Социология перемен. В Высшей школе экономики попытались понять, как меняется общество и есть ли спрос на ценности

Дата публикации: 17.05.2012

16 мая в Вышей школе экономике состоялся семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора «Социология перемен (попытка объяснительной схемы)». В качестве основного докладчика выступил Иосиф Дискин, профессор  НИУ ВШЭ, председатель Комиссии по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов Российской Федерации ОП РФ. Ведущим семинара и модератором последующей острой дискуссии был проректор НИУ ВШЭ Лев Якобсон. Участниками семинара были социологи, культурологи, политологи, в частности Елена Петренко, Михаил Тарусин, Виталий Тамбовцев, Алина Багрина, Роман Лункин и другие.

Профессор Дискин предложил модель социальной трансформации, отражающую специфику нашей страны, характеристику современных переходных процессов. По его мнению, развитие гражданского общества – часть общественных перемен. Без понимания сущности и тренда  этих перемен гражданское общество становится либо резерватом, либо противостоит переменам.

Среди основных магистралей перемен докладчиком были отмечены:

— формирование новой структуры социальной деятельности;

— уход традиционных моделей («традиционная Россия существует лишь в публицистической литературе определенного направления»);

— снижение роли ценностно-рациональных и социально-адаптивных моделей;

— формирование групп, ориентированных на целерациональное поведение.

На этом фоне складывается новая диспозиция внутри правящей элиты, собственники рыночного капитала противостоят бенефициарам государства. Как отметил Дискин, сторонники демократического государства вступают в противоречие в классом чиновников-«вымогателей» (в ходе обсуждения было отмечено, что «вымогателями» по существу являются все бюджетники, и они же отчасти также являются социальной базы для модернизации).

Для того, чтобы описать перемены в рамках макросоциальной схемы, Дискин обратился к инструментам веберовской модели («как если бы Вебер пытался объяснить то, что происходит сейчас в России»). Эти перемены заключается в следующем:

— взаимосвязанные изменения моделей социального действия институтов;

— снижение в ходе секуляризации роли моделей традиционного действия и распространения ценностно-рациональных и целерациональных моделей;

— формирование автономных институтов с собственными регулятивными ценностями и нормами.

Спецификой российской ситуации в настоящее время (и в целом, в исторической ретроспективе), по мнению Дискина, являются:

— Отсутствие авторитетного источника этических норм и институтов их поддержки, универсалистские ценности являются крайне слабым регулятором в обществе;

— отсюда использовании ситуативно-адаптивных моделей, партикулярнх ценностей как регулятора отношений между своими, формирование межличностных сетей доверия;

— низкий уровень доверия к безличностным институтам;

— разрыв между нормами формальных институтов и социальной практикой, этическая санкционированность оппортунистического поведения и его распространенность (то есть нарушение законов, взятки и т.д. считаются даже вполне оправданными).

Примечательно, что докладчик отметил фактически «косность» институтов, их слабую мобильность и слабую способность к изменениям. Например, по словам Дискина, институты в России берутся из идеологий, сам по себе реальный социальный опыт практически не используется для корректировки институциональных норм (законы принимаются, исходя из идеологических причин и целей).

Профессор Дискин разделил общество на креативное меньшинство, рациональную активную группу «Новая Россия», благожелательное большинство и дезадаптивное меньшинство. Появляются новые группы населения, которые ориентированы на индивидуальный выбор, группы начинают действовать исходя из собственных убеждений и ценностей. И это создает основу для изменений в обществе. Наряду с этим, отсутствие стратегии и рационального анализа создает социальную турбулентность. Среди факторов переходного периода также – спрос на непредвзятое справедливое государство («решение без нас, не для нас»), что и продемонстрировали митинги, шествия и иные оппозиционные акции, прошедшие в России (о характере протеста и мотивации участников также смотрите: Куда и кого приводит гражданская активность? Типология участников митингов и их программа). Одним из негативных факторов является то, что складывается конфликт ценностей, взятых из идеологий, и практических интересов. Этому помогает наличие в России «парадных ценностей», которые слабо отражены в реальности.

В России, подчеркнул Дискин, постоянно реализуются идеологические конструкции, господствует идеология постмодерна, которая возводит переходный этап в норму. Отсюда низкая значимость ценностей. На вопрос «Что делать?» докладчик ответил так: повышать статус гражданских ценностей, механизмы горизонтального контроля, формировать убеждение, что позитивные перемены возможны. В силу политической актуальности темы доклад был подвергнут критике, как с точки зрения практического применения, так и  позиций теоретической социологии.

Проректор ВШЭ Лев Якобсон справедливо заметил, что об изменении элит говорить сложно, так как те люди, которые являются демократами во власти, убеждены в том, что нужно проводить необходимые реформы, завинчивая гайки, а демократия потом – для нее еще нужно подготовить почву. Иосиф Дискин сказал, что он людей, находящихся у власти называет «либеральными авторитаристами».  Кроме того, Якобсон отметил, что в нынешних изменениях в обществе НКО практически не играют никакой роли, и существует опасность того, что дезадаптивное меньшинство может оказаться слишком активным. Этот момент особо выделила также координатор Исследовательской службы «Среда» Алина Багрина, по ее мнению, в какой-то момент радикальное меньшинство может встать во главе пирамиды вместо креативного меньшинства (согласно пирамиде общества, выстроенной Дискиным), и пирамида превратится в «бублик».

Зримым подтверждением спроса на ценности в обществе, отметил руководитель проекта «АРЕНА: Атлас Религии и Национальностей», в.н.с. Института Европы РАН Роман Лункин, являются итоги социологических опросов, проведенных по заказу Центра исследований гражданского общества НИУ ВШЭ. Согласно этим данным, среди граждан есть запрос на справедливость, прежде всего, честность, ответственность не стоят на первом месте. Люди, скорее всего, в целом осознают несправедливость происходящего, но как и показано в докладе Дискина, не имеют ни стратегии действия, не знают, как исправить положения и где применить свою энергию.

По данным общероссийских опросов, люди мало доверяют институтам, и именно критический уровень недоверия к любым институтам является важным фактором общественной мобилизации. Социологические опросы службы «Среда» в ходе митингов показали, что справедливость и свобода стоят на первом месте, а честность постепенно подтягивается (см. рейтинг ценностей участников акций в материалах:  #33 ОППОЗИЦИЯ НА БОЛОТНОЙ, #34 УПАДОК НА ПУШКИНСКОЙ (05.03.12) — ПОДЪЁМ НА НОВОМ АРБАТЕ (10.03.12)). Формируется индивидуальный пакет ценностей, которые постепенно трансформируются в гражданские. Если на последних митингах количество людей, которые готовы были бы принять участие в гражданской активности, волонтерстве, участвовать в самоуправлении, было около 30-40%, то в общероссийском опросе таких граждан набралось 3-6%, и это также большой процент (см. данные опроса и комментарии экспертов: #36 «Общество политических потребителей»: хотим перемен, но не своими силами). Опасность состоит в том, что нет веры в институты и их изменение. Никакая популяризация в СМИ успеха реформ не поможет, так как эйфорию и стихийное складывание гражданских ценностей вызывают только собственные достижения граждан, к примеру, победа оппозиционных кандидатов на выборах мэров в Ярославле, Тольятти и т.п., массовые «народные гуляния» с писателями…

В рамках переходного процесса, по мнению Алины Багриной, очень важно отметить, что по опросам «Среды» на митингах главной ценностью респондентов является Семья, и помимо этого, есть запрос на религиозные ценности. В ходе кризиса это может быть спрос на ценности традиционных религий, а может быть и фундаментализм.

В принципиальной оценке происходящего профессор Дискин и профессор Якобсон разошлись. По мнению Дискина, Россия идет по кругу, а проректор ВШЭ полагает, что мы имеем дело с новым этапом, а не циклом, и адекватных схем, описывающих его, просто не может быть. Якобсон скептически относится к идее управления модернизацией в условиях, когда общество усложняется и Россия входит в европейский процесс отхода от мейнстримовского понимания демократизации – в каждой стране она своя.

Основной проблемой, о чем также было заявлено в ходе дискуссии, является то, что в России не удается вырастить слои населения с убеждениями и ценностями. По словам Иосифа Дискина, стояние со свечкой не есть регулятор социальной деятельности. Проповедь представителей Русской православной церкви, по существу, в социологическом смысле является демонстрационной деятельностью, а не реальными ценностями («Если бы реально в Церкви было бы меньше взяточников, то я бы поклонился патриарху Кириллу»). Вместе с тем, Церковь – является важнейшим институтом, который подает этически напряженные сигналы. Однако контрреформации не происходит, иначе было бы усиление роли, в том числе религиозных ценностей.

Надежды на то, что удастся мобилизовать разумную часть общества на последовательную рационализацию (в терминологии профессора Дискина), по сути, являются основой для оптимизма социологов.

Начинают складываться новые запросы, новые формы общения, самовыражения, наконец новые формы культуры и творчества (См. комментарии экспертов о возможности «этического сдвига» в обществе: Политический «карнавал»: люди, образы и символы «Марша миллионов» 6 мая. Фотогалерея и комментарии экспертов). Существует не только возможность, но и необходимость формирования ценностей снизу.

Антон Комаров.

Фото 1, 3, 4: Вадим Лурье, Фольклор «Снежной революции»www.visantrop.ru

На фото 2: профессор Иосиф Дискин.

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher