31 октября 2013 на семинаре по социологии религии в МГУ состоялся доклад С.В. Трофимова по мотивам книги «Паломник и обращенный» Д. Эрвьё-Леже

Дата публикации: 26.11.2013

Паломник и обращённыйВ докладе Сергея Викторовича Трофимова (зам. декана социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова по учебной работе, доцент, кандидат социологических наук) были озвучены основные идеи, изложенные современным французским социологом Даниэль Эрвьё-Леже в её книге «Паломник и обращенный». В первую очередь речь шла о выводах и находках, полезных для проведения сравнительного анализа западной и российской религиозной ситуации, и прежде всего, – о существующих сегодня типах верующих.

«Я не верил в себя, свои силы и поэтому обратился к вере, к тебе – Богу. Поэтому теперь я верю в себя, и у меня сложности с верой в тебя»
Из французской карикатуры

Традиционный тип: практикующий верующий

«Практикующий верующий» – классический термин для Франции. Это тот, кто выполняет определённые религиозные предписания, посещает приход по воскресеньям или чаще, соблюдает посты. Эрвьё-Леже называет эту фигуру унаследованной, т.к. она принадлежит старой, традиционной религиозности, связующее звено которой – предыдущее поколение. Такой верующий получает религиозность в наследство от родителей, от предыдущих поколений, и соглашается со своей религиозностью. Так, выросший в католической семье будет католиком, в протестантской – протестантом и т.д. Интересно, что современный верующий, как пишет Эрвьё-Леже, даже получая свою религиозность от старших поколений, уже не будет принимать старые механизмы передачи коллективных представлений и будет считать, что в принятии этого решения важна его личная ответственность – собственный выбор. В конечном счёте, у Эрвьё-Леже фигура традиционного, практикующего верующего противопоставлена двум другим архетипам – 1) паломника, причем паломника в современном прочтении, и 2) человека, обратившегося в веру по тем или иным причинам.

Главные характеристики традиционного прихожанина достаточно привычны: посещение богослужений, молитва, посты и пищевые требования, запреты в повседневной жизни, выполнение праздников, обрядов и т.д. Как только эти и другие критерии складываются в шкалы по частоте соблюдения, появляется возможность классифицировать верующих, что делают не только исследователи, но и сами верующие. Эрвьё-Леже говорит о том, что термины «практикующий» и «не практикующий» можно применять к определению традиционных верующих в тех религиях, которые, наравне с католицизмом, связывают религиозную практику с посещением общины и выполнением определенных предписаний, например, в исламе и иудаизме.

Традиционный, практикующий верующий противопоставлен другим типам хотя бы по той причине, что многие верующие рассматривают его как некий идеал, до которого они не дотягивают, т.к. не соблюдают по тем или иным причинам правила своей религии. Это есть и в исламе, и в иудаизме, и в христианстве.

Новый тип верующего: Паломник

Второй тип, который выделяет Эрвьё-Леже, – паломник. И в христианской, и в других религиях паломничество – достаточно древняя традиция. Крупные паломничества в христианстве известны уже с первых веков, например, в Рим и Иерусалим, они активно развиваются в Европе VIII века, однако это немного другой вид паломничества, чем тот, о котором говорит Эрвьё-Леже.
Во-первых, различие установок. Участники Средневековых паломничеств, в основном, регулярные верующие, которые по разным причинам отрываются от приходской жизни и вливаются в более интенсивный, хотя и очень краткий момент паломничества, который должен привести их к Спасению. Они хотят увидеть нечто новое, стать свидетелями чуда. Во Франции это бретонские паломничества, которые существуют до сих пор и привлекают большое число туристов. В других странах, например, в Румынии приходское паломничество собирает огромное количество людей изо всей округи, центром которого обязательно становится литургия. В таком контексте паломничество – важный момент слияния, духовный момент.

Но Эрвьё-Леже подчёркивает, что на смену традиционной приходит другая концепция паломничества. В качестве иллюстрации нового типа паломников французский социолог рассматривает летнее паломничество в общину Тезе – место между Лионом и Дижоном, расположенное в маленькой деревушке, но настолько знаковое для католиков, что сейчас становится притягательным и для других конфессий.

Община Тезе: опыт нового паломничества

Община Тезе была организована в предвоенные годы, в 1940 году, пастором реформированной церкви, кальвинистом Роже Шютцом. Вначале она была ориентирована на экуменическую деятельность – объединить католиков и протестантов различных конфессий идеей совместной молитвы, совместного проживания в рамках одной общины. Кстати, не совсем правильно говорить о людях, которые входят в эту общину, как о монахах, – сами французы говорят «братья Тезе». Тезе открыта для паломников с мая по сентябрь, когда тепло, и можно остановиться в кемпингах, кроме того, это время каникул и отпусков, поэтому община, как правило, принимает несколько тысяч молодых людей. Согласно статистике, которую приводит сама Эрвьё-Леже, в 1997 году число молодых паломников, которые провели в Тезе по несколько дней, составило 6000 человек. Международные же встречи Тезе, которые первоначально проводились сначала в европейских столицах или крупных городах Европы, а в последние годы вышли и на другие континенты, собирают десятки тысяч человек. В 1994 году в Париже в встречах Тезе участвовало 100 000 человек, в Вене около 80 000, в Милане – около 100 000 человек.

Молитва в Тезе

Молитва в Тезе

Молодежь, которая посещает Тезе, находит для себя необычную атмосферу.

Обычно, попадая в подобные приходы, молодые люди чувствуют себя необходимыми, прежде всего, как некая живая масса, для участия в каких-то событиях и проповедях, а когда они обращаются с какими-то вопросами, то на большую часть из них ответов не находят. Тогда как в Тезе их никто не пытается организовать, скорее наоборот, когда они приезжают в Тезе, во-первых, они останавливаются в собственных палатках на поле или в кампусе, во-вторых, организовать свою программу – их собственная задача. На выбор им предлагают различные варианты, но ходить куда-либо молодых людей не обязывают, поэтому провести всё время в палатке или курсировать между ней и службами – воля самого участника. На литургии, в библейских и дискуссионных кружках, куда приходит молодёжь в рамках летнего паломничества в Тезе, всегда присутствуют добровольцы или братья, которые задают рамки дискуссий. Получается, что со свободой выбора в Тезе сочетается строгий регламент, что положительно оценивают и сами молодые паломники.

Второй подобный пример нового паломничества – Всемирные Дни Молодежи, которые, как и Тезе, носят глобальный характер встреч, собирая молодёжь со всего мира. Эрвьё-Леже описывает два Всемирных Дня Молодёжи: в Ченстохове, Польша, и следующий за ним в Париже в 1997 году.

Всемирный День Молодёжи в Риме

Всемирный День Молодёжи в Риме

Самое парадоксальное в том, что после этих мероприятий молодёжь разъезжается, и статистика говорит о бесполезности проведения таких больших паломничеств, потому что, к примеру, ожидание новой религиозной динамики, которая была заявлена во время Дней Молодежи в 1997 году в Париже, не оправдалось. Глубинные интервью, проведённые после Дней Молодёжи в Париже, показывают, что впечатления глубокой веры, которые молодые люди ощущают в течение очень интенсивных дней паломничества, мимолетны, и после мероприятия большая часть молодёжи возвращается в свою привычную повседневную жизнь.

Однако Эрвьё-Леже отмечает очень важный и ощутимый эффект эмоциональной интенсификации чувства принадлежности, которое достигается благодаря этим регулярным встречам. Социолог называет это аффективным христианством: когда не практикующий человек по итогам подобных встреч ничего не изменяет в своей повседневной жизни, но чувствует своё положительное отношение к христианству и переживает его таким образом.

Новый тип верующего: Обращённый

Второй тип – это обращенный в свою новую конфессию. Эрвьё-Леже выделяет несколько типов обращённых.

1) Обращённый, который изменил свою религию, как правило, занимает позицию защиты, апологетики своей новой религии и в психологическом смысле пытается оправдаться, объяснить, почему ему не понравилась его предыдущая религия. Для них характерен социорелигиозный протест, как его называет Эрвьё-Леже. Интересно, что в такой ситуации снова возникает установка права на выбор в современном демократическом обществе и разрыв с традицией унаследования религии. В качестве примера автор книги приводит коренных французов, обратившихся в буддизм.

2) Обращённый, который до этого не принадлежал ни к какой религиозной традиции, как его называет французский социолог, «обращённый извне», приходит в новую религию в результате духовного поиска. Сюда можно отнести и тех людей, которые ранее формально принадлежали к какой-то из религий. В качестве примера Даниэль Эрвьё-Леже приводит общий случай обратившихся в ислам иммигрантов второго-третьего поколения, чьи родители, как правило, светские люди, объясняющие свою принадлежность к исламу либо географическими, либо этническими причинами, но не поддерживающие эту традицию в рамках своей повседневной жизни.

Кстати, в 1993 году 12-13% взрослых, которые крестились во Франции (по данным Национальной Службы Катехизации), заявили, что не имели никакой религии до того, как креститься. В 1996 году их число достигло 80%.

3) Название третьего типа обращённых верующих сложно перевести на русский язык, наиболее адекватный термин – «вновь присоединенные» или, как пишет о них Даниэль Эрвьё-Леже, «обращенные изнутри религии». Они уже поддерживают определённую религиозную практику, но делают это не очень интенсивно, формально или по-конформистски. Как правило, эта практика основана на феномене «верующей бабушки», которая приучает их к посещению религиозных богослужений. Взрослея, эти дети начинают углублять свое понимание религии, и зачастую образуют совершенно новые течения. Даниэль Эрвьё-Леже ссылается на американское движение возвращения традиций в ортодоксальный иудаизм и многочисленные случаи реисламизирования молодежи во Франции, когда люди, исповедующие ислам, знающие свою религию, переходят на более радикальное (это не означает терроризм!) и более интенсивное исповедание своей религии.

В заключение: лейтмотив свободы выбора религии

О свободе выбора, как пишет французский социолог, говорят и те люди, которые обращаются в другую религию, и те, кто хочет более интенсивно исповедовать свою собственную религию, и те паломники, которые хотят пережить определенный интенсивный момент, а потом вернуться к своей повседневной жизни, и даже традиционные прихожане, которые чаще ссылаются не на свою унаследованную религиозную идентичность, а на личный свободный выбор.

К сожалению, книга «Паломник и обращенный» пока не переведена на русский язык полностью, сказал в заключение своего доклада Сергей Трофимов, и мы попытаемся её перевести по мере возможностей, потому что в Европе это произведение – классика современной социологии религии.

Подготовила Мария Кузьмичёва

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher