22-23 марта 2013 прошёл XX международный симпозиум «Пути России»

Дата публикации: 26.03.2013

Пути1В рамках XX Международного ежегодного симпозиума «Пути России» 22-23 марта 2013 г., который прошел в Московской высшей школе социальных и экономических наук, состоялась секция «Либерализация старения» под руководством Дмитрия Рогозина и Антона Смолькина.

Эта секция была необычной, она отличалась от многих других на конференции по целому ряду характеристик:

1) во-первых, секция поставила рекорд по количеству иностранных участников: на ней выступали такие специалисты в области геронтологии, как Саймон Биггс, Пол Хиггс, Кристина Виктор, Ирья Хаапала и другие.
2) во-вторых, секция прошла исключительно благодаря финансовой поддержке благотворительного фонда «Ладога» и организации «Социальная валидация», т.е. без государственного участия
3) в-третьих, впечатляет география участников секции: Финляндия, Британия, Франция, Австралия, Россия: Самара, Волгоград, и, конечно, Москва
4) в-четвертых, секция длилась два дня: так велико было количество желающих принять в ней участие

В заглавие секции было вынесено определение Дж.Винсента, которое предлагает взглянуть на перспективы позднего возраста без привычных медикалистских интерпретаций старости как периода зависимости и доживания. По мнению организаторов, необходимо новое, позитивное прочтение и переопределение старения с учетом увеличивающейся продолжительности жизни, новых условий труда, коммуникации, досуга, семейных отношений, способов самореализации. Эта идея прошла красной нитью через выступления многочисленных участников.

Как отметил в своем выступлении Дм.Рогозин, «исследования нужны не для того, чтобы защищать диссертации, а для того, чтобы создавать коммуникативное пространство». В ходе первого дня конференции это пространство создавали следующие участники:

12

Дмитрий Рогозин: Либерализация старения в современном обществе: рамки осмысленного разговора
Вадим Самородов: Пожилые люди как ресурс для общества: опыт, самоорганизация, общественная активность
Саймон Биггс: Стареющие общества и культурная адаптация
Пол Хиггс: Поколенческий конфликт и политики возрастной идентичности
Елизавета Олескина: Движение помощи пожилым людям «Старость в радость» — региональное развитие волонтерской инициативы
Круглый стол. Старение в современном мире: надежды и опасения:
Людмила Преснякова, ФОМ
Вероника Куштанина, МГУ
Юлия Зеликова, ЛССИ
Послесловие: один день конференции

Дмитрий Рогозин: Либерализация старения в современном обществе: рамки осмысленного разговора

Пути3Секцию открыл Дмитрий Рогозин. В своем выступлении он представил результаты опросов пожилых людей в Ивановской области в 2012 г. и поделился с участниками своими идеями по обсуждаемой теме.

Государство и пожилые. 62% опрошенных в Ивановской области считают, что государство должно поддерживать пожилых. Этот результат свидетельствует о патерналистских ожиданиях общества. Основная часть пожилых людей даже не знают о тех проектах, которые осуществляют власти, при этом государство действительно помогает пожилым, но под его опеку попадает очень узкий круг людей. Докладчик отметил, что только лишь силами общественных организаций, без участия государства социальные вопросы решать бессмысленно, т.е. необходимо работать на нормативном поле. Каковы критерии успешности государственной политики? Таких критериев нет, но успех деятельности государства можно и нужно выявлять через опросы потребителей услуг, т.е. пожилых людей, но никак не через опросы госсужащих и чиновников, которые с ними работают.
Пути4Пожилые – доноры или реципиенты? В ходе полевого исследования Дмитрий на своем опыте убедился, что все прежние стереотипы относительно пожилых рушатся примерно после 15 минут разговора с ними. Оказывается, старик – это не тот, кто постоянно что-то просит, не тот, у кого множество проблем. Социальные работники, государственные защитники пожилых конструируют убожество и негативный образ старости в оторванности от реальности. По мнению докладчика, необходимо менять тактику общения с пожилыми людьми: не помогать друг другу, а сотрудничать. Почему?

Пути5

Пожилые люди обладают богатым опытом, который находится не только в прошлом, но и в настоящем. Их возраст – это преимущество по сравнению с молодежью, которое позволяет им дистанцироваться от привычного хода жизни, по-другому воспринимать настоящее и выдавать потрясающие метафоры о современной жизни. Дистанцированный опыт позволяет оценочно подходить к различным событиям, рассказывать о них через призму этики, без стереотипов возрастных групп. Предмет отдельного разговора – наличие религиозной интуиции, присущей пожилым людям.

Пути6

Старики и семья. Кроме того, старшее поколение – это опора семьи. Пожилые люди даже при низких доходах изыскивают возможность помогать ближайшим родственникам, а также развивают и поддерживают отношения в семье. Интересно, что пожилые на словах говорят, что им нужна помощь (на самом деле просто воспроизводят общественные стереотипы), а в реальности сами помогают окружающим.

Активное старение. Основной фактор активного старения, по мнению Дм. Рогозина, — это мобильность в широком смысле слова: поездки, пользование Интернетом и пр. К сожалению, это явление не очень характерно для старшего поколения в России. Среди пожилых существует устойчивое типичное убеждение в том, что они «свое отъездили\отжили». Это странное мнение объясняется тем, что «не надо никуда ехать». Однако такой стереотипизированный, неотрефлексированный ответ через некоторое время после разговора подвергается сомнению самими респондентами, которые сами себе удивляются: а ведь и правда странно, почему нет?

Занятость в старшем возрасте. Мы привыкли говорить о пожилых людях как о людях в возрасте примерно с 55-60 лет, однако по данным опроса, трудовая деятельность полностью прекращается лишь после 70 лет. Приятное исключение составляют работники научной сферы, где 80-летние академики наоборот в почете.

Отношение к новому, или 4 типа старости. Пути7В ходе опроса респондентов просили ответить на два вопроса: «Способны ли люди старшего возраста приобретать новые знания?» и «Хотели бы Вы лично пройти обучение, получить новые знания, навыки?» Пересечение ответов на эти вопросы дало четыре группы людей, которые исследователи образно назвали «глина», «керамика», «вода», «песок».
Радует то, что два положительных ответа дали 30% респондентов. Это очень хороший результат. Почему? Во-первых, они как люди, уже переступившие пенсионный возраст, находятся в негативном социальном контексте, но сохраняют позитивный взгляд на вещи. Во-вторых, необходимо учесть, что Ивановская область – это один из самых неблагополучных регионов России по всем показателям. То, что здесь мы обнаруживаем высокий уровень позитива, обнадеживает, ведь главное – готовность и желание самих пожилых менять свою жизнь к лучшему.
НАВЕРХ

Вадим Самородов: Пожилые люди как ресурс для общества: опыт, самоорганизация, общественная активность

Вадим СамородовВадим Самородов представил в своем докладе деятельность благотворительного фонда «Ладога».

О Фонде «Ладога». Благотворительный фонд «Ладога» основан Геннадием и Еленой Тимченко в 2010 году. Фонд реализует благотворительные программы по поддержке старшего поколения, развитию ледового спорта, восстановлению памятников духовного наследия, поддерживает культурные и научные проекты. Более 20 лет семья Г.Н.Тимченко занимается благотворительностью как в России, так и за рубежом. В 2007 году был создан фонд «Ключ», деятельность которого направлена на помощь семьям с приемными детьми. В 2008 году в Женеве был учрежден фонд «Нева» для поддержки проектов научного и культурного сотрудничества между Россией и Западной Европой. Создание в конце 2010 года благотворительного фонда «Ладога» стало естественным шагом к достижению долгосрочных и устойчивых результатов в сфере благотворительности.

В настоящее время идёт интенсивное сотрудничество Фонда с экспертами, с помощью которых создаются программы, призванные улучшить качество жизни пожилых граждан и изменить отношение общества к этому возрастному периоду. Фонд заинтересован в том, чтобы получать информацию по своей тематике от ученых и специалистов с тем, чтобы претворять идеи в жизнь. «Дайте нам информацию, которая поможет нам принять решение», — резюмировал эту идею Вадим Самородов.

Как сделать слабого сильным? Почему сегодня можно говорить о либерализации старения? По мнению докладчика, либерализация неизбежна, когда в обществе идет речь о правах индивида, равноправии, праве сильного. Что же делать слабому, в данном случае пожилому человеку? «Ему надо помочь стать сильнее», — считает Вадим.

Сегодня программы по работе с пожилыми в основном направлены на организацию досуга: «Клуб для тех, кому за…», чаепития и пр. малоэффективные методы. Однако досуг не должен быть самодостаточным, это должен быть «досуг для чего-то», досуг, который будет развивать компетенции пожилых людей, чтобы они, продолжая терминологию предыдущего докладчика, Дм. Рогозина, оставались глиной: мягкой, гибкой, способной учиться, меняться, адаптироваться.

Так, например, чаще всего среди пожилых существует запрос на компьютерные курсы, которые, тем не менее, не являются самоцелью. Главное в этих курсах – возможность самоорганизации для пожилых людей, которая является главным акцентом в работе Фонда.

Что может и не может сделать Фонд? Фонд не может заменить государство и не может накормить всех, но он может найти те точки напряжения в обществе, куда можно приложить свои силы, может разработать модели решения проблем, которыми смогут воспользоваться все желающие. Эти точки напряжения позволяют определить направления деятельности Фонда и используемые инструменты.

Стратегия «Ладоги» заключается в работе по трем направлениям: 1) на уровне общества в целом, 2) на уровне сообщества – при работе с инициативами, 3) на уровне научного сообщества – взаимосвязь с профессионалами. Таким образом, деятельность Фонда является связующим звеном между этими тремя уровнями. Инструментами для такой деятельности являются гранты, совместные проекты с властью, особенно в регионах, пилотные проекты по работе с целевой группой – пожилыми людьми, а также поддержка мероприятий по обмену опытом, как, например, данная секция на конференции «Пути России».

Интересно, что сумма гранта, выделяемого Фондом, принципиально невелика. Это делается для того, чтобы инициировать активность самих граждан, для которых такая сумма вполне достаточна для осуществления небольших проектов на уровне сообщества. Это развивает культуру самоорганизации, так необходимой для совместного решения общих проблем.
НАВЕРХ

Саймон Биггс: Стареющие общества и культурная адаптация

Пути8-1Саймон Биггс обозначил мировые тенденции в изменении образа жизни людей и предложил возможные способы реагирования на эти тренды.

Старение – культурная проблема. Биггс отметил, что население планеты стареет, толстеет и имеет все меньше детей. При этом пожилых становится все больше. Если раньше считалось, что старение – это проблема индустриально развитых стран, то сегодня она также касается и стран с развивающейся экономикой. Если посчитать финансовые расходы на образование и пр. услуги, которые предлагает государство, но можно сказать, что в определенной степени жить долго – это национальная обязанность гражданина. При этом люди живут дольше, но стареть не хотят.

Проблемы, которые возникают в связи с этим, не только демографические, но и культурологические. В 20 в. разделение на возрастные группы было зафиксировано, жизнь человека была расписана по годам: мы имеем фиксированный период детства, молодости, трудоспособного возраста, и с этим приходится справляться. В 1990-е гг. пришло понимание того, что люди в старшем возрасте продолжают оставаться активными, и это время можно использовать для саморазвития в рамках идеи активного образа жизни.

В чем проблема при таком подходе? Саймон Биггс назвал это «shrinking middle»: возраст молодежи «увеличивается» за счет того, что они стали дольше учиться, а «пожилой период» расширился за счет увеличения продолжительности жизни. В силу этого привычный трудоспособный возраст сократился, а количество людей, которые живут «за счет» небольшого количества людей среднего возраста, увеличивается.

Продуктивное старение: плюсы и минусы. Саймон Биггс предлагает переосмыслить поднимаемую проблему с позиции культурной адаптации. Свое решение предлагает идея продуктивного старения, которую докладчик определяет как «любую деятельность пожилого человека, которая способствует производству товаров и услуг или развивает способность производить их». Другими словами, при таком подходе пожилые уподобляются молодым людям: они тоже могут быть полезны и экономически продуктивны в пожилом возрасте. В чем минусы такого подхода? В том, что он вызывает конкуренцию за идентичности и роли в обществе, а это может привести к конфликту поколений, и некоторые факты подтверждают, что конфликт уже существует, пример тому – борьба за рабочее место стала площадкой.

Как справиться со старением? Важно отметить, что подход к переосмыслению старости должен быть не соревновательный, а комплементарный, дополняющий. Новый формат старения — Stretched Lifecourse — должен определить аутентичные приоритеты и роли пожилых людей, а именно: чем пожилые могут быть полезны не только в качестве рабочих, но также потребителей, членов семьи и сообщества. В чем преимущества пожилого возраста? Саймон делает акцент на том, что в старости происходит переосмысление представления о самом себе в силу усиления знания о конечности жизни и других экзистенциальных изменений и отношений к окружающим.

Личный вклад Саймона Биггса в понимание старости состоит в том, что он указывает на необходимость развивать «generational intelligence» и эмпатию. Чтобы понять проблемы стариков, необходимо в первую очередь самим признать, что каждый из нас тоже является представителем определенного поколения, в противном случае придется согласиться, что мы преследуем только свои интересы, а люди вокруг нас одинаковые. Как только произойдет идентификация себя с определенным поколением, признание своей инаковости, тогда становится возможным предпринимать конкретные действия в отношении другого. Почему это важно? Потому что мы окружены межпоколенческими отношениями: на работе, в сообществе и пр., и при правильном подходе можем увидеть в этом преимущества в виде «возрастного капитала».
НАВЕРХ

Пол Хиггс: Поколенческий конфликт и политики возрастной идентичности

Пути8-2Пол Хиггс рассмотрел проблему недостаточного внимания к возрасту и старости в общественном дискурсе, а также порассуждал о том, какое будущее ожидает возрастную идентичность как политический проект.

Поколение и культура. По мнению Пола Хиггса, поколенческая тема важна хотя бы потому, что именно поколения творят и выбирают культуру. Так, например, для его реальности иконической репрезентацией культуры сегодня являются «Битлз». Это значит, что люди стареют, но сохраняют репрезентацию культуры своей молодости. В дискуссии о связи поколения и культуры интересно, как претворяется в жизнь потребительская культура и возможность выбора и свободы. Если обратиться к исследованиям потребления, то здесь важно отметить, что в выборку обычно не включаются люди пожилого возраста, хотя они часто являются активными потребителями: на круизных лайнерах в выходные дни пожилых больше, чем молодежи.

Возрастная идентичность? Существует стереотип о том, что возраст – это идентичность. В последнее время появилось много новых движений, связанных с идентичностью, чаще всего той, которая подавляется: феминистки, геи, афроамериканцы, инвалиды и пр. Их целью является заявить о себе, например, как о гомосексуалисте и гордиться этим. Почему у пожилых людей нет идеи формировать и защищать свою возрастную идентичность, чтобы их увидели и услышали? Ведь возраст и старость не получают должного внимания в политической сфере.

Дело в том, что пожилые люди не хотят, чтобы их определяли как стариков или пенсионеров, это вызывает у них негативные ассоциации. Те люди, которых должен мобилизовать их возраст, например, на социальную или иную деятельность, чаще всего отвергают ярлыки, навязываемые им в связи с их возрастом, или игнорируют их. Получается, что возрастная идентичность – это не мобилизирующее средство. Статус пенсионера проблематичен в рамках современной политической арены, т.к. подразумевает зависимость и патерналистские ожидания. На самом деле, по мнению Хиггса, представление о старости окрашивается негативно тогда, когда пожилых не поддерживают финансово, когда говорят о них как о зависимых, само же по себе это понятие не стигматизировано.

В заключение Пол Хиггс отметил, что возрастной конфликт – это оборот речи, нежели реальность, который используется скорее для того, чтобы разделить население, чем для того, чтобы решать конкретные проблемы, а возрастная идентичность, связанная с пожилыми людьми, лишь тормозит их общественную активность.
НАВЕРХ

Елизавета Олескина: Движение помощи пожилым людям «Старость в радость» — региональное развитие волонтерской инициативы

Пути8-3Елизавета Олескина рассказала о ситуации пожилых людей в России, проживающих в домах престарелых.

Как начинают инициативы в России. В 2008 г. студентка Лиза Олескина отправилась на фольклорную практику в Псковскую область. В поисках народных песен где-то между деревнями Большие Гнилища и Малое Замогилье в селе Ямм она нашла Дом престарелых. Состояние, в котором находились доживающие свой век пенсионеры, было зрелищем не для слабонервных.

Сегодня Лиза Олескина – организатор волонтерской группы «Старость в радость», которая помогает инвалидам и пожилым людям, живущим в домах престарелых и психоневрологических интернатах. В 2011 г. группа была зарегистрирована как благотворительный фонд.

Чем можно помочь старикам? Виды деятельности у фонда разнообразны. Кроме реальных поездок, группа организует дистанционное общение с пожилыми: на сайте организации каждый может выбрать себе «ба» или «де» по переписке. Что интересно, желающих взять шариковую ручку и лист бумаги, написать письмо (на которое он не всегда получит ответ), сходить на почту, купить конверт и марки и отправить его оказалось так много, что волонтеры находятся в постоянном поиске новых бабушек.

Пути10Когда помогать сложно? Помогать пожилым оказывается непросто, особенно когда приходится сталкиваться с особенностями самой системы государственной помощи. Елизавета обратила внимание на следующие моменты:

1) во-первых, к разговору о мобильности, которую Дм.Рогозин назвал фактором активного старения: в некоторых домах престарелых прогулки подопечных не приветствуются, равно как и выход за территорию в принципе
2) во-вторых, маленькие дома престарелых не подтверждают свою рентабельность. В ситуации, когда на 25 бабушек нужно примерно столько же персонала, небольшие учреждения закрывают и сливают в дома престарелых на 500 и тысячу проживающих

В своем вступлении Елизавета отметила, что пожилые люди молодеют, особенно за счет инвалидов среднего возраста, которые по каким-то причинам оказались в доме престарелых. Второе наблюдение Елизаветы связано с тем, что в обществе почему-то считается нормальным избавляться от пожилых родственников, особенно когда они теряют способность передвигаться после инсульта.

Пути9Что делать? Лиза обратилась за советами к слушателям конференции. Саймон Биггс посоветовал обратить внимание на то, что в данном случае имеет место нарушение прав человека, однако Лиза не считает возможным развивать эту тему: после того, как они рассказали о ситуации в Ямме, к обсуждению подключились такие организации, как НТВ, Комитет по отмене пыток и пр. В результате дом престарелых закрыли, а волонтерам теперь попасть во многие учреждения не так просто: их стали бояться. После этого прецедента была избрана тактика максимального дистанцирования от правовой системы.

Что касается предложения объединить детские дома с домами престарелых, то оно уже имеет положительные опыт за границей, и, возможно, могло бы сработать в России. Некоторые участники секции поддержали эту идею, отметив, что дети в детдомах завалены игрушками, но испытывают дефицит внимания, и предложили попробовать решать эту проблему вместе.
НАВЕРХ

Круглый стол. Старение в современном мире: надежды и опасения

Людмила Преснякова, ФОМ

Людмила Преснякова рассказала о результатах опросов ФОМа. Согласно исследованиям Фонда, образ старости в России меняется, но по-прежнему остается негативным: он чаще связан с тревогой и растерянностью. Повысилась возрастная планка, с которой связывается наступление старости – сейчас представления о старости связывают с возрастом 70 лет. За последнее время сократилась доля тех, кто не видит в старости ничего хорошего и выросла доля тех, кто находит в ней преимущества по сравнению с остальными периодами жизни. Среди преимуществ россияне называют следующие:

• стало больше свободного времени, которое можно тратить на себя и семью
• нет необходимости работать
• стало меньше проблем, больше отдыха

Л.Преснякова отметила некоторые тенденции старения в России, а именно:

1) во-первых, с возрастом увеличивается количество тех, кто имеет проблемы со здоровьем, и соответственно тех, у кого есть проблемы с получением медикаментов
2) во-вторых, происходит сокращение социальной и культурной активности, причем активное культурное потребление снижается уже в среднем возрасте
3) в-третьих, потребление СМИ, особенно телевидения, с возрастом увеличивается
4) в-четвертых, при отказе от работы (чаще вследствие физической усталости) у людей старшего возраста резко снижается уровень жизни. Пенсионеры чаще всех прочих говорят о том, что денег им «хватает только на еду».
5) в-пятых, пенсионеры – главные сберегатели в стране. Если молодежь реже всего говорит о накоплениях, то пожилые несмотря на материальные трудности откладывают деньги, чаще всего – это сбережения «себе на похороны».
НАВЕРХ

Вероника Куштанина, МГУ

В. Куштанина рассказала о своем качественном исследовании, в ходе которого она провела серию биографических интервью с представителями интеллектуальных профессий преимущественно в Москве и Париже. По результатам интервью она выделила 3 жизненные стратегии в старости путем пересечения сферы публичного пространства и работы:

1. пенсия-«работа»: в этом случае в Москве пенсионеры чаще всего продолжают работать на прежнем месте, а парижские пенсионеры либо продолжают прежнюю трудовую деятельность, либо занимаются общественной работой
2. пенсия-«равновесие»: это ситуация баланса, при которой работа не доминирует, но и не исключается. Часто при выборе этой стратегии пенсионеры руководствуются каким-либо принципом, ограничивающим работу и маркирующим ситуации «до» и «после», например, «не работать по выходным», «не работать летом» и пр. В России эта стратегия представлена слабо.
3. пенсия-«семья» и пенсия-«досуг». Второй вариант, «досуг», встречается довольно редко и в основном характерен для тех, у кого нет семьи. Стратегия «семья» — это преимущественно женская стратегия или стратегия пар, реже ее выбирают мужчины. Такое провождение пенсии популярно в Москве, где пенсионерки приобретают новую роль – роль няни, воспитательницы внуков, для них пенсия – это время помогать.

Вероника отметила тот факт, что в полном смысле слова сложно назвать эти варианты развития событий стратегиями, т.к. если в Париже старость – это заранее планируемое событие, то в России старость планируют в меньшей степени.
НАВЕРХ

Юлия Зеликова, ЛССИ

Исследование Юлии Зеликовой поставило своей целью ответить на вопрос о том, когда старость в радость, через рассмотрение понятия субъективного благополучия в поздний период жизни.

Юлия тщательно подошла к определению понятий, используемых в ее количественном межстрановом исследовании. Как понимать поздний период жизни? Для данного исследования неприемлемо связывать понятия старшего возраста и пенсии, т.к. в Китае ее нет, не подходит термин средняя продолжительность жизни, т.к., например, в России она составляет 58 лет для мужчин. Опираясь на исследования психологов о качественных и количественных возрастных изменениях, исследователь взяла 60-летний возраст в качестве рубежа.

Когда старость в радость, о каких понятиях прежде всего идет речь: активное старение, успешное старение? В русском переводе эти фразы вызывают много вопросов: как можно стареть активно? Успешно стареть – куда надо успеть? Юлия использовала термин эффективности старости, критерием которого выбрала уровень субъективного благополучия пожилых людей. Этот индекс образовался путем перемножения уровня счастья и уровня удовлетворенностью жизнью.

Для анализа были использованы данные по 55 странам, ответы 75 000 респондентов. В результате построения первой модели были сделаны следующие выводы: пожилые в посткоммунистических странах имеют самый низкий уровень субъективного благополучия, даже ниже, чем уровень благополучия среди пожилых людей в странах Африки. В целом, на уровень субъективного благополучия сильнее всего влияет удовлетворенность финансовым положением, т.е. умение не завидовать и не сравнивать свою жизнь с жизнью тех, кто имеет более высокий доход, положительная оценка своего состояния здоровья и чувство контроля над своей жизнью, т.е. ощущение, что человек влияет на события, происходящие в его жизни.

При построении второй модели получилось, что женщины счастливее, чем мужчины, лишь в посткоммунистических странах и странах Африки, а в других странах пол не влияет. Юлия объясняет это тем, что в посткоммунистических странах при выходе на пенсию у пожилых женщин появляется новая роль, связанная с семьей и воспитанием внуков. В англоговорящих странах на уровень субъективного благополучия положительно влияет посещение церковных служб.

На страновом уровне на индекс субъективного благополучия положительно влияет ВВП на душу населения, отрицательно – индекс неравенства, нет связи с продолжительностью жизни. В странах, где пожилым навязывают образ жизни молодых, уровень субъективного благополучия ниже. Старики живут лучше там, где они могут оставаться стариками, самими собой, а эти регионы характеризуются высоким уровнем толерантности. Один из главных выводов, которые делает Юлия, состоит в том, что протекание старости изменилось, и мы тоже должны изменить свое представление о ней.
НАВЕРХ

Послесловие: один день конференции

В целом можно отметить, что секция «Либерализация старения» была довольно продуктивна и насыщенна. Много идей было высказано во время выступлений, дискуссии не стихали в перерывах на кофе, в ходе мероприятия можно было даже взять тексты для домашнего чтения: на выбор предлагались печатные материалы с результатами исследований Центра методологии федеративных исследований.

Пути12В перерыве между докладами была возможность познакомиться с женой Саймона Биггса. Можно сказать, что Ирья и Саймон – это немолодая пара. Ирья Хаапала из Финляндии, работает в Австралии и Финляндии. Саймон – из Британии, работает в Австралии и Британии, «его дети живут в Британии», как сказала Ирья. После этих слов становится понятным, что мы имеем дело с непривычным для России, чрезвычайно мобильным форматом старости. Когда русские и иностранные исследователи говорят о старости, одно ли и то же они имеют в виду? Возможен ли некий общий выход, выход к единому пониманию?

Любопытно, что организаторы секции сделали две разных афиши мероприятия: об отечественной и зарубежной старости. О какой из них шла речь на конференции? Эта тема беспокоит и зарубежных коллег. Не зря в начале своего выступления Саймон Биггс привел слова Ф.М. Достоевского о том, что «no foreigner can understand Russian experience».

Пути13Учитывая все это, стоит указать важную особенность секции: она была довольно диалогична – ни один доклад не остался без вопросов или комментариев. Любопытная деталь в свете «Либерализации старения»: подавляющее большинство зарубежных исследователей, участвовавших в секции, примерно вдвое старше своих коллег из России, которые в основном представлены молодыми исследователями. Тем не менее, это не мешало им вести диалог и понимать друг друга. Изучение старости в России, как можно было убедиться на конференции, — это дело молодых.

На фото: соорганизатор секции Ксения Ткачева и профессор Сара Арбер

Итоговые тексты участников секции будут опубликованы в журналах «Социология власти» (предполагается тематический выпуск), «Социологический журнал», «Мониторинг общественного мнения». Благодарим организаторов и спонсоров за замечательную возможность обсудить такую мало популярную тему, обменяться идеями и завести знакомства. С нетерпением ждем выпуск журналов!
НАВЕРХ

Подготовила Ксения Медведева

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher