21 марта 2013 Гузель Гузельбаева представила данные о православных и мусульманах в Татарстане

Дата публикации: 26.03.2013

гуз1На очередном семинаре по социологии религии в МГУ, которые курирует Юлия Синелина, выступила гость из Казани Гузель Гузельбаева. Ее выступление было посвящено теме «Православные и мусульмане: религиозные идентичности и религиозные практики в Республике Татарстан в начале 21 века».

Любопытная брошь в форме щита и стрелы на одежде Гузель Гузельбаевой как бы намекала слушателям, что речь пойдет главным образом о татарах и мусульманах, которые живут в Республике Татарстан.

Безусловно, проводить сравнительный анализ двух религиозных групп – мусульман и православных – сложно. Трудности возникают при сопоставлении религиозного поведения, соблюдения обрядов православных и мусульман, при сравнении их по степени религиозности. Так, например, один из критериев воцерковленности для православных людей – это частота посещения богослужений, в то время как женщинам-мусульманкам ходить в мечеть не обязательно. Сюда можно добавить также то, что предписания ислама и православия к молитве различаются, значимые для ислама пищевые табу отсутствуют в православии.

Данные, на которые опиралась докладчик, получены в ходе опросов 2011 и 2012 годов, в которых приняло участие около 3000 человек, а также в ходе десятков глубинных интервью, проведенных самой Гузель с 2008 года.

Православные и мусульмане Татарстана. Докладчик начала с описания общей картины религиозной жизни в Татарстане. По критерию самоидентификации среди населения республики чуть более 50% мусульман и 39% православных. Стоит принять во внимание, что в Татарстане живет 53% татар и 40% русских. Интересно, что в исследовании были разведены верующие люди и те, кто верит в Бога. Верующих в Татарстане 70%, 75% среди мусульман и 79% среди православных. Детальный анализ позволяет составить следующую таблицу:

гузз3

*К слову, по данным опроса ФОМ, среди православных 20% респондентов не считают крещение необходимым для христиан обрядом. Подробнее читайте в февральском обзоре Среды.

Таким образом, верующих православных больше, чем мусульман, но последние чаще верят именно в Бога. Для мусульман обрядовая сторона важнее, чем для православных. Критерий веры при выборе супруга\супруги для мусульман также более значим.

Изменения в религиозной жизни. В целом за последние 20 лет уровень религиозности в Татарстане вырос. При этом мусульмане более религиозны, чем православные, а православные в Татарстане чуть более религиозны, чем в целом по России. Вероятно, это связано с тем, что православные чувствуют себя меньшинством в Татарстане, и это чувство консолидирует сообщество. Причины религиозности мусульман докладчик связала прежде всего с тем, что татары чувствуют себя в меньшинстве в православной России в целом, и религия становится для них одним из факторов сохранения своей этнической идентичности.

За эти годы изменился социальный портрет верующего. Если раньше о своей вере говорили в основном жители села, женщины, не имеющие образования, то сегодня мы имеем дело с феноменом религиозности образованных городских жителей, помимо этого, для мусульманства характерно омоложение религии. При этом важно отметить, что этот факт не влечет за собой конфликта поколений: ислам молодеет, молодеют его проповедники, имамы, однако более старшее поколение продолжает ходить в мечеть. Пожилые и молодежь отчасти поменялись местами: порой старики слушают молодых имамов.

В целом мусульманская молодежь сегодня религиознее, чем их родители. В некоторых случаях происходит смена приоритетов идентичностей: если для некоторых молодых людей важнее быть мусульманином, то для их родителей главное – быть татарином. Религиозная идентичность оказывается важнее, чем гражданская или национальная, для глубоко верующих людей; таковых среди молодежи таких около 6%.

Рост популярности ислама накладывает некоторый отпечаток на то, как изменяется репрезентация мусульманства в культуре и обществе:
1) во-первых, происходит перенесение религиозности из приватной сферы в публичное пространство: так, если раньше было принято совершать обряд бракосочетания дома, то сегодня его все чаще проводят в мечети.
2) во-вторых, у последователей ислама увеличивается потребность заявить о себе, о своей религиозной позиции: в среде мусульманской молодежи есть желание обозначить свое присутствие в культуре и обществе,
3) в-третьих, формирование религиозной идентичности происходит без опоры на формальные институты.

Неформальные объединения. Все это привело к появлению многочисленных неформальных движений и организаций мусульманской молодежи, особенно в студенческой среде, начиная с 2000-х гг. Докладчик привела хронологию событий:
• в начале 2000-х гг. началось движение женщин за разрешение фотографироваться на паспорт в платках. К слову, в мае 2003 г. они выиграли «дело о хиджабе».
• в 2004 г. студенты и аспиранты Казани организовали группу «Сознание», цель которой – повышение религиозной грамотности среди молодежи и решение проблем, с которыми сталкиваются мусульмане.
• в 2010 г. появилась организация «Алтын Урта», участники которой, в основном студенты, целью своей деятельности ставили объединение молодых мусульман. Через некоторое время патронаж над ними взяло Духовное управление мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ).
• в 2011 г. образовались еще несколько союзов активных молодых мусульман.

Традиционно имеют место сезонные всплески религиозности во время поста. Наибольшее значение приобретает регулярная благотворительная деятельность: посещение детских домов, сбор продуктов для нуждающихся, в том числе не только для мусульман.

Примечательно, что православная молодежь Казани не реагирует на исламский всплеск, остается относительно пассивной: об организации подобных православных движений пока не слышно.

Причины религиозного всплеска. В чем причины такого всплеска религиозности среди мусульман и повышенной религиозности среди православных Татарстана? По мнению докладчика, для этого есть как минимум три объяснения:
1) Во-первых, в обществе существует необходимость заполнить нравственный вакуум традиционными ценностями культуры и религии
2) Во-вторых, религиозные институты играют все бóльшую роль на общем фоне: государственные лидеры посещают церкви и мечети, а это повышает доверие к религии и ее популярность
3) В-третьих, в России вообще и в Татарстане в частности растет число церквей и мечетей, осуществляется частичное государственное финансирование их строительства. Доклад Гузель запомнился тем, что разговор о религии часто переходил на разговор о политике. В дискуссии пестрили имена различных политических и общественных деятелей. Это еще одно подтверждение того факта, что в Татарстане роль государства в поддержке религии очевиднее, чем роль формальных религиозных институтов.

Уровень религиозности в Татарстане с каждым годом повышается. Есть основания предполагать, что ему сопутствует повышение уровня национального самосознания. Возможно, в силу этого коллег интересовала более широкая информация о Татарстанском регионе. На выступление Гузель Гузельбаевой московские социологи пришли в надежде из первых уст узнать о том, как же на самом деле обстоят дела не только в религиозной жизни Татарстана, но и в сфере национальной политики, связанной с этническим сознанием, идентичностью, языковой ситуацией в стране. Докладчик рассказала, что при Казанском федеральном университете в 2012 году были открыты бесплатные трехмесячные курсы татарского языка, которые пользуются большой популярностью, причем спрос на них есть не только у татар, но и у русских. Гузель Гузельбаева сама закончила эти курсы, а заодно, как настоящий социолог, провела опрос среди слушателей: оказалось, что из тех, кто пришли изучать татарский язык, 40% составляют русские.

Докладчик обратила внимание на разницу в восприятии религиозных отношений в России в целом и в Татарстане в отдельности. Так, среди россиян в целом распространены представления о напряженности отношений между двумя религиями в Татарстане, однако эти предположения не находят подтверждения: опрошенные жители Татарстана оценивают межрелигиозные отношения внутри республики как более благоприятные, спокойные и гармоничные. Перспективы этих взаимоотношений также видятся в позитивной ключе.

Что интересно, докладчик не отметила наличия явной конкуренции между религиями. Примерно половина опрошенных жителей республики лояльно относятся к переходу из православия в мусульманство и наоборот, но проявляют больше нетерпения к нетрадиционным религиозным движениям. Стоит отметить, что популярность подобных переходов и смены религий очень невелика. Так, если обратиться к результатам опроса молодежи, то можно сказать, что стереотип о национальном характере ислама опровергают лишь 3% опрошенных, которые, являясь татарами, не относят себя к мусульманам. Если говорить о населении Татарстана в цифрах, то мы имеем следующую картину: 2,5% русских не называют себя православными, 2% татар – мусульманами.

Вероятно, это одна из причин привлекательности Казани для русских жителей: из Татарстана никогда не было оттока русского населения, более того, количество тех, кто называет себя русскими, выросло за последние 10 лет по данным переписи 2010 г., а число межэтнических браков по-прежнему на высоком уровне.

Внимательный качественно-количественный подход к исследованию высоко оценили коллеги из МГУ. После выступления и обсуждения слушатели выстроились к Гузель в очередь, окружив ее с двух сторон. Дефицит аутентичной информации о мусульманах действительно существует, а это означает, что московские социологи будут рады новым встречам с казанскими коллегами. Мир, дружба, жвачка!
гуз5 гуз6

Подготовила Ксения Медведева

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher