Идентичность. Патриоты и потенциальные эмигранты

Дата публикации: 17.10.2012

В очередном выпуске Непосредственных вопросов служба Среда исследует самовосприятие россиян, опираясь на степень их принадлежности к различным типам идентичности.  По шкале от 1 до 8-ми опрошенные  оценили степень своей принадлежности к семье, государству, Богу, к месту проживания, к своей работе, к русской культуре, своей национальности, приходу,  интернет-сообществам и ко всему миру. 

По результатам из средних значений был составлен ИНДЕКС ПРИНАДЛЕЖНОСТИ (сумма средних оценок по всем предложенным типам принадлежности), который позволил выделить из числа респондентов «Людей нарасхват» (максимальный индекс принадлежности) и «Ничьих людей» (минимальный индекс).  Люди из первой группы, в соответствии с исследовательской гипотезой, высоко ощущают степень своей принадлежности  по всем предложенным направлениям,  в то время как «Ничьи люди», напротив, отсекают от себя любые формы принадлежности. Какие характеристики присущи выделенным типам психосоциального восприятия, какова в целом картина идентичности  россиян,  сколько наших соотечественников признаются в любви к России и  сколько хотят уехать в другую страну – об этом в предлагаемом Вам материале.

О принадлежности в целом

Для россиян самой сильной является принадлежность к семье: ее плотность — 7,6 баллов из 8ми возможных. Самой слабой является принадлежность к религиозным организациям и интернет-сообществам (в среднем по России респонденты одинаково оценивают степень своей принадлежности к Интернет-сообществам  и к приходам:  3,1 балла).

ИНДЕКС ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

В таблице ниже приведён рейтинг Индекса принадлежности: 10 групп с максимальным значением Индекса и 10 групп с минимальным суммарным баллом.

«Люди нарасхват»

Интересный факт: выясняется тесная связь Индекса Принадлежности с выполнением религиозных практик. Так, две наиболее «принадлежащие» группы – это регулярно посещающие службы (суммарный балл – 61,5) и соблюдающие Великий пост (суммарный балл 60,6). Также высок суммарный балл у респондентов, стремящихся выполнять все религиозные предписания (59,0). Соблюдающие Пост и стремящиеся выполнять религиозные предписания не только значимо выше среднего оценивают причастность к Богу и приходу, но и на порядок сильнее ощущают свою принадлежность к русской культуре, что и выводит их в группы с высоким суммарным Индексом. Респонденты, регулярно посещающие богослужения и набравшие максимальный суммарный балл, оценивают выше среднего свою принадлежность ко всем предложенным пунктам, кроме семьи, работы и интернет-сообществ. Третье место по сумме средних оценок занимают специалисты и инженеры (59,4), оценивающие свою принадлежность выше среднего по всем пунктам, кроме государства и места проживания. Интересно, что эта группа максимально высоко оценивает свою причастность к работе – на 7,1 балла по сравнению с 5,9 балла в среднем по России. Ещё две группы «Людей нарасхват» представлены жителями столицы, чей Индекс составил 58,9 балла, и работниками сферы здравоохранения, набравшими в сумме 58,8 балла.

 «Ничьи люди»

Наряду с россиянами,  сильно ощущающими свою принадлежность по разным предложенным направлениям,  можно также выделить группы с минимальным суммарным баллом. Здесь тоже не обошлось без связи с религиозностью: минимальный Индекс был получен в группе неверующих респондентов и составил 50,4 балла. Во многом это произошло благодаря низкой оценке принадлежности к Богу (2,3 по сравнению с 5,3 в среднем по России) и религиозным организациям (1,9 по сравнению с 3,1). Кроме этих двух пунктов, ниже, чем в среднем по России, неверующие оценивают принадлежность ко всему миру. Что интересно, низкий суммарный балл получили мусульмане (52,1) и верующие в Бога без отнесения себя к конкретной религии (52,8), оценившие ниже среднего свою принадлежность по всем пунктам опроса. В категорию «Ничьи люди» также попали респонденты, называющие себя нерусскими (51,1), одинокими (51,2) или больными (51,7), бездетные старше 40 лет (51,6), те, чьё доверие Русской Православной Церкви в последние годы стало меньше (51,6), безработные в поиске работы (51,7) – все они оценивают свою принадлежность ниже среднего по всем предложенным пунктам.

ФАКТЫ О ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

Пол. Расслоение по радару, построенному для мужчин и женщин, проявляется на трёх осях: принадлежность к Богу, местному приходу и работе. Женщины значительно сильнее ощущают принадлежность к Богу и выше оценивают свою причастность к религиозным организациям. Мужчины в большей степени идентифицируют себя с работой.

Возраст. Возраст, как показывает радар, в первую очередь влияет на отношение к интернет-сообществам и работе – на этих осях мы видим максимальное расслоение. График, вероятно, иллюстрирует пессимистичный прогноз: респонденты от 18 до 24 лет одновременно демонстрируют максимальную степень принадлежности к Интернету и минимальную — к русской культуре и истории. А вот респонденты старше 65 лет выше всех ощущают причастность к Богу, русской культуре и традиции, людям своей национальности и к государству. В целом, с уменьшением возраста мы видим тенденцию к ослаблению самоидентификации  респондентов по всем предложенным направлениям идентичности, за исключением интернет-сообществ.

Образование. Радар, построенный для групп с разным уровнем образования, демонстрирует максимальное расслоение на оси принадлежности к работе: чем выше уровень образования, тем выше ощущается принадлежность к своему делу. Интересно также, что опрошенных с высшим образованием можно отнести к типу «Людей нарасхват»: почти по каждой оси они набирают  наивысшую отметку. Доход. Как и в случае с образованием, доход оказывает прямое влияние на принадлежность к работе, что наглядно демонстрирует график: чем выше уровень дохода, тем выше принадлежность к своему делу. Вместе с этим самые обеспеченные опрошенные демонстрируют оторванность от «корней»: их причастность к месту проживания, государству и культуре минимальна. Интересной находкой является и тот факт, что ни доход, ни образование не оказывают никакого влияния на принадлежность респондентов к религиозным организациям. Населённый пункт. Москвичи, как было сказано выше, по итогам опроса оказались «Людьми нарасхват»: их принадлежность по большинству осей значимо выше, чем в остальных населённых пунктах. При этом к группе «Ничьих людей» можно отнести жителей маленьких  городов и посёлков городского типа, чья принадлежность по большинству осей, как правило, несколько ниже остальных. Можно предположить, что это обусловлено постепенным вымиранием небольших населённых пунктов, брошенных на экономический произвол. Интересно, что с очевидным отрывом жители городов-миллионников ниже всех оценивают свою принадлежность к местным приходам и религиозным организациям. Федеральный округ. Радар, составленный для Федеральных округов, в целом не демонстрирует значимых отклонений за исключением нескольких интересных моментов. Так, жители Дальневосточного округа демонстрируют минимальные значения на половине осей радара, что частично позволяет отнести их к категории «Ничьих людей». В противоположность им график ответов жителей Центрального округа чаще оказывается в положении максимума, в том числе по оси принадлежности к культуре и людям своей национальности, таки образом они по своему психосоциальному восприятию идентичности наиболее близки к «Людям нарасхват». На оси религиозных организаций очевидно отделение двух Федеральных округов, Сибирского и Уральского: в этих регионах уровень причастности к приходам минимален, аналогична картина и на оси принадлежности к Богу. Вероисповедание. Неверующие, как уже говорилось, имеют минимальный Индекс принадлежности за счёт чрезвычайно низких оценок принадлежности к Богу и религиозным организациям. Мусульмане, также имеющие невысокий Индекс, в свою очередь демонстрируют самые низкие отметки на большинстве осей радара (за исключением принадлежности к людям своей национальности). К слову, вопреки стереотипу о приходской активности мусульман, они говорят о меньшей принадлежности к местным религиозным организациям, нежели православные респонденты. Православные при сравнении с представителями других религий оказываются «Людьми нарасхват», что видно на радаре. Они оценивают выше остальных не только свою принадлежность к Богу, но и ко всем прочим пунктам опроса, — за исключением работы, — здесь максимальный показатель показывают христиане, не причисляющие себя ни к одной из конфессий. Политические взгляды. Радар, составленный для групп, выделенных на основании политических предпочтений, в целом не выявляет значимых отличий, однако позволяет отметить несколько интересных фактов. Электорат В.Путина похож на инверсию избирателей В.Жириновского:, сторонники нынешнего Президента России демонстрируют максимальную принадлежность к Богу и государству, а сторонники лидера ЛДПР – минимальную. Избиратели Жириновского слабее всех ощущают принадлежность к русской культуре. Максимальную приходскую активность показывают сторонники Сергея Миронова. Избиратели Михаила Прохорова с ощутимым отрывом демонстрируют высокую принадлежность к интернет-сообществам и работе. Коммунисты, ниже всех оценивая свою причастность  к интернет-сообществам и всему миру, в то же время имеют максимальную локальную принадлежность (принадлежность к месту, в котором живут).

Кто любит Россию? А кто хотел бы жить в другой стране?

В своей любви к России признались чуть более половины опрошенных – 56%, в то же время 8% респондентов заявили, что хотели бы жить в другой стране. Чаще других в любви к России признаются респонденты, занимающиеся благотворительностью (75%), имеющие активную гражданскую позицию (71%) и соблюдающие Великий пост (69%). Также чаще, чем в среднем, о любви к России говорят неработающие пенсионеры, жители городов с населением от 50 до 250 тыс. и опрошенные с самым низким доходом.

Меньше всего любят Россию в городах с населением от 250 тыс. до 1 млн (всего 40%). Также несколько реже, чем в среднем, любовь к своей стране чувствуют работники торговли, жители Северо-Западного округа, избиратели Прохорова. Пессимистичное наблюдение: сильнее всех рвутся прочь из России студенты и учащиеся (23%). В смене ПМЖ им готовы составить компанию избиратели Прохорова, мусульмане и нерусские. Напротив, совершенно не стремятся покидать страну пожилые респонденты – лишь 1% опрошенных старше 65 лет заявил о таком желании. С ними солидарны россияне, соблюдающие Великий пост и многодетные.

ФАКТ: в любви к России признаются 37% опрошенных, заявивших, что хотели бы жить в другой стране. Индекс принадлежности в группе «любящих Россию» превышает средний показатель по стране и составляет 56,9 балла, в то время как для «потенциальных эмигрантов» он равен 54,6 балла, что меньше среднего по России. При этом средняя оценка принадлежности к государству в указанных группах имеет наибольшую разницу (6,4 и 3,1 соответственно). Любопытно, что потенциальные эмигранты оценивают свою принадлежность ниже среднего по всем предложенным показателям, кроме интернет-сообществ (3,8 балла по сравнению с 3,1 балла по России).

ФОТО: МУСТАФИНА ЕВГЕНИЯ, КОЖУХОВА ЕКАТЕРИНА, ЯХОВИЧ БОРИС, НЕУСТРОЕВА СОФИЯ

Результаты основаны на данных Всероссийского репрезентативного опроса (полевые работы: ФОМ-Пента, выборка 1500 человек), в рамках которого россиянам было предложено ответить на вопросы:

  1. Оцените по восьмибалльной шкале, насколько Вы ощущаете свою принадлежность / причастность…
    1. …к нашему государству (Российской Федерации).
    2. …к месту, в котором Вы живете.
    3. …к русской культуре, истории, традиции.
    4. …к своей семье.
    5. …к своей работе / своему делу.
    6. …ко всему миру (гражданам мира).
    7. …к Богу.
    8. … к людям своей национальности.
    9. …к интернет-сообществам, которые Вы посещаете.
    10. …к местному приходу (общине), религиозной организации.
    11. Выберите, пожалуйста,  утверждения, которые Вам подходят:
      1. я люблю Россию
      2. я хотел(-а) бы жить в другой стране

Комментарии экспертов к итогам опроса

Владимир Мамонтов, публицист, президент редакции газеты «Известия», директор Фонда «Разумный интернет»

После результатов опроса стоит задуматься, что делать?

↑ к началу статьи

Мне кажется, что исследование интересно тем, что дает комплексный ответ по поводу принадлежности граждан страны. По классификации «Среды» есть «люди нарасхват» и «ничьи» люди. Москвичи, согласно результатам опроса, чаще чувствуют себя «людьми нарасхват». И это не обязательно должно совпадать и коррелироваться напрямую, скажем, с любовью к Родине.
Почему так происходит? Они чувствуют себя в большей степени защищенными. Это связано с тем, что у них есть работа, какие-то перспективы, они проживает не в маленьком моногороде, где люди перебиваются с хлеба на квас и подчас не видят для себя никакого будущего, а потому  чаще ощущают себя «ничьими».
Жители столицы опираются на более широкие основы. Им кажется (хотя это может и не соответствовать действительности), что мир им принадлежит в большей степени. Не только город, семья, но именно мир. А почему нет, в конце концов? У них обычно есть какая-никакая уверенность в жизни. А это очень меняет психологию человека.
Когда мы начинаем говорить о психологии людей, мы уходим в сферу их восприятия, чувствования жизни. Притом это ощущение не обязательно должно соответствовать реальности, тому, как они действительно живут.
Этот комплекс московской уверенности очень крепко настоян еще и на ощущении, что человек сможет прожить не только здесь, где он сейчас находится. И эта уверенность и позволяет чувствовать себя подобным образом и реагировать на существующую жизнь.
Судя по общим данным, вырисовывается картина, согласно которой предпочтения опрошенных смещены в индивидуалистическую, в рабочую, в личную сторону. Люди вовсе не обращены к Богу, к каким-то высшим ценностям. Потому что они достаточно прагматичны.
В целом опрос нужный. Он подтверждает то, что я наблюдаю в окружающей  жизни. И всегда интересно, когда жизненные наблюдения подтверждаются научными данными.
В частности, мы вроде бы и так знаем, что дети у нас любят сидеть в интернете. И при этом интернет устроен так, что посредством его русская культура детям не прививается. Теперь мы получили этому социологическое подтверждение: молодежь чаще чувствует свою принадлежность к интернет-сообществам.
И теперь, на основе этих данных, нужно задуматься: что нам делать? Или вообще ничего не делать?
Может быть, нам нужно употребить все силы на то, чтобы страна что-то новое изобрела, кого-то в космос запустила? Давно не было общенациональных поводов для гордости. Везде, куда не упадет взгляд наших детей, везде – зарубежные марки… И дело даже не в них, а в неких глобальных устремлениях.
Вопрос в том, какие базовые ценности будут продолжаться оставаться национальными. Для людей, которые чувствуют свою национальную общность. Ведь по данным опроса много молодых людей причисляют себя к той или иной национальности.
Другое дело, что они не всегда рады тому, что живут в этом государстве. У них достаточно ясная принадлежность, национальная или какая-то иная, но при этом – совершенно глобальные устремления.
Вообще в результатах опроса прозвучало много моментов, над которыми стоит задуматься. Например, как распределяются предпочтения, кто более востребован, а кто более «ничей» в различных политических партиях. Становится более понятным, почему люди примыкают к той или иной политической среде.
После подобных исследований нужна объемная экспертная оценка, чтобы понять, а что, собственно, с полученными данными делать? Мне кажется, нужно принимать программу, суть которой – вложение денег в перспективные исследования, в науку, в образование.


Игорь Минтусов, Председатель Совета директоров «Никколо М», Член Совета директоров Европейской (EAPC) и Мировой (IAPC) ассоциаций политических консультантов, Вице-президент по GR Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО)

Коммунисты-патриоты и прагматичные сторонники ЛДПР

↑ к началу статьи

Неудивительно, что сторонники действующего президента показывают максимальную принадлежность к Богу и государству. Владимир Путин олицетворяет собой единство государства и показывает принадлежность к Церкви, которой всячески помогает. И все это он демонстрирует достаточно тонко: его сложно упрекнуть в том, что он слишком педалирует религиозную тему. Однако у окружающих нет сомнений относительно  отношения президента к Церкви. И электорат у него соответствующий – православно–великодержавный.
Сторонники Владимира Жириновского, если судить по тому, как они себя ведут, как голосуют, наиболее циничная и прагматичная  часть электората. В идеологии ЛДПР компонент религиозности в принципе отсутствует. Вполне объяснимо, что сторонники лидера ЛДПР демонстрируют минимальную принадлежность Богу. Они никогда не были приверженцами каких-то религиозно-духовных ценностей.
Судя по общеэлекторальным знаниям, типовой избиратель  ЛДПР также  не часто ходит в театры и музеи. Это объясняет и результаты опроса, согласно которым избиратели Жириновского слабее всех ощущают принадлежность к русской культуре в узком смысле этого слова.
Понятно и  то, что избиратели Михаила Прохорова с ощутимым отрывом демонстрируют высокую принадлежность к интернет-сообществам и работе как ценности. За Прохорова голосует, в основном, молодая и образованная часть общества, социологи называют их иногда «офисный планктон». Эти люди, как правило, очень ориентируются на работу, а восприятие мира, основные каналы коммуникации  для них идут через интернет.
В отличие от электората Прохорова, коммунисты традиционны, их всегда было сложно заподозрить в тяге к новым технологиям.  Электорат коммунистов более патриотичен. Но не в смысле национализма, а в смысле приверженности к таким понятиям, как Родина, Отчизна, родная земля, место, в котором родился. Им очень близки все эти устоявшиеся ценности. Потому коммунисты, ниже всех оценивая свою причастность  к интернет-сообществам, в то же время имеют максимальную локальную принадлежность (принадлежность к месту, в котором живут).


Виталий Дымарский, Главный редактор исторического журнала "Дилетант"председатель Совета директоров Компании развития общественных связей (КРОС), ведущий авторских программ на радиостанции «Эхо Москвы», колумнист «Российской газеты», профессор МГИМО (У).

Меня пугает «флюс» национальной принадлежности

↑ к началу статьи

Меня совсем не удивляет, что опрошенные реже чувствуют принадлежность к Богу, чаще – к семье. Причин у этого несколько. Во-первых, и это показывают различные социологические опросы, несмотря на внешнее впечатление о неуклонном росте религиозности, число искренне верующих, постоянно посещающих службы, не такое уж и большое и не сильно увеличивается. Так что, думаю, масштаб накала религиозных чувств в нашем обществе переоценен.
Почему так происходит, надо разбираться. В том числе и Русской Православной Церкви, а также главам всех других конфессий и религиозных организаций.
При этом нельзя забывать о том, что на протяжении семидесяти лет существования советской власти семья как социальный институт сохранялась, а религия оказалась если не под запретом, то в загоне. Церковь оказалась на задворках общественной жизни. И это не могло не сказаться на настроениях в обществе, не повлиять на несколько поколений граждан России.
Конечно, мы видим возрождение религиозной жизни, но оно пока не может компенсировать тех потерь, которые были на протяжении тех семидесяти лет.
Семья же остается ценностью для россиян, независимо от уровня образования, социального статуса, достатка и вероисповедания (что мы и видим по данным опроса). Семья, собственно, и создается независимо от всех этих параметров и продолжает являться для человека оплотом, опорой в жизни. А вот что касается религии, верующих, это известно значительно больше среди менее образованных людей.
Так что вполне понятно и то, почему семья в иерархии предпочтений чаще занимает главное место.
По результатам опроса, «самые обеспеченные опрошенные демонстрируют оторванность от «корней»: их причастность к месту проживания, государству и культуре минимальна». Думаю, происходит это потому, что обеспеченность обеспечивает (прошу прощение за тавтологию) более широкий кругозор. Люди с достатком имеют возможность путешествовать, пользоваться плодами не только местной культуры и местного производства. Обеспеченность дает большую мобильность, возможность передвигаться по миру, по культурам, по языкам. Обеспеченные люди более космополитичны. Слово космополитизм в силу известных исторических причин у нас несет некий негативный, к сожалению, оттенок, хотя в нем ничего плохого нет. Это не антоним патриотизма, поскольку можно быть «человеком мира», сохраняя любовь и привязанность к родине.
Кстати, подобная мобильность в христианском мире — вполне обычное явление, порожденное в том числе глобализацией и новейшими коммуникационными возможностями, которые стирают границы и расстояния.
Безусловно, надо различать причастность к родине и к государству. Власть, государство не синонимы страны.
А вот по поводу причастности к месту проживания и культуре, мне кажется, что люди не до конца себя знают. Некие жизненные обстоятельства, материальные интересы, бытовые неурядицы толкают к перемене мест. Это естественно. Но все равно, как мне представляется, остается тяга к родным местам. Это не более чем ощущение, я не претендую на социологическую точность. Но люди, по-моему, в некоторой степени кривят душой, поскольку даже не будучи привязанными к месту проживания, к государству, они все равно остаются «продуктом» родной культуры (в нашем случае – русской), независимо от того, где они находятся.
Мне не очень понравилось, что в опросе респонденты поделены на «людей нарасхват» и «ничьих». Все мы очень разные, со своей психикой, жизненными установками. Есть категория людей, особенно творческих профессий, кто любит одиночество. Это не значит, что они «ничьи». Они принадлежат этой же культуре. А те, кто, судя по графикам, говорят, что они принадлежат и государству, и месту проживания, и культуре, на самом деле не всегда «нарасхват». Замечание чисто терминологическое, о выборе слов.
Радует, что в целом не так много граждан, считающих себя принадлежащими интернет-сообществам. Значит, несмотря на все новые технические возможности, виртуальная жизнь, виртуальное общение не подменило собой окончательно реальную жизнь. Но и обольщаться не стоит: интересно посмотреть на этот процесс в динамике, а она все больше свидетельствует в пользу виртуала.
Меня пугает на графиках заметный «флюс», показывающий, как много граждан чувствуют принадлежность к своей национальности. Это свидетельство нездорового состояния межнациональных и межэтнических отношений. Знаю, это непопулярное мнение, но может, со временем мы придем к самоидентификации через принадлежность к той или иной культуре. Никого же не смущает, скажем, что за пределами России мы все становимся русскими.
Если же люди чувствуют свою принадлежность к национальности больше, чем к государству, то в такой стране, как Россия, это чревато даже распадом.



NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher