«СНЕЖНАЯ ОППОЗИЦИЯ»: ВЗГЛЯДЫ, ВЕРА, ЦЕННОСТИ

Дата публикации: 06.02.2012

Независимая  служба СРЕДА опросила 200 участников митинга, прошедшего в Москве на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 года, с целью выявления  социально-демографических характеристик, идеологических и религиозных предпочтения и ценностных ориентаций митингующих.

Исследование, проведенное Службой СРЕДА, позволяет составить примерный портрет участника митинга. Это довольно молодой человек (75% опрошенных моложе 40 лет), поддерживающий идеи демократии и либерализма (70%), столичный житель. Подавляющее большинство  —  студенты, менеджеры, интеллигенция. Достаточная однородность митингующих в социально-демографическом плане соседствует с пестротой ценностных установок. Заметны различия в причинах участия и степени оппозиционности среди и мужчин и женщин. Вопреки стереотипу, атеистов среди митингующих не так много: хотя в Бога не верит каждый четвертый, почти половина опрошенных причисляют себя к православным. О том, что Русская Православная Церковь поддерживает власть, говорят 70%; о том, что Церковь не должна поддерживать ни одну из сторон, говорят 80% опрошенных.

Согласно результатам опроса, среди опрошенных преобладают достаточно молодые люди: более трети опрошенных находятся  в возрасте от 15 до 25 лет, еще треть – в возрасте от 25 до 34 лет.  61% опрошенных – мужчины. По роду занятий, среди опрошенных преобладают служащие частных компаний (24%), студенты (21%), представители творческих профессий (19%). Меньше доля предпринимателей (11%), научных сотрудников (10%) и пенсионеров (8%).

Политические предпочтения большинства опрошенных связаны с идеями либерализма и демократии: 40% проголосовало бы за партию либеральной направленности, 30% – демократической.

Более половины опрошенных (59%) готовы участвовать только в санкционированных митингах и демонстрациях. Тем не менее, доля считающих возможным «идти на баррикады» и оказывать сопротивление органам правопорядка – достаточно велика и составляет пятую часть опрошенных (21%).

Что касается причин участия в митинге (открытый вопрос), можно выделить три группы ответов. Первая группа — недовольство действиями власти (23%), вторая — недовольство проведением процедуры выборов (22%), третья —  эмоциональные, но неинформативные высказывания («Достало!», «Хватит терпеть!», нецензурные высказывания, т.д.: 19%). При этом в последней группе значительно больше мужчин, в первой группе – мужчин так же больше, зато во второй группе преобладают женщины.

Интересно, что для респондентов из первой группы  ценность солидарности является менее высокой, чем для респондентов второй группы. Степень оппозиционности – напротив: к активному сопротивлению властям чаще готовы как раз представители первой группы; те же, кто более солидарен и преимущественно недоволен не властью, а выборами – готовы участвовать только в санкционированных акциях протеста (это группа, в которой преобладают женщины). Таким образом, можно говорить о  гендерной специфике в рядах оппозиции.

Для выявления ценностных ориентаций митингующим было предложено отметить согласие или несогласие с утверждениями, характеризующими уровень социальности, индивидуализма, жизнелюбия и религиозности. Чаще прочих респонденты соглашались с  утверждениями, связанными со стремлением к защите личной свободы (78%), стремлением делать добро другим (64%), стремлением к справедливости (61%), признанием ценность человеческих отношений самих по себе (55%) и признанием ценности социальных отношений для достижения каких-либо целей (48%).  В целом, респондентам оказались свойственны низкий или средний уровень жизнелюбия, средний уровень социальности, средний уровень индивидуализма и очень низкий уровень религиозности.

Интересные результаты дал анализ двух вопросов о роли Русской Православной Церкви в российском политическом мире. Среди опрошенных доминирует точка зрения, что Церковь поддерживает власть (70%). Одновременно подавляющее большинство респондентов (80%) считают, что Церковь не должна поддерживать ни одну из сторон, а должна призывать к бдительности и не допускать кровопролития.

На вопрос «Вы верите в Бога» утвердительно ответили 40% опрошенных и ещё 17% заявили, что верят в существование сверхъестественных сил; 24% ответили отрицательно, а 8% идентифицировали себя как агностики. Доля участников митинга, идентифицирующих себя с православием, достаточно велика (43%), несмотря на то, что православию в конфликте чаще отводится консервативная роль, связанная с поддержкой власти. Среди других вариантов ответа 2% опрошенных указали буддизм, 1,5% протестантизм и по 1% католичество, иудаизм и ислам. Не относят себя ни к одной религии  45%. Интересно, что из 11% опрошенных, выбравших на вопрос о вере в Бога вариант «Колеблюсь между верой и неверием», более двух третей затем отнесли себя к православию.

Служба Среда продолжает исследования социально-демографических характеристик и ценностных ориентаций оппозиции. В следующем материале будет рассказано о результатах опроса, проведенного 4.2.2012 г.

Комментарии экспертов к итогам опроса

Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества

ГОВОРИТЬ ОТ ИХ ИМЕНИ МИТИНГУЮЩИХ КАК ОТ ИМЕНИ ВСЕГО НАРОДА – НЕКОРРЕКТНО

↑ к началу статьи

Эти данные подтверждают выкладки других социологов, а также мою собственную интуицию, которые показывают,  что митинги на Болотной и на Сахарова представляют лишь одну из частей  общества. И говорить от их имени как от имени всего народа – некорректно. Впрочем, это не значит, что на митингах ничего позитивного не происходит. Да, на трибуне стояло несколько человек, с которыми я категорически не согласен.  Но многое из того, то заботит участников митингов, давно  должно было стать темами для диалога между обществом и властью.  Впрочем, вести диалог нужно не только с этой частью общества, но и с другими его частями, в том числе с теми, кто либо не ходит на митинги, либо  придерживается других  взглядов на настоящее и будущее России.  Эти взгляд могут быть комплиментарными по отношению к власти или критическими. Причем критическими как на основе либеральных взглядов, так и на основе взглядов консервативных.
Похоже, что действительно упомянутая аудитория представляет не только определенный социальный слой, но и определенную часть политического спектра. Именно в этой части иногда принято считать, что Церковь и власть по определению должны противостоять друг другу.  Это совершенно ненормальный для Православия взгляд на вещи. Церковь и власть могут и должны взаимодействовать.  Более того, Церковь всегда стремилась быть с властью в диалоге — даже в тех случаях, когда власть была гонительской.  Вспомним римских императоров периода гонений, иноверное владычество на Балканах, время коммунистической власти. Однако диалог Церкви и власти никогда по большому счету не был и не должен быть  потоком взаимных елейных похвал.  Церковь может и должна говорить о том, что  власти нужно изменить, в чем она ошибается с православной точки зрения.  А что  она делает достойно. Но при этом отличие такой критики от критики оппозиции в том, что, как говорил Святейший Патриарх, Церковь не претендует на политическую власть, и не подводит так называемый электорат к мысли о том, что ее, то есть Церковь, нужно поставить у власти.


Андрей Исаев, Глава комитета Госдумы по труду и социальной политике, первый заместитель секретаря президиума генсовета партии «Единая Россия»

МЫ ВИДИМ НОВЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ СЛОЙ, КОТОРЫЙ БУНТУЕТ ПРОТИВ ТЕХ УСЛОВИЙ, КОТОРЫЕ ПРИВЕЛИ К ЕГО ФОРМИРОВАНИЮ

↑ к началу статьи

Этот опрос показывает, что люди достаточно молодые, которые, как сейчас водится, много времени проводят в социальных сетях. Почти половина считает себя православными, но при этом открыто подчеркивает несогласие с позицией церкви по наиболее важному для них в данный момент событию. Они не согласны с тем, что Церковь поддерживает власть, хотя вообще-то это соответствует христианкой традиции: если власть не является атеистической и гонительницей веры, то церковь ее поддерживает. Я считаю, опрос показывает, что это не только социально, но и идеологически однородная история. Эта пестрота ценностных установок опрошенных на самом деле показывает их общность. Мы видим новый социальный слой, который сформировался в результате устойчивого экономического развития последних десяти лет (потому что начинавшийся формироваться до этого средний класс был уничтожен дефолтом). И который, как ни парадоксально, бунтует против тех условий, которые привели к его формированию – то есть стабильности, обеспечивающего безопасность сильного государства и тому подобного. Что вряд ли свидетельствует о глубоком осознании своих собственных социальных интересов.
Род деятельности – так, как представляются опрошенные – «частные компании», «творческие профессии». Это кто? У нас ограниченное количество талантливых артистов, писателей, художников. Так что это в основном люди, занимающиеся перепродажей друг другу товаров и слов, производимыми другими людьми. Грубая лесть, к которой прибегают болотные идеологи в отношении данного слоя, на пользу ему не идет.


Валерий Борщев, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в России, член Совета директоров Российского отделения Международной ассоциации религиозной свободы, Член Бюро РОДП «ЯБЛОКО»

ВЛАСТЯМ НАДО БЫТЬ ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНЫМИ, НЕ ИГРАТЬ С ОГНЕМ

↑ к началу статьи

Данные опроса подтверждают визуальные наблюдения, что на митингах преобладает интеллигентная молодежь. И это, пожалуй, самый радостный факт. Поскольку бытовало устойчивое представление, будто молодежь политические индифферентна, пребывает в апатии. Но оказалось, что это совсем не так.
Важный момент, что люди пришли на митинг не потому, что они не довольны выборами: многих не устраивает нарушении других демократических норм. Неслучайно некоторые прямо говорили — «достало».  То есть для многих приход  митинг  — не сиюминутное движение, эмоции по поводу одного конкретного факта.  А — имеет место широкий социальный протест, достаточно глубокий, осознанный вызревший и он не прекратится после выборов и с которым власти придется считаться. Несмотря на то, что какие-то волны протеста могут утихать, но корень этого процесса – он сохранится.
Что касается религиозности, отношения к Церкви: я с детства верующий,   с 1955 года хожу в храм. Но, то, что 70%  негативно относятся к структурам Московского Патриархата, считая, Церковь поддерживает власть – вполне понятно.  Церковь не должна вмешиваться в социальные протесты, она так и декларирует, хотя очень часто реально поддерживает власть, заигрывает с властью. Это вызывает отталкивание у многих.
Но я не согласен с выводами о низком уровне религиозности: 40% — достаточно высокий процент. Очень хорошо, что они отделяют себя от церковной политики, направленной на поддержку власти и считают, что Церковь должна быть отделена от государства, и в политике не участвовать.
Должен вызвать напряжение у властьпридержащих такой показатель, как 21% людей, которые готовы к конфронтации с властями, к участию и не в санкционированных митингах. Та игра властей, когда они сначала запрещали митинг 4 февраля, а потом разрешили, была опасной. И я думаю, что опрос должен показать им, что так играть не следует. Подобные игры, при 21 % людей, готовых выражать свой протест достаточно серьезно могут привести к столкновениям, а то и к жертвам. А это может вызвать «эффект арабской весны». Мы знаем, что  процесс «арабской весны» начался с «малого» — после самосожжения торговца, которому власти запретили торговать, конфисковали его товар. Поэтому властям надо быть очень и очень острожными, не играть с огнем.



NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher