Классная проекция

Дата публикации: 28.03.2013

В рамках очередного всероссийского опроса (полевые работы: ФОМ-Пента, выборка 1500 человек) службы Среда респондентам был предложен проективный тест, основанный на отождествлении себя с одним из характерных персонажей школьного класса. Каждому респонденту демонстрировалась картинка (отдельные изображения для мужчин и для женщин) и предлагалось ответить на вопрос: «Представьте, что Вы снова школьник. Посмотрите на картинку: кем из нарисованных на ней учеников Вы бы, скорее всего, оказались?». В декорациях школьного класса закодирован срез российского общества, а демонстрируемые образы играют роли психо-социальных личностных якорей.

В ходе опроса были использованы следующие картинки:
Классная Россия-муж
Классная Россия-жен
Список персонажей:
№ 1 — «У доски»
№ 2 — «Отличник»
№ 3 — «Хулиган»
№ 4 — «Помощник»
№ 5 — «Работник»
№ 6 — «Пассивная субкультура»
№ 7 — «Шут»
№ 8 — «Спящий»
№ 9 — «Наказанный»
№ 10 — «Альтернативный лидер»
№ 11 — «Индивидуалист»
№ 12 — «Опоздавший»

ЧИТАТЬ ПРЕСС-РЕЛИЗ
ЧИТАТЬ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ

Классная Россия, или контрольная для взрослых: пресс-релиз всероссийского репрезентативного опроса

В целом россияне чаще идентифицируют себя с социально одобряемыми персонажами: исполнительным учеником — «работником» (26%), тянущим руку «отличником» (10%), отвечающим у доски (9%) и несущим книжки «помощником» (9%). Однако второе место по числу голосов (12%) занимает персонаж «альтернативный лидер» (12%), для которого характерны развязная поза и открытое общение с соседом несмотря на «всевидящее око» учителя. На шестом месте в рейтинге школьных персонажей оказался также несистемный персонаж — «хулиган» (8%).

Продолжая разговор о наиболее популярных героях теста, стоит отметить, что «работники» чаще всего встречаются среди пенсионеров, малообеспеченных россиян, тех, кто соблюдает Великий пост и придерживается в повседневной жизни библейских заповедей, а меньше всего работников среди жителей Дальнего Востока. На позиции «альтернативного лидера» чаще среднего себя видят студенты и те, кто хотел бы жить в другой стране. «Альтернативные лидеры» чаще голосуют за Прохорова. Забавно, что именно среди работников сферы образования доля тех, кто готов бросить вызов учителю и спокойствию класса оказалась минимальной. Из «отличников», судя по опросу, вырастают руководители среднего и младшего звена и специалисты. Кстати, высока концентрация «отличников» и в столице. «У доски» в школьные годы чаще всего стояли нынешние домохозяйки, не успели отвыкнуть от этой позиции и россияне с высшим и незаконченным высшим образованием. Старательные «помощники» в огромном количестве представлены на Дальнем Востоке — 31% (напомним, по России в целом лишь 8%), в то время как жители Северного Кавказа и Юга России чаще оказываются «хулиганами». Кстати, обращает на себя внимание и присутствие большого числа «хулиганов» среди лиц рабочих специальностей: на производстве больше «хулиганов», чем «работников». Если специалисты и инженеры чаще выбирают «отличников» и чаще стоят «у доски», то среди рабочих больше «работников», «альтернативных лидеров» и «опоздавших», а также много «хулиганов». В частности, обращает на себя внимание тот факт, что их особенно много в сфере промышленного производства и строительстве.

Говоря о непопулярных позициях, стоит заметить, что «спящие» (4%) чаще всего встречаются среди учащихся, одновременно наиболее и наименее обеспеченных. Большое число «индивидуалистов» среди москвичей, безработных и не ищущих работу россиян и молодежи.

Остальные персонажи встречаются реже, однако и среди них есть свои напрашивающиеся выводы. Так, к «пассивной субкультуре» (4%) России чаще всего примыкают наиболее обеспеченные россияне и сторонники оппозиции, к «шутам» (3%) чаще других относят себя студенты и малообеспеченные россияне, «наказанными» (2%) себя видят бездетные россияне старше 40 лет, ну а охотников считаться «опоздавшими» среди отдельных групп не нашлось.

Интересно, что самые сильные различия в самоидентификации прослеживаются между мужчинами и женщинами, и различия эти полностью соответствуют школьным реалиям: представительницы слабого пола значительно чаще выбирают социально одобряемые позиции, в то время как мужчины значимо чаще склоняются к внесистемным и отрицательным моделям поведения. К примеру, «работников» среди женщин 31%, а среди мужчин 19%, в то время как доля «альтернативных лидеров» составляет 16% среди мужчин и 8% среди женщин.

Богатые россияне меньше помогают. Прослеживается любопытная тенденция и в группах по уровню дохода: с его ростом увеличивается доля «помощников» и снижается доля «альтернативных лидеров».

Позиция «работника», будучи самой популярной по России в целом, занимает первые места также и во всех группах по вероисповеданию, да и позиция «альтернативного лидера», занимающая по России вторую строчку, смещается на третье место только в среде мусульман. Как ни странно, но на втором месте у последователей ислама оказывается роль… «хулигана».

Остаётся только добавить, что лидерами по числу не определившихся с ответом оказались Дальневосточный регион, пожилые россияне и неверующие.

Кто из россиян самый системный и положительный?

Исследователями также была предпринята попытка более подробного анализа предложенных в тесте социальных ролей с точки зрения их вовлечённости в социальную структуру (системности) и общественной одобряемости (положительности). Так, к «положительным системным» ролям были отнесены позиции «у доски», «отличник», «помощник» и «работник». К числу «отрицательных внесистемных» персонажей относятся «хулиган», «шут», «наказанный» и «опоздавший». Остальные позиции рассматриваются в качестве «отрицательных системных». Как оказалось, категории опрошенных сильно различаются как по относительной положительности, так и по относительной системности. Наиболее значимым это различие оказывается между мужчинами и женщинами, т.к. представители сильного пола значительно чаще склоняются к отрицательными и внесистемным ролям.

Интересно также, что практически все регионы нашей страны сильно различаются по показателям системности-положительности. Наибольшие различия по показателю положительности имеют Сибирь и Урал, по показателю системности — Приволжский округ и Южный и Северо-Кавказский округа. Так, сибиряки имеют наибольшее отклонение от среднего россиянина по доле отрицательных персонажей, жители Урала — по доле положительных. В Приволжском округе наивысшие отклонения от среднего в сторону системности, в Южном и Северо-Кавказском — в сторону внесистемности.

Если говорить о системности и положительности групп по вероисповеданию, то минимальное отличие от среднего россиянина имеют христиане, не относящие себя ни к одной из конфессий, и верующие в Бога без принадлежности к определённой религии. Наиболее системными и положительными из всех групп оказываются россияне, соблюдающие 7 и более библейских заповедей и держащие Великий пост. Мусульмане и неверующие имеют самые высокие показатели внесистемности.
НАВЕРХ

Классная Россия, или контрольная для взрослых: полная версия

 

Кто видал, как в ночи кипит
Кипяченых черемух рать?
Мне бы в ночь в голубой степи
Где-нибудь с кистенем стоять.

…Но не бойся, безумный ветр,
Плюй спокойно листвой по лугам.
Не сорвет меня кличка «поэт».
Я и в песнях, как ты, хулиган.

Сергей Есенин

Позиция-лидер, которую выбирает свыше четверти опрошенных: персонаж № 5, погруженный в работу исполнительный ученик. На втором месте —«альтернативный лидер», для которого характерна развязная поза и открытое общение с соседом несмотря на «всевидящее око» учителя. Его выбрали 12% опрошенных.
Ниже изложены результаты анализа по персонажам в социально-демографических, половозрастных, имущественных и вероисповедальных подвыборках опрошенных. Кроме того, проводится комплексный анализ социальных ролей россиян по укрупненным моделям поведения в пространстве «положительных — отрицательных» и «системных — внесистемных» персонажей.

I. Анализ ответов по частоте упоминания отдельных персонажей

Помимо исполнительных работников и альтернативных лидеров, к сравнительно часто упоминаемым персонажам следует отнести персонажей «У доски», «Отличник», «Хулиган», «Помощник». Остальные ответы респонденты отмечали не чаще, чем вариант «Затрудняюсь ответить».
1. Общие закономерности: шестерка лидеров.

«Работники» чаще всего попадаются среди женщин, пенсионеров, малообразованных россиян, соблюдающих Библейские Заповеди и хранящих Великий пост опрошенных. Меньше всего «работников» на Дальнем Востоке (10%). Реже, чем в среднем по стране, они попадаются у мужчин, студентов и обеспеченных россиян. По своим ответам «работники» ближе всего к «помощникам», а также к носящим нательные кресты и к посещающим религиозные службы как минимум ежемесячно. Дальше всего от «работников» отстоят «спящие» и «опоздавшие», а также потенциальные эмигранты и называющие себя одинокими люди.
К1
«Альтернативных лидеров» много среди молодежи до 24 лет, студентов, потенциальных эмигрантов, мужчин, а также готовых участвовать в гражданской добровольческой деятельности и среди не доверяющих Патриарху. Мало – всего по 4% — 6% — таких людей среди пожилых от 65 лет, самых бедных респондентов и среди работников образования. Слабо, кроме того, они выражены в среде соблюдающих Библейские Заповеди респондентов. По своим ответам к «альтернативным лидерам» ближе всего оказываются «шуты» с «хулиганами», а также активные Интернет-пользователи и лица, потенциально готовые начать свое собственное дело. Удалены от них персонажи «у доски», а также лица, чаще других соблюдающие Библейские Заповеди.

«Отличники» чаще всего попадаются среди руководителей среднего и младшего звена (20%), специалистов и инженеров (18%). Реже они встречаются среди одиноких и на Северо-Западе страны. По своим ответам «отличники» оказываются сравнительно далеко от всех других персонажей и групп опрошенных. Ближе других к ним находятся «индивидуалисты» и готовые к гражданской работе лица, дальше других — «спящие» и считающие себя одинокими россияне.

Персонажи «У доски» ярко выражены среди людей с высшим образованием, специалистов, интеллигентов, а также пожилых людей от 55 лет. Чем больше детей в семье, тем чаще респонденты выбирают персонажа «у доски». Кроме того, их много среди мусульман и на Урале. Крайне мало их среди потенциальных эмигрантов (всего 2%), строителей, жителей Дальнего Востока. Ближе всего по ответам к ним оказываются «работники» с «помощниками», а также соблюдающие Великий Пост и идентифицирующие себя русскими опрошенные. Дальше всего — «опоздавшие» с «наказанными» и потенциальные эмигранты.

«Помощники» вне конкуренции на Дальнем Востоке: они здесь лидируют, собирая 31% «голосов». Их почти втрое чаще выбирали женщины по сравнению с мужчинами. Чаще встречаются среди работников образования. Количество «помощников» уменьшается с ростом дохода. В небольших поселениях «помощников» больше, чем в крупных. Ближе всего по ответам эти персонажи располагаются к «работникам», носящим нательные кресты опрошенным и регулярно посещающим богослужения лицам. Дальше всех от «помощников» отстоят «опоздавшие», потенциальные эмигранты и готовые к гражданской работе россияне.

«Хулиганов» больше среди рабочих, занятых в промышленном производстве. Столь же весомы они среди жителей Северного Кавказа и Юга России и среди мусульман. Меньше всего хулиганов среди пенсионеров, соблюдающих Заповеди и в поселениях с населением менее 50 тыс. По своим ответам «хулиганы» ближе всего к «альтернативным лидерам» и к представителям «пассивной субкультуры», а также к часто посещающим богослужения, к мало соблюдающим Библейские Заповеди и к нерусским (по идентичности) опрошенным. Дальше всего «хулиганы» оказываются от «отличников», «опоздавших» и «спящих», а также от готовых к гражданской работе лиц.

2. Общие закономерности: шестерка аутсайдеров.

«Спящих» сравнительно много их среди учащейся молодежи, бездетных, наименее и наиболее обеспеченных россиян, индивидуальных предпринимателей, а также… бизнесменов и топ-менеджеров. По своим ответам ближе всего «спящие» оказываются к «наказанным» и к считающим себя одинокими россиянам. Дальше всего от «спящих» «отличники», соблюдающие Великий Пост и готовые к гражданской работе россияне.

Абсолютный рекорд по «индивидуалистам», как нетрудно предположить, ставят индивидуальные предприниматели. Их тут почти треть. Кроме того, заметно эти люди выражены среди москвичей, безработных и не ищущих работу россиян, молодежи, малообразованных респондентов, жителей Северо-Запада страны и регулярно (хотя бы раз в месяц) посещающих богослужения лиц. По ответам к «индивидуалистам» ближе всего оказываются «шуты», а также активные пользователи Интернета, готовые начать собственное дело и готовые к гражданской работе россияне. Дальше других от них — «наказанные» и соблюдающие Библейские Заповеди опрошенные.

Остальные четыре типажа игнорируются представителями подавляющего большинства выборок. Тем не менее, персонаж «пассивная субкультура» чаще, чем в 10% случаев, упоминается самыми обеспеченными россиянами и считающими себя в оппозиции нынешней власти респондентами. К «шутам» себя чаще, чем в среднем по стране, относят военнослужащие и студенты, а к «наказанным» — бездетные старше 40 лет. Охотников считать себя «опоздавшими» практически нет.

3. Часто упоминаемые персонажи в различных выборках опрошенных.

Как уже отмечалось, чаще всего опрошенные ассоциируют себя с исполнительными работниками. На 2-м месте довольно уверенно, хотя и с солидным отставанием от первой строчки, оказываются альтернативные лидеры. Однако если посмотреть на количественные и качественные соотношения этих, а также других сравнительно часто упоминаемых вариантов в различных гендерно-возрастных группах, налицо окажется большой разброс в самооценках.

К2

Сильнее всего он между мужчинами и женщинами. Забегая вперед, заметим: практически ни одна другая пара социально и статистически значимых выборок не различается столь сильно. Судите сами: если у женщин доля выбравших 5-й вариант практически достигает одной трети, у мужчин она опускается ниже одной пятой. Кроме того, у представительниц прекрасного пола альтернативных лидеров опережают еще и помощники, и отличники, и персонажи «у доски» — словом, все социально одобряемые типажи. Отметим и еще один важный результат: если в дамской среде «отличниц» оказывается вдвое больше «хулиганок», то у сильного пола «хулиганы», наоборот, преобладают над «отличниками».

К3

В возрастном разрезе максимальная доля альтернативных лидеров приходится на самую молодую возрастную когорту (от 18 до 24 лет). «Работники», напротив, доминируют среди лиц пред- и пенсионного возраста, где их доля колеблется возле 30-процентного значения. Примерно столько же их и среди малообразованных россиян. В среде же обладателей вузовских дипломов процент «работников» несколько меньше общероссийского; альтернативных лидеров и отличников здесь столько же, сколько и в целом по стране, зато вот персонажей «у доски» примерно в 1,5 раза больше.

ФАКТ: Как отмечалось выше, среди «спящих» персонажей довольно много молодых людей. Верно и обратное: заметную роль в самой молодой возрастной когорте составляют «спящие». Среди опрошенных от 18 до 24 лет они «весят» свыше 9% (в 2,3 раза больше, чем в среднем по стране), деля 4-5-е места среди всех персонажей по популярности.
К4

В различных имущественных группах обращает на себя следующая четкая тенденция. С ростом как ежемесячного дохода, так и уровня материального достатка доля альтернативных лидеров нарастает, а «помощников» — напротив, падает (вплоть до нуля в самых обеспеченных категориях).

ФАКТ: Обращает на себя внимание присутствие большого числа «хулиганов» среди лиц рабочих специальностей. У рабочих в целом их 11%, у занятых в промышленном производстве — 13%, а у занятых в строительстве — 15% (столько же, сколько и альтернативных лидеров).

ФАКТ: Очень много «шутов» оказывается среди наименее обеспеченных россиян. Так, среди лиц с ежемесячным доходом не выше 3 тыс. руб. их доля достигает 14%, занимая вторую по популярности строчку среди всех персонажей.
К5

ФАКТ: Среди многодетных россиян широко представлены как «работники» (30%), так и «отличники» (16%) с персонажами «у доски» (14%). А вот альтернативных лидеров здесь всего 7%.
К6

Говоря о распределении указанных типажей по карте России, следует прежде всего отметить сравнительно высокую концентрацию «отличников» в Москве. Помимо столицы, их много на Урале, а также в Южном и Северо-Кавказском федеральном округе. На двух последних территориях отличники и вовсе дают двукратную фору альтернативным лидерам; вдобавок последних на Урале с большим преимуществом обходят персонажи «у доски», а на Юге России — «помощники». Однако у двух этих округов есть и серьезное различие, и связано оно с разбросом в концентрации «хулиганов»: в ЮСКФО они встречается вдвое чаще, чем в УФО. Частичный «реванш» альтернативные лидеры берут в Сибири: тут их 18% — в 1,5 раза больше общероссийского значения. Хотя непременный лидер повсюду без исключения – традиционные «работники».

«Работники» первенствуют и во всех вероисповедальных категориях опрошенных. Устойчивость «серебряных» позиций «альтернативных лидеров» под большим вопросом оказываются лишь у мусульман. Здесь – 15% «правильных» и… 14% «хулиганов» (наряду с альтернативными лидерами по 11% в среде последователей ислама собирают еще «отличники» и «помощники»).
К7
4. Атипичные выборки: где «работники» на вторых ролях

На втором месте «работники» оказываются, уступая альтернативным лидерам, прежде всего в среде учащихся (соответствующее соотношение 14%:21%). Это вполне объяснимо, учитывая преобладание молодежи в данной выборке (см. п.3 данной главы). Кроме того, аналогичный эффект хорошо заметен у респондентов со среднемесячным доходом выше 30 тыс. руб. (13%:18%).

Подтверждает вывод о некоей обособленности от остальной России, сформулированный в предыдущих работах проекта «Непосредственные вопросы», Дальний Восток. Тут «работников», правда, несколько больше, чем альтернативных лидеров. Но и тех и других с тройным перевесом обходят «помощники» (абсолютный рекорд исследования).
К8
ФАКТ: Труднее всего определиться с ответом оказалось жителям Дальнего Востока: здесь затруднился с определением своей роли каждый пятый. По 15% таких респондентов оказалось среди самых пожилых лиц и среди работников общепита, по 11% — среди неверующих опрошенных и неработающих пенсионеров.

II. Социоролевой анализ в осях «положительность – системность»

Чтобы упростить системный анализ полученных ответов, укрупним группы персонажей по следующему принципу. Четверку социально одобряемых типажей ( №№ 1, 2, 4 и 5) условно обозначим как «положительный» класс, остальную восьмерку – как «отрицательный». В отрицательном классе выделим «внесистемный» квартет персонажей (№№ 3, 7, 9 и 12), остальную же часть назовем «системной».

1. Типология укрупненных социоролевых классов: термины и определения

Попробуем обрисовать профили основных групп опрошенных в пространстве «положительность – системность», где по оси абсцисс откладывается количественное выражение «положительности» той или иной выборки или категории россиян, а по оси ординат – аналогичное значение их «системности». Для этого введем следующие важные понятия.

Под абсолютной положительностью данной выборки P будем понимать разность долей опрошенных, причисливших себя к «положительным» и к «отрицательным» персонажам:
P = N {1; 2; 4; 5} – N { 3; 6; 7; 8; 9; 10; 11; 12},
а под абсолютной системностью S – разность долей опрошенных, причисливших себя к «системным» и к «внесистемным» персонажам:
S = N {1; 2; 4; 5; 6; 8; 10; 11} – N {3; 7; 9; 12}.

Относительную положительность выборки p определим как разность двух абсолютных положительностей: для данной выборки и для всей совокупности опрошенных. Аналогичную дефиницию введем и для относительной системности выборки s. Близкие к нулю значения этих параметров будут говорить о близком к общероссийскому распределении ответов внутри выборки, сравнительно большие по модулю – о значительном его отличии от средней по стране картины.

Заметим, что в двухмерном представлении, иллюстрирующем взаимосвязь относительных положительностей и системностей в конкретной категории опрошенных, ключевым фактором становится присутствие отрицательных системных персонажей (в том числе и в первую очередь альтернативных лидеров). Ведь в любой выборке люди, «проголосовавшие» за квартет персонажей из этого класса, составляют
S_ = S – P = s – p + С,
где
С = Inv
— разность между абсолютными системностью и положительностью для всей совокупности опрошенных, составляющая в нашем исследовании около 52%.
Близкие к нулю значения параметра S_ будут свидетельствовать о высокой степени корреляции между положительностью и системностью в данной выборке, а большие по модулю значения – напротив, говорить о том, что системность опрошенные не увязывают с положительностью, и наоборот.

2. Основные результаты

В качестве примера приведем результаты расчетов относительных положительности и системности в гендерно-возрастных выборках опрошенных.
88

Хорошо видно: различные категории опрошенных сильно разнятся как по относительной положительности, так и по относительной системности. Наиболее значимым это различие оказывается, как было отмечено выше, между мужчинами и женщинами. Нагляднее всего степень этого различия в других типах выборок иллюстрируется двухмерными диаграммами, где та или иная категория опрошенных предстает в виде точки со значениями абсциссы и ординаты, равными p и s соответственно. При этом начало координат всегда увязывается с позицией среднего россиянина, а удаленность той или иной точки от нуля иллюстрирует степень удаленности ответов внутри данной выборки от ответов во всей совокупности опрошенных. Продолжая тему реперной роли отрицательных системных персонажей, отметим: на подобных диаграммах статистический вес их массива в данной категории опрошенных будет определять удаленность точки от биссектрисы первого – третьего квадрантов системы координат.

Как видно из построенной подобным образом «карты России», практически все территории нашей страны сильно различаются по показателям системности-положительности. Даже Москва заметно выделяется на фоне Центрального федерального округа, максимальное же расстояние обнаруживается в соседствующих на обычных географических атласах парах «Сибирь – Урал» и «Приволжский – Южный и Северо-Кавказский федеральные округа».
кп9
Три федеральных округа – Северо-Западный, Центральный и Приволжский – располагаются при этом вблизи биссектрисы нулевых значений параметра S_. Это свидетельствует о том, что частоты упоминания отрицательных системных персонажей на данных территориях практически совпадают с общероссийскими. Четыре остальных федеральных округа, напротив, сильно удалены от этой прямой. Но если Сибирь, Урал и Дальний Восток группируются близ нулевых показателей относительной системности, то Южный и Северо-Кавказский федеральный округ, наоборот, располагается вблизи линии нулевой относительной положительности.

Гораздо кучнее на аналогичной диаграмме располагаются различные вероисповедальные группы россиян. Устойчивую лакуну вблизи точки отсчета формируют различные (по идентичности) типы христиан и верующих без определенной конфессии.
кп10

В этой же области, как показывает более внимательный анализ, оказываются и группы опрошенных с высоким уровнем церковности: доверяющие Святейшему Патриарху Кириллу, носящие нательные крестики, часто посещающие богослужения, высоко ощущающие свою принадлежность к приходу. Сюда же попадают респонденты из среднего класса и считающие себя интеллигентами. Заметно правее и выше оказываются соблюдающие основные Библейские Заповеди опрошенные, хранящие Великий Пост респонденты и постоянная аудитория христианских СМИ — у всех у них близкие к максимальным в опросе «Классные проекции» показатели положительности и системности.
Значительно удалены как от всех перечисленных групп, так и друг от друга, неверующие и мусульмане (единственное, что роднит их между собой – близкие отрицательные показатели относительной системности).

кп11

Однако самой любопытной, на наш взгляд, представляется аналогичная «демографическая карта» страны. И все возрастные когорты, и все категории россиян по количеству детей в семье (за исключением бездетных старше 40 лет) уложились в довольно узкую полосу вблизи оси абсцисс, при этом их разброс в значениях относительной положительности оказался весьма существенным. Фактически устойчивая группировка вблизи точки отсчета состоит лишь из представителей возрастных когорт 25-34 и 45-54 лет, а также из имеющих одного ребенка опрошенных. С некоторой натяжкой сюда можно отнести также россиян в возрасте от 35 до 44 лет и имеющих двоих детей. Остальные категории от них удалены.

кп13

III. Заключение.

В данной работе представлен срез социопсихологической ментальности российского общества, основанный на ассоциациях опрошенных с представленными на тестовой иллюстрации характерными персонажами в обычном школьном классе. Как показывают данные опроса, в целом россияне чаще идентифицируют себя с социально одобряемыми персонажами (в первую очередь с исполнительными работниками), хотя часто «голосуют» и за «отрицательный» типаж — неформального лидера, представляющего активную субкультуру общества. Крайне сильно меж собой различаются ответы мужчин и женщин (у первых достаточно широко представлены «отрицательные» персонажи, в том числе «хулиганы»).

Уступают первую строчку «работники» на Дальнем Востоке, в молодежной среде, у лиц с высоким доходом, у занятых в финансово-банковской сфере, у индивидуальных предпринимателей и у представителей транспортно-складской отрасли.

Как выяснилось при анализе ответов по трем укрупненным классам типажей, ментальность россиян применительно к рассматриваемому в работе тесту достаточно сильно различается между собой как в территориальном (по федеральным округам), так и в демографическом (по возрастным когортам и по количеству детей в семье) разрезах. Близкими друг другу оказываются христиане различных вероисповеданий и верящие в Бога «вообще». Особняком стоят неверующие и мусульмане.
НАВЕРХ

Комментарии экспертов к итогам опроса

Игорь Мирошниченко, художник, руководитель и главный дизайнер студии "Русский символ" , заместитель главы Союза Православных Хоругвеносцев

В том, что православные реже ассоциируют себя с «альтернативным лидером», ничего удивительного нет

↑ к началу статьи

В том, что православные реже ассоциируют себя с «альтернативным лидером», ничего удивительного нет. Соборное начало предполагает не лидерство, а служение или послушание, если угодно. Активная церковно-общественная позиция (в форме ли миссионерства, благотворительности, создания православных организаций, союзов и даже рок-групп…) как раз и означает «выдвижение» себя на подвижничество или то , что называют сейчас лидерством…

Церковь не парламент, не дума, а соборное тело, и глава её не президент или председатель совета министров, к примеру, но сам Христос, и поэтому говорить о какой-либо оппозиции в Церкви не серьёзно; она просто невозможна! Как невозможна «идея альтернативы внутри православия». Альтернатива внутри Православия есть альтернатива самому Православию.

Мне как художнику трудно отдать предпочтение какому-либо из предлагаемых персонажей, поскольку все они мне близки и понятны (в разной мере , конечно). И всё-таки…: пусть я не буду оригинален, но, в силу специфики моей деятельности, именно «работник» и «лидер» мне в этой классификации близки более всего. Ведь, чтобы что-то создать, нужно много работать — много работая, ты неизбежно стремишься к совершенству, преуспеваешь в нём, а значит, лидируешь …; тут одно часто неотделимо от другого. Думаю, что у православных людей именно так всё и происходит.



NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher