активно действующих социологов религии, а всего их примерно около 100. Всего запланировано опубликовать в словаре 350 статей, на данный момент (14.12.13) уже написано 179. Также ведется дискуссия о объеме присутствия в словаре статей исторического, этнографического, антропологического материала. Все-таки, по замечанию М.Ю. Смирнова, это будет социологический словарь, поэтому основное внимание будет уделено именно социологическим статьям. Также докладчик отметил вклад Е.Н. Мирошниковой в развитие связей с иностранными коллегами, которые откликнулись помочь в подготовке данного издания. Среди западных коллег, которые написали свои статьи для словаря: Gert Pickel профессор кафедры социологии церкви, теологического факультета, Лейпцигского университета; Pedro Caston Boyer профессор кафедры социологии, университета Гранады; Vincenzo Pace профессор кафедры философии, социологии, педагогики и психологии, университета Падовы; а также британские исследователи Eilen Barker и Davie Grace.

Секция №4 «Конкретные вопросы изучения религии» (модератор — Роман Олегович Сафронов)

Первое направление представили студенты Института этнологии и антропологии РАН. Анна Дмитриевна Соколова  в своем докладе «Современный похоронно-поминальный обряд в России: стратегии и методы изучения» осветила подробнейшим образом исследованные трансформации похоронного обряда в текущей действительности. Продолжила тематику ее коллега по институту – Юдкина Анна Борисовна с докладом «Как религиоведы могут изучать современные процессы мемориализации в России?».  Анна Борисовна рассказала о проблемах трансформации поминальных культов в современной практике. Докладчица рассказала о формировании данных культов, выделив очень яркое смешение различных культур в современном комплексе поминальных культов.

В заключение первого блока выступлений выступила Мария Сергеевна Сеньчукова, журналист портала «Правмир», аспирант Института философии РАН. Тему своего выступления Мария Сергеевна обозначила как «Массовое поклонение святыням как предмет религиоведческого исследования». Мария Сергеевна привела интересные эмпирические данные небольшого локального исследования, проведенного два года назад, в то время, когда в Москве, в течение десяти дней находился пояс Богородицы.

Не менее интересный доклад – «Феномен мегацерквей в США», представила Ольга Константиновна Горева (МГУ им. М.В. Ломоносова). Основываясь на материалах зарубежных исследователей, Ольга Константиновна озвучила предпосылки, причины, основные характеристики и некоторые перспективы развивающейся религиозной тенденции в США.

Носырев Илья Николаевич (МГУ им. М.В. Ломоносова) представил аудитории свой взгляд на меметику, как новый инструментарий для исследования деструктивных культов. В качестве примера Илья Николаевич использовал секту скопцов. Подробное изучение этой секты показало объективность и актуальность использования меметики в изучении подобного рода групп.

Начиная с 80-90 – х г.г. прошлого века наблюдается активный всплеск исследований исламских женских практик. Следующий докладчик — Камарова Рузия Исламовна из Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева рассматривает осмысление западного исследовательского опыта  как  теоретическое и методологическое основания, в том числе для проведения сравнительного анализа использования исламскими женщинами хиджаба в своей религиозной практике. Доклад назывался «Хиджаб: методология  и дискурсы западных исследователей».

В завершение встречи, Григорий Евгеньевич Исаев, представитель паломнической службы «Радонеж», выступил с докладом  на тему «И.А.Ильин: аксиомы религиозного опыта преображения мира через духовный подвиг».

Круглый стол  «Отечественные традиции изучения религии»

Модератор круглого стола Р.О. Сафронов рассказал об исследовательском гранте, в рамках которого проводят совместные исследования кафедра философии религии и религиоведения МГУ и кафедра философии религии и религиозных аспектов культуры ПСТГУ. В рамках данного проекта его участники  пытались выяснить, функционировала ли, и как функционировала исследовательская программа по изучению религии в Советском Союзе. В современной науке есть две тенденции: либо в СССР была замечательная парадигма, которая все хорошо исследовала. Другая точка зрения – в Советском Союзе никакого исследования религии не было, присутствовала только ее критика. В рамках гранта было издано 12 статей, 3 программы и одна аннотированная библиография. Сам Роман Олегович написал две работы: одна по изучению «сектантства» в СССР, а вторая – рецепция идей Дюркгейма в советское время. В Советском Союзе как таковой рецепции Дюркгейма так и не произошло, т.к. он не разделял «единственно-правильную парадигму» — марксизм.

«Обязательным условием опубликования научной работы в Польше является наличие в библиографии работ западных авторов. Однако в обратную сторону это правило не работает»

ОбъявлениеДалее профессор Хоффман поделился своим опытом изучения истории религиоведения. Хенрик Хоффман поднял проблему разобщенности между западными религиоведами и религиоведами из бывших советских республик. Так, например, в знаменитом двухтомнике Жака Ваарденбурга «Classical Approaches to the Study of Religion», в библиографическом обзоре нет ни одной работы представителей СНГ. По мнению профессора Хоффмана, религиоведение на западе во второй половине ХХ века, состояло только из немцев, французов, англичан, голландцев, американцев, и отчасти итальянцев.  Также показательной ситуацией является  — обязательное наличие в библиографии польских научных статей работ западных исследователей. Зачастую, данное «обязательное» условие носит лишь чисто символический характер. Однако в странах западной Европы и Северной Америки нет обязательного пункта – «наличие работ, написанных учеными из СНГ».  Также Хенрик Хоффман призвал изучать историю собственной (национальной) академической традиции изучения религии, а также выразил свое пожелание выпустить коллективный сборник по истории религиоведения в странах бывшего СССР на английском  языке, для популяризации сведений об истории и современности религиоведения в наших странах.

Следующей выступила Т.В. Малевич с рассказом об изучении психологии религии, и в особенности мистического опыта в СССР. Татьяна Владимировна отметила, что интерпретация мистического опыта зависит от принимаемой парадигмы. Так в ХХ веке существовало две тенденции: сенсуалистская (опыт реален, есть ядро опыта, вокруг которого строятся субъективные интерпретации) и конструктивисткая (строится на социальном конструктивизме, опыт изначально детерминирован той традицией, в которой он существует, поэтому сравнивать опыты в разных религиях невозможно). В СССР такой единственной парадигмой была теория отражения. Согласно этой теории есть объективный мир, который может восприниматься человеком правильно или  неправильно. Мистицизм – неправильное отображение мира, правильное – научное. Поскольку в такой логике мистицизм расширял свое предметное поле, то туда сваливалось все: магия, суеверие, антропософия, теософия, биоэнергетика, и т.д. и т.п.

Профессор Хоффман отметил, что у религиоведов, психологов религии нет инструментария и критериев для измерения истинности мистичного опыта. Примером, подтверждающим данное высказывание, Хенрик Хоффман привел рассказ о жизни Faustyny Kowalskiej.

Роман Олегович Сафронов высказал мнение, что если бы даже и существовали такого рода методы проверки, то никто бы не согласился их пройти.

«Потому что они бы существенно повлияли на сам опыт, и обязательно бы его исказили» — добавил К.М. Антонов.

Елена Николаевна Медведева задала вопрос о том, откуда советские ученые узнавали о современных им западным исследованиям и исследователям, а также насколько эти знания адекватны?

Отвечая на данный вопрос Р.О. Сафронов привел пример С.А. Токарева, который читал на трех языках, участвовал в международных конференциях. Токарева хорошо знали на западе,  его читали, и его работы —  это вполне качественные исследования. Но есть другая группа авторов, которые не читали на иностранных языках, а довольствовались лишь материалами таких ученых как  Токарев. По мнению Р.О. Сафронова, в каждой конкретной ситуации вопрос надо рассматривать отдельно.

 Своими соображениями поделился Хенрик Хоффман. Так он  ответил, что социалистический период  в Польше проходил, в некоторой степени, отлично от СССР. Например, в Польше никогда не было кафедр атеизма, были в свободном доступе книги многих западных «буржуазных» авторов. То же самое касается и научных работ – достаточно отбросить несколько «идеологических» абзацев и без них – это вполне приемлемое научное исследование.

А вот Татьяна Владимировна Малевич высказала несколько иную точку зрения. Она рассказала, как во время подготовки материалов к своей диссертации. Ею было изучено большое количество советских работ по психологии религии, и в них, зачастую, почти невозможно отделить идеологическую часть от научной.

«Достаточно было отбросить «шапку» и «ботинки», и работа становилась нормальным научным текстом»

По мнению М.Ю. Смирнова историки философии, историки мысли – могли писать так, чтобы можно было механически отделить идеологическое от научного. Михаил Юрьевич рассказал о «шапке и ботинках» в научных исследованиях, когда авторы, описывая какое-либо философское учение или школу, в начале и в конце работы писали идеологические взгляды правящей партии, а середина – это нормальный научный текст. Но это касалось только некоторых специальностей, а вот те религиоведы, которые были тогда научными атеистами, так не делали. У них переплетались научные и мировоззренческие идеи, и это имело свою логику.

Татьяна Александровна Фолиева отметила, что в первый день данной конференции уже поднималась эта тема, и некоторыми профессорами было высказано мнение, что советские религиоведы не верили в собственную методологию, но им из-за страха перед системой приходилось вставлять мировоззренческие пассажи в свои тексты. В таком случае возникает вопрос, что все-таки имело большее влияние на исследователей: страх перед системой или уверенность в непогрешимости марксисткой методологии?

«Цель Партии – неуклонное повышение благосостояния советского народа. Кто пойдет против такого лозунга?»

Михаил Юрьевич Смирнов ответил, что страх был важным фактором, но не решающим. Многие действительно верили, что они правы, и  их методология верна, ведь если посмотреть на лозунги ЦК КПСС, то, что мы увидим? «Цель Партии – неуклонное повышение благосостояния советского народа. Гармоничное развитие общества». И как иронично отметил докладчик: «Кто против этого пойдет?». Таким образом, видно, что научные атеисты были уверены в истинности своей методологии, что отражается в их текстах. Сама идея того, что советские религиоведы «все понимали», но вынуждены были писать по определенному образцу, происходит от тех ученых, которые в 90-х занялись самооправданием. Они говорили, что они сами не верили в марксистские методы, а знали, что это не правильно, но из социально-политических условий вынуждены были скрывать свои настоящие взгляды.

Хенрик Хоффман привел пример того, как в Польше, в свое время, была популярной работа Д.М. Угриновича «Введение в религиоведение», где во введении написано: Религиоведение –  это часть научного атеизма, его задание не только познавать религии, а и изменять религиозное мировоззрение». В 90-х гг. этот учебник убрали из образовательной деятельности за пропаганду.

Роман Олегович Сафронов отметил, что советские авторы критикуя работы  западных исследователей, говорили, что западные теории на практике не работают, потому что «буржуазные» ученые сознательно отказываются от решения мировоззренческого вопроса. В отличие от них, советские специалисты его решают, причем правильно решают.

Поддержала данное высказывание и Т.В. Малевич подчеркнув, что в психологии религии наблюдается такая же ситуация. Западные исследователи, в отличие от отечественных, не рассматривают онтологический статус мистического опыта. Р. О. Сафронов высказал мнение, что подобное «решение» мировоззренческого вопроса, затем отражается на взглядах советских исследователей. Так, например, люди старшего поколения не могут себе представить как возможно изучать религию нейтрально, т.к. они воспитаны в рамках того, что наука может решать мировоззренческие проблемы. Т. В. Малевич добавила, что невозможность говорить нейтрально, порождена твердой верой в наличие объективной истины.

Михаил Юрьевич Смирнов рассказал о том, как в советское время присутствовала идея о невозможности мировоззренческой нейтральности в философии. Была установочная работа «Марксизм и эмпириокритицизм» одна из глав, в которой «Партии в философии и философские безголовцы». Философия не может быть беспартийной, она всегда классовая – материализм, идеализм.

Также участники круглого стола обсудили проблему игнорирования таких феноменов как религия, мистика, ведь официальные государственные органы утверждали, что поскольку советские граждане мало интересуются религией и мистикой и общество на пути к прогрессу и построению светлого будущего, значит и марксистко-ленинская философия и методология – верные. Было высказано мнение, что замалчивание феноменов мистики и религии вылилось потом в увлечение различной анти-, псевдо-, пара-, и околонаучной тематикой. Наглядным примером тому служит сцена из фильма В. Меньшова «Любовь и голуби», когда героиня Л. Гурченко завоевывает симпатии главного героя рассказами об НЛО, параявлениях, виртуальной хирургии и т.д. Также, М.Ю. Смирнов поделился воспоминаниями из собственного опыта преподавания философских дисциплин в СССР. Он отметил, что научный атеизм не пользовался популярностью у аудитории. Большой спрос был на магию, оккультизм, мистику, эзотерику и т.д.

Подводя итоги  круглого стола, К.М. Антонов отметил, что чем дальше мы занимаемся изучением советского религиоведения, тем больше мы понимаем насколько это сложная тема. Довольно сложно аккумулировать все имеющиеся данные и уложить их в единую структуру. Последнее слово взял Хенрик Хоффман. Польский профессор отметил, что такого уровня научных конференций и дискуссий как в России, Украине, и в других постсоветских странах на западе не бывает. Очень редко, когда участники конференции имеют пересекающиеся темы научных интересов, и есть возможность дискуссии. Х. Хоффман поблагодарил всех участников круглого стола: преподавателей, студентов, и просто слушателей, за участие в мероприятии,  а также пожелал сохранять высокий уровень организации отечественной науки.

Репортаж подготовили Роман Ледков и Дмитрий Горевой

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher