Верующий учёный

Дата публикации: 30.06.2011

“Чем больше я занимаюсь наукой, тем больше становлюсь верующим”.
Луи Пастер, французский ученый, химик и микробиолог (1822 – 1895).

Научное исследование религиозного опыта возможно, однако конфликт между научным и религиозным мышлением часто неразрешим, считают эксперты.

Эксперты считают, что исследование религиозного опыта возможно, однако среди них нет единого мнения, должен ли исследователь православной жизни сам исповедовать православие. 56% опрошенных считают, что в российском научном сообществе существует предвзятость по отношению к верующим ученым, причем большинство экспертов считают эту предвзятость необоснованной. Однако более половины опрошенных заявляют, что конфликт между научным и религиозным мышлением неразрешим.

Участники опроса отвечали на следующие вопросы:

  1. Как вы считаете, можно ли научно исследовать религиозный опыт?
  2. Какие инструменты являются наиболее перспективными при проведении исследований религиозного опыта?
  3. Должен ли исследователь православной жизни быть православным человеком?
  4. Если религиовед является верующим человеком, как Вы считаете, наносит ли научный критический подход ущерб его вере?
  5. Существует ли предвзятость в российском научном сообществе к верующим ученым? Еcли да, обоснована ли она?
  6. Существует ли конфликт между научным и религиозным мышлением? Если ДА, будет ли он преодолен?

Подавляющее большинство экспертов (82%) допускают, что научное исследование религиозного опыта возможно.

Чаще всего подходящими для подобного изучения эксперты считают качественные социологические методы (36%), в особенности наблюдение и глубинное интервью. Также упоминаются опросы, психологические методики, анализ текстов и документов.

А вот в ответах на вопрос о том, должен ли исследователь православной жизни сам быть православным человеком, мнения заметно разделились.

26% экспертов признают, что это желательно (а 2% – обязательно). Причем все они являются православными христианами. 30% от числа опрошенных не считают важным, кто занимается изучением православной жизни: православный исследователь или нет. Среди разделяющих эту точку зрения экспертов лишь 10% принадлежат к православию. А 34% экспертов (из них 8% православные) заявляют, что совсем не обязательно исследователю православной жизни самому исповедовать православие.

Причем большинство респондентов (66%) считает, что критический подход к исповедуемой религии не наносит ущерб вере.

И при этом 56% опрошенных думают, что в российском научном сообществе существует предвзятость по отношению к верующим ученым. Однако, большинство экспертов (68%), среди которых как православные, так и не исповедующие никакую религию, полагают такую предвзятость необоснованной.

По мнению экспертов, принадлежность исследователя к какому-либо вероисповеданию не вступает в конфликт с научным изучением религии: исследователь может быть верующим человеком и его научная деятельность не нанесет ущерб его вере, так же как вера не нанесет ущерб научной деятельности.

Однако более половины экспертов признают наличие конфликта между научным и религиозным мышлением и считают его неразрешимым.

Лишь 19% опрошенных считают, что конфликт подлежит разрешению в течение нескольких десятилетий. Более половины считают, что этот конфликт никогда не будет преодолен.

Комментарии экспертов к итогам опроса

Андрей Борисович Зубов, доктор исторических наук, профессор кафедры философии МГИМО(У), генеральный директор Центра «Церковь и Международные отношения» МГИМО, профессор Российского православного университета апостола Иоанна Богословадоктор исторических наук, профессор кафедры философии МГИМО(У), генеральный директор Центра «Церковь и Международные отношения» МГИМО, профессор Российского православного университета апостола Иоанна Богослова.

Обычно никому нет дела, верующий человек или неверующий. Главное – хороший он ученый или плохой

↑ к началу статьи

Данные, говорящие, что большинство экспертов считают возможным научное исследование религиозного опыта, вполне предсказуемы: ученые вот уже на протяжении двух столетий изучают религиозный феномен. Мне кажется несколько странным, что не все опрошенные дали положительный ответ на этот вопрос. Это все равно, что сомневаться, например, в возможности научного изучения физических явлений.

Исследования религиозного опыта проводят ученые с разными взглядами, с разным позиционированием себя относительно религии. Есть верующие религиоведы, в том числе я, есть — неверующие. Потому мне кажется естественным, что вопрос о том, должен ли исследователь православной жизни сам быть православным, не вызвал единого мнения. Я, например, занимаюсь изучением индуизма, ислама, религий Китая, но не являюсь адептом всех этих вероисповеданий. Религиеведение – объективная наука. И личная вера к ней имеет очень косвенное отношение. Скажем, верующий человек глубже поймет произведения Достоевского, чем неверующий. Но никто не может сказать, что неверующий ученый не может заниматься исследованием творчества этого писателя. И, может быть, какие-то аспекты, наоборот, верующий исследователь осознает не так четко и ясно, как неверующий.

Плох тот верующий, который постоянно выставляет свою веру и делает ее методом исследования. Плох тот атеист, который свой атеизм выставляет напоказ и делает методом исследования. Метод исследования не может быть совместим с личной верой. Он должен быть объективен.

 

Более половины опрошенных считают, что в российском научном сообществе существует предвзятость по отношению к верующим ученым. Я на себе никогда подобного не ощущал. Возможно, респонденты, давшие положительный ответ на этот вопрос, вложили в него какие-то собственные внутренние проблемы: например, конфликты на деловой или научной почве. И возникновение этих конфликтов они приписывают тому факту, что их третируют за веру. На самом деле, обычно никому никакого дела нет, верующий человек или неверующий. Главное – хороший он ученый или плохой.

 

В вопросе о конфликте между научным и религиозным мышлением интересно было бы знать, что понимают все ответившие под понятием «конфликт» в данном случае. Если речь идет о столкновении разных позиций, то это естественно, поскольку в подобных столкновениях и рождается истина. Если же разговор о неком непримиримом противоречии – это совсем другое. Мне кажется, непримиримых противоречий между научным и религиозным мышлением нет. Чем занимается наука? Изучением фактов и выявлением закономерностей в результате анализа этих фактов. Поскольку мир – Божий, то речь идет об изучении фактов и закономерностей этого мира. И в чем тогда конфликт?



NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher