22 ноября 2013 на семинаре по социологии религии в МГУ состоялся доклад Е.А. Кублицкой «Специфика межэтнического и этноконфессионального взаимодействия в регионах РФ»

Дата публикации: 27.11.2013

Прежде чем начать обсуждение актуальных вопросов межнациональных и межконфессиональных взаимоотношений в регионах России, кандидат социологических наук, заместитель декана по учебной работе социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Сергей Викторович Трофимов, говоря от лица широчайшего круга коллег, предложил присвоить данному мероприятию имя его основателя и постоянного организатора, одного из ведущих отечественных специалистов по социологии религии, доктора социологических наук, Синелиной Юлии Юрьевны, трагически погибшей минувшей весной. Научный семинар по социологии религии в стенах социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова уже давно стал традиционным ежемесячным событием, к которому все основательно готовились и которого ждали с нетерпением. Но в жизни Юлии Юрьевны семинар имел еще большее значение, благодаря ее стараниям за Круглым столом всегда собирались наиболее интересные и прогрессивные мыслители, ученые, исследователи из регионов России и ближайшего зарубежья, вынося на повестку дня актуальнейшие вопросы современного религиоведения.

Пользуясь случаем, Елена Александровна Кублицкая, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, напомнила всем собравшимся о подготовке книги, посвященной памяти Юлии Юрьевны, куда будут включены ее основные работы, а так же воспоминания родственников, друзей и коллег. Елена Александровна призвала всех, кто когда либо встречался с Юлией Юрьевной Синелиной лично или читал ее научные труды, составить небольшой очерк, на основе своих воспоминаний и передать для дальнейшей публикации.

Елена Александровна Кублицкая

Елена Александровна Кублицкая

Свои очерки-воспоминания можно присылать  Кублицкой Е.А.. по почте: eakubl@yandex.ru

Характер межэтнического и этноконфессионального взаимодействия в полиэтнических регионах Российской Федерации

В рамках данного научного семинара на обсуждение была вынесена наиболее актуальная для современной России проблема межэтнической и этноконфессиональной напряженности. По данной теме Елена Александровна Кублицкая представила доклад («Специфика развития межэтнического и этно-конфессионального взаимодействия в регионах РФ (социологический мониторинг)» / . Материалы третьей международной научной конференции Социология религии в обществе Позднего Модерна (памяти Ю. Ю. Синелиной). – Белгород: ИД «Белгород», 2013), основанный на результатах мониторинговых социологических опросов Института социально-политических исследований РАН в республиках Северного Кавказа (Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкессия), Центральной России (Мордовия) и столичного мегаполиса (Москва). Опросы проводились в национальных республиках в 2003 -2012 г.г. и в 1992-2010 г.г. в столице. Приступая к освещению проблемы, докладчик подчеркнула необходимость изучения религиозного аспекта в контексте этнических процессов, так как на сегодняшний день все еще сохраняется тесная связь конфессии с национальной и этнической принадлежностью. Кроме того, необходимо помнить, что характер складывающихся отношений в этой сфере, развитие толерантности между различными этническими и конфессиональными группами в России, во многом способен укреплять интегративные процессы, федеративную и социально-политическую стабильность государства.

Таким образом, социологический мониторинг уровня напряженности в полиэтнических регионах России направлен на определение степени конфликтности и толерантности в межэтнических и межконфессиональных отношениях. На основе чего у исследователей появляется возможность выявления наличия протестного потенциала в ряде обозначенных республик.

Так, говоря о межнациональных отношениях в целом по России, несмотря на незначительный рост тревожности в оценках населения за последние годы, средние показатели напряженности остаются все же достаточно умеренными (Репрезентативное для населения РФ социологическое исследование проводились под руководством чл.корр. РАН Шульца В.Л., д.соц. н. Локосова В.В.). Однако автор особо подчеркнула, что при всем этом доля респондентов, позитивно оценивающих межнациональные отношения, существенно снижается.

Диаграмма 1. Распределение ответов на вопрос «Как Вы оцениваете в месте Вашего проживания отношения между людьми разных национальностей?»
(в % от числа опрошенных) (Репрезентативное для населения РФ социологическое исследование проводились под руководством чл. корр. РАН Шульца В.Л., д. соц. н. Локосова В.В.)

диаграмма1
Рассказывая о факторах, влияющих на трансформацию лояльного отношения в этноконфессиональных взаимодействиях в современных российских условиях, докладчик особо упомянула о том, что на сегодняшний день фиксируется интенсивный миграционный отток трудоспособного населения из республик Северного Кавказа и Мордовии, в который вовлечены почти все этнические группы, проживающие на территории данных регионов. При этом наиболее активно уезжали и уезжают русские, что сопряжено с рядом существенных экономических и этнополитических проблем.

По данным 2012 года, в Северной Осетии-Алании отмечен достаточно высокий уровень межнациональной напряженности среди населения (50%). Данный показатель складывается из двух индикаторов: «имеется межнациональная напряженность» (38%) и «сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты» (12%). По сравнению с 2005 годом, он снизился на 20% и «вернулся» к показателю десятилетней давности 2003 года. Докладчик подчеркнула, что с учетом постоянного роста отрицательного сальдо миграции, это вполне закономерно.

Карачаево-Черкессия, по словам автора, в демографическом отношении является наиболее «депрессивным» регионом, в котором учеными по всем показателям фиксируется существенное сокращение прироста численности населения. Однако, несмотря на это, уровень межнациональной напряженности в данном регионе снижается (к 2012 он достиг 39%).

Что касается Мордовии, то здесь отмечается стабильно низкий уровень межнациональной напряженности (17%). Это вполне может быть связано с осуществлением грамотной миграционной политики в данном регионе, а так же с проведением работ региональных СМИ по возрождению интернациональных традиций народов России. Однако, согласно данным исследования, русское население оценивает межнациональную напряженность все же несколько выше, нежели представители других народов, проживающих на территории данных республик.

Для московского региона характерна обратная ситуация, когда активная интенсификация иммиграционных потоков одновременно сопровождается естественным сокращением численности коренного населения. Соответственно, можно говорить о существенных изменениях этнической структуры столичного мегаполиса в течение последних лет. Елена Александровна обратила особое внимание на тот факт, что сегодня, согласно подсчетам экспертов, на территории московского региона находится более половины всех иммигрантов.

Таким образом, демографическая проблема с увеличением доли нерусского населения вышла в разряд наиболее актуальных. Докладчик особо подчеркнула, что быстрое изменение национального состава за счет легальных, а по большей части нелегальных мигрантов неизбежно привело к утрате интернациональных и толерантных отношений со стороны коренных национальностей.

На основании данных представленного исследования, Елена Александровна сделала вывод, что ассимиляционные возможности ряда сфер мегаполиса находятся на пределе. Так, по мнению москвичей, вследствие увеличения интенсивности неуправляемых миграционных потоков, ухудшается весь спектр жизнедеятельности местного населения: социально-бытовые условия, трудоустройство, сфера обслуживания, образование, здравоохранение, транспортные передвижения, и, конечно, культурно-духовные запросы населения. Соответственно, «рост межнациональной напряженности в массовом сознании москвичей идет через отражение реалий их повседневной жизни».

Таким образом, нельзя говорить о благополучном социально-культурном фоне в мегаполисе. Напротив, характер межнациональных отношений представляется стабильно напряженным, что доказывают результаты девятнадцатилетнего мониторинга, фиксирующего непрекращающуюся динамику роста межнациональной напряженности в мегаполисе. Сравнивая данную ситуацию с упомянутыми республиками Северного Кавказа и Мордовии, автор отметила безусловное лидерство столичного региона в межнациональной напряженности (68%), а также обратила внимание на то, что почти треть всех респондентов озабочены возможностью «близких межнациональных конфликтов».

При сравнении социально-демографических групп, испытывающих крайнюю степень недовольства сложившейся ситуацией в сфере межнациональных отношений, докладчик констатировала большее количество таких респондентов «среди коренных жителей столицы, по сравнению с приезжими; среди мужчин, по сравнению с женщинами, в группе молодых, по сравнению с пожилыми людьми». С учетом этноконфессиональной принадлежности, вполне логично, по мнению автора, что наиболее критично межнациональные отношения в мегаполисе оценивают русские и православные.

Диаграмма 2. Динамика уровня межнациональной напряженности в 4 полиэтнических регионах РФ за десять лет (2003 -2012 гг.)
(в % от числа опрошенных)

диаграмма2
Показатель межнациональной напряженности складывается из двух индикаторов: «имеется межнациональная напряженность» и «сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты».
Источник: сектор социальных индикаторов и показателей федеративных и национальных отношений ИСПИ РАН

Процесс десекуляризации в полиэтнических регионах России

Изучение проблем конфликтности этноконфессионального взаимодействия, как сообщила Елена Александровна, в первую очередь осуществлялось в контексте социологического анализа направленности и динамики десекуляризационного процесса. Поэтому показатели строились, прежде всего, на определении уровня религиозности и атеистичности населения. Вряд ли можно говорить о «стабилизации» религиозности в республиках Северной Осетии, Карачаево-Черкессии и Мордовии. Так, в Северной Осетии уровень религиозности населения за последние десять лет вырос на 24 %. и к 2012 году составил 79%, в том числе более 40% из них – это «воцерковленные» верующие, то есть люди, соблюдающие религиозные обряды и включенные в мотивированную культовую практику. Автором так же отмечался рост уровня религиозности населения в Карачаево-Черкессии, где за семь лет доля верующих людей увеличилась на 8%, составив к 2012 году 62%, среди которых около половины убежденные «воцерковленные» верующие. В Мордовии за десять лет уровень религиозности вырос на 16 %, поднявшись к 2012 до 75%, включая 25% «воцерковленных» верующих.

В столичном мегаполисе, согласно данным социологического мониторинга, за пятнадцать лет уровень религиозности вырос на 6 % и к 2010 году зафиксировался на отметке 56%. Среди общего числа верующих москвичей уровень воцерковленности составил 45%. Особо автор отметила количественные показатели групп колеблющихся между верой и неверием, которые в Москве остаются на отметке 20%, однако доля таких людей в национальных республиках значительно меньше: от 10 до 15%%.

Елена Александровна подчеркнула, что уровень атеистичности крайне низок во всех субъектах федерации. В столице за указанные годы доля нерелигиозного населения снизилась в 2 раза и составила 10%, среди которых выявлено всего 4% убежденных неверующих (атеистов). Доля нерелигиозного населения в Северной Осетии — 6%, в Карачаево-Черкессии- 9%, в Мордовии- 13%.

В рейтинговом соотношении религиозного и нерелигиозного населения к 2010-2012 годам места примерно распределились следующим образом: Москва – 6:1; Карачаево-Черкессия – 6:1; Мордовия – 7:1; Северная Осетия — Алания 8:1

Диаграмма 3. Религиозное и нерелигиозное население в субъектах РФ
(в % от числа опрошенных 2010-2012гг.)

диаграмма3

Источник: сектор социальных индикаторов и показателей федеративных и национальных отношений ИСПИ РАН.

Согласно данным всероссийского социологического исследования 2011 г., проведенного под руководством Синелиной Ю. Ю., в целом по России рейтинговое соотношение религиозного и нерелигиозного населения составляет примерно 6,5:1 (Всероссийское социологическое исследование, проведенное в 2011 году, осуществлено при поддержке гранта РГНФ   №10-03-00185а: «Духовно-нравственные основы традиционных конфессий как фактор консолидации российского общества» (рук. д.с.н. Синелина Ю.Ю.)).

Соотношение религиозного и нерелигиозного населения зависит во многом от комплекса социально-экономических, территориальных, социополитических, исторических, конфессиональных и этнических факторов.
Согласно анализу данных социологических исследований выяснилось, что социально-демографические характеристики религиозного населения становятся все более размытыми. Нет четкой зависимости уровня религиозности от возраста, национальности, социального положения, места жительства, образования, уровня дохода. Из перечисленных социальных характеристик, только пол и местожительство (город-село) респондентов оказывается определяющим при выявлении религиозности населения регионов РФ. Так, согласно данным социального мониторинга, были определены общие для разных регионов России черты «верующего»: как правило, это женщина, проживающая в сельской местности.

Что касается социально-демографических характеристик нерелигиозного населения, то здесь прослеживаются более четкие закономерности. Так, по словам докладчика, в группах «неверующих» и «атеистов» чаще оказываются горожане, мужчины (до 29 лет и 40-49 лет), инженерно-технические работники или студенты со средним или низким уровнем материального достатка.

Таким образом, на основе вышеизложенных данных, автор доклада сделала вывод о том, что в условиях повышения уровня и степени религиозности, доминирования религиозного населения, активизации религиозной жизни, продолжается процесс десекуляризации российского общества.

Характер этноконфессионального взаимодействия и уровня толерантности

Очевидно, что развитие толерантных отношений в наибольшей степени зависит от уровня терпимости населения к различным национальностям, конфессиям, религиозным взглядам и организациям.
Так, данные социологического мониторинга определили общую тенденцию к снижению показателей религиозной неприязни. За последние четыре года прослеживается увеличение доли населения, демонстрирующей терпимое отношение к различным конфессиям и религиозным воззрениям.

Диаграмма 4. Уровень неприязненного отношения к религиям и религиозным организациям
(в % от числа опрошенных 2010-2012гг.)

диаграмма4

Источник: сектор социальных индикаторов и показателей федеративных и национальных отношений ИСПИ РАН.

Однако, в период 2010-2012 годов «испытывают неприязнь к некоторым религиям и религиозным организациям» 25% москвичей, 13% респондентов Северной Осетии-Алания, 12% — в Карачаево-Черкессии и 9% — в Мордовии.

Тем не менее, как подчеркнула автор, внутри социальных групп можно фиксировать значительное различие по степени религиозной толерантности. Исследования показали, что, как правило, к проявлению религиозной терпимости во всех обозначенных регионах более склонны русские женщины 14-18 лет и 25-29 лет, в то время как менее толерантны к религии и религиозным организациям мужчины, в возрастных группах 19-24 лет, 30–39 лет и 50-59 лет.

Однако, несмотря на эти, в целом, позитивные показатели, все же остается определенная часть населения, стабильно испытывающая нетерпимость по отношению к некоторым религиям и религиозным организациям. В частности, в столичном регионе доля таких людей достигает четверти населения. Докладчик так же отметила, что по сравнению с мусульманами, среди православных верующих все же несколько ниже уровень религиозной терпимости, в частности, по отношению к некоторым религиям протестантского направления, а так же радикальным исламским группам.

Очевидно, что в целом, уровень религиозной терпимости выше и стабильнее уровня межнациональной толерантности. Докладчик осветила ряд факторов, которые, с точки зрения респондентов из разных регионов России, препятствуют развитию межнациональной толерантности. Так, наиболее часто отмечается «неуважительное отношение мигрантов к нормам и культурным традициям нашего региона». Для Москвы, где вопрос иммиграции наиболее актуален, такой ответ озвучивал каждый второй житель города. На территории Северной Осетии, по мнению населения, наиболее важным фактором дестабилизации межнациональных отношений являются «хулиганские действия и другие нарушения общественного порядка на национальной почве». Респондентами из Карачаево-Черкессии особо негативно отмечались факты «назначения на руководящие или престижные должности по национальному признаку». Примечательно, что около половины опрошенных жителей Мордовии не сталкивались лично ни с одним из целого ряда предложенных в анкете факторов. Так же, в той или иной степени в каждой из республик было отмечено, безусловно, негативное влияние фактов «использования религии и чувств верующих для возбуждения вражды между людьми других национальностей».

По словам Елены Александровны, эмпирические результаты социологических исследований доказывают, что проблема «русского вопроса» продолжает оставаться одной из самых актуальных в сфере межнациональных отношений.

Докладчик уточнила, что русское население все чаще встречается со случаями пренебрежительного или неуважительного отношения к представителям своей национальности. Более того, мониторинговые исследования последних лет (2010-2012гг.) показали увеличение утвердительных ответов на вопрос: «Считаете ли Вы, что в настоящее время идет ущемление прав некоторых национальностей за счет расширения прав других национальностей?». Таким образом, «Да, считаю», — ответили около 40% респондентов в Москве, 35% опрошенных в Мордовии, 45% — в Карачаево-Черкессии и 51% — в Северной Осетии-Алания. После конкретизации вопроса: «Если идет ущемление прав, то каких именно национальностей?» – значимые показатели «ущемления» продолжают оставаться, в первую очередь, у русской нации. Примечательно, как подчеркнула автор доклада, что представители всех групп национальностей, участвующие в опросах, продолжают называть русскую нацию главным объектом «ущемления». Так, осетины и карачаевцы, мордва и русские отметили только одну «ущемленную» национальность — русских. У черкесов – в рейтинге ответов: русские и черкесы. У татар — в рейтинге ответов: русские и татары. Ингуши и абазины в рейтинге «ущемленных» выставили в первую очередь свою национальность, а затем – русских.

Докладчик акцентировала внимание на необходимости постоянного мониторинга протестного потенциала населения России, в том числе в разрезе межнациональных отношений. Так, на сегодняшний день вербальная готовность населения участвовать в конфликтах на межнациональной почве в целом достаточно высока. Как минимум половина опрошенных респондентов в каждой из исследуемых республик продемонстрировала полную или частичную готовность к участию в конфликтах в интересах своей национальной группы.

Диаграмма 5. Вербальная готовность населения регионов участвовать в национальных конфликтах
(в % от числа опрошенных) 2010- 2012гг.

Диаграмма5

Источник: сектор социальных индикаторов и показателей федеративных и национальных отношений ИСПИ РАН.

Подводя итог своего доклада, Елена Александровна Кублицкая отметила, что, согласно представленным социологическим данным, уровень конфессиональной нетерпимости в рамках межличностных отношений, как правило, не ведет к росту конфликтного потенциала в религиозной сфере. Очаги напряженности в области этноконфессиональных отношений касаются, прежде всего, межнациональных отношений. Особое внимание при этом социолог обратила на то, что этноконфессиональные конфликты напрямую связаны с ущемлением прав какой-либо национальности, с очевидной угрозой ее национальной самобытности и риском уничтожения культурного менталитета: традиций и обычаев ее народа.

В заключение семинара, Сергей Викторович Трофимов анонсировал следующее мероприятие, которое пройдет 19 декабря с участием Михаила Эпштейна, автора книги «Религия после атеизма. Новые возможности теологии».

Подготовила Ольга Пинчук

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher