Конференция «Русь историческая…» : в поисках символа России

Дата публикации: 10.06.2014

6 июня в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась конференция «Русь историческая – Русь грядущая: образы, знаки, символы». Цель конференции, заявленная организаторами, состоит в осмыслении образа Руси – России и Русского мира на материале этнокультурных и религиозных традиций народов в историко-культурном, социально-философском и политико-экономическом контекстах с учетом регионально-субрегионального уровней, включая освоение механизмов их формирования и использования.

шмидтВ приветственном слове организатор и председатель конференции Вильям Шмидт отметил важность такого рода научно-просветительских мероприятий: «Нам важно осмыслять стратегии и тактики этнополитики, социокультурного и общественно-государственного строительства в Российской Федерации с учетом этнокультурных и религиозных традиций народов на субрегиональном уровне, включая в этот процесс подрастающее поколение. Можно сказать, что у нашего форума непростые прагматические задачи: в части тактических – это упорядочение бытия; в части оперативных – оптимизация бытия; стратегических – трансформация бытия; ну, а в части сверх-стратегических – ни много ни мало – преодоление не-бытия…».

В своем приветственном слове участникам конференции заместитель декана Института государственной службы управления персоналом РАНХиГС Одиссей Даначев отметил важность популяризации изучения истории среди молодежи. «Также не следует забывать о духовной составляющей, особенно на примере истории России», — отметила в своем приветствии участникам конференции заместитель декана Международного института государственной службы и управления РАНХиГС Галина Ивлева.

«…показательным символом нашей страны, демонстрирующим ее, к сожалению, не в лучшем виде, является поведение наших туристов за рубежом»

На специфических аспектах комплекса образов России остановился в приветственном обращении от Межрелигиозного Совета России его секретарь – свящ. Роман Богдасаров: «…показательным символом нашей страны, демонстрирующим ее, к сожалению, не в лучшем виде, является поведение наших туристов за рубежом. Нам необходимо всерьез задуматься об этой проблеме, ведь корни ее кроются в нравственно-духовной плоскости. Поэтому столь широкое привлечение молодежи к подобного рода конференциям является не только желательным, но и крайне необходимым».

После озвучивания всех организационных объявлений, участники перешли, собственно, к заслушиванию докладов. Примечательно, что первое слово было предоставлено именно представителю студенчества – Ольге Ефимовой с докладом на тему: «Образ “Россия-матушка”: сила, власть, мудрость». В своем выступлении докладчица проанализировала генезис народного воззрения на Россию как на мать, а также трансформацию данного образа сквозь века истории России. Образ «России-матушки» сформировался в Средние века, имея корни в почитании славянского божества «Мать — Сыра Земля». В советское время этот символ трансформировался в образ «Матери Родины». В нынешнее время, по мнению докладчицы, происходит постепенное возвращение к дореволюционному образу России как «Матушки».

pinkevich-vkАнализ изменения отношений Церкви и государства был представлен в докладе профессора кафедры государственно-конфессиональных отношений Василия Пинкевича. Согласно взглядам докладчика, в истории России отношения государства и Церкви активно эволюционируют, а за последнее 100-летие они видоизменялись 6 раз. Так, можно выделить следующие модели:

  1. Монархическая модель (до 1905)
  2. Конституционно-монархическая модель (1905-1911)
  3. Либеральная модель (февраль 1917 – октябрь 1917)
  4. Советская модель (1917-1989)
  5. Постсоветская модель
  6. Современная модель

Монархическая модель предполагала правовую градацию всех религий, т.е. были разрешенные и запрещенные религии; Русская Православная Церковь была государственной религией, и она (РПЦ) была обязана действовать на благо государства. Однако уже Победоносцев отмечал, что Российская империя «недостаточно православная страна», и предлагал усилить роль Православия в воспитании, в государственной политике. Сущность данной политики сводилась к полнейшему огосударствлению Русской Православной Церкви.

На этом фоне противоположными выглядят взгляды Столыпина, который считал, что все религии, и в особенности Русскую Православную Церковь, необходимо освободить от контроля государства, предоставив им относительную свободу. Однако Столыпину история дала мало времени – он был убит в 1905 году.

Государственно-религиозные отношения в советский период во многом опирались на идеи Столыпина, чему соответствовал и декрет об Отделении церкви от государства и школы от церкви, и политика по уравнению прав различных народов и национальностей на территории СССР.

После распада Советского Союза постепенно происходил период отказа от всех перегибов советского периода в отношении религиозных организаций и верующих, однако вместе с этим была и отвергнута Столыпинская модель взаимоотношений государства и религиозных объединений. Современное положение дел в России свидетельствует как раз о возврате к концепции Победоносцева, существовавшей во времена Российской империи.

В порядке постановки проблемы и открытия дискуссии о роли крупнейших религиозных объединений в жизни российского общества и мира, проф. В.В. Шмидт обратил внимание на идею их суверенизации – придания РПЦ статуса суверена – полноправного актора системы международных отношений, выдвинутую 21 мая 2014 г. на круглом столе «Религия и религиозные организации в общественной жизни современной России», проведенном Комиссией Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести.

Живой интерес и дискуссию вызвал доклад аспиранта факультета социологии НИУ ВШЭ Ксении Медведевой на тему: «Образы монастыря и монашества в современном социокультурном пространстве». По мнению большинства россиян, образ монастыря является одним из символов России, об этом свидетельствует то, что в конкурсе «Символ России» Троице-Сергиева Лавра попала в финал. Довольно интересным является сравнение результатов опроса россиян относительно символов России: так при постановке вопроса без предложенных ответов Троице-Сергиеву Лавру символом России назвали только 3%, но при таком же вопросе с предоставленными вариантами ответов – 28%, а еще 25% назвало Кижи. Ксения Медведева считает, что такую ситуацию можно объяснить тем, что филологи называют «пассивный словарный запас» (т.е. те слова, значения которых мы знаем, но в повседневной речи не употребляем): так, монастырь как символ России, находится пока в большей степени в «пассивном культурном запасе».

Также в рамках конференции прозвучали доклады студентов РАНХиГС, Православного институт св. Иоанна Богослова, Воронежский филиала РАНХиГС и др., а также двух выпускниц и директора Учебно-воспитательного комплекса национальных культур с углубленным изучением языков, истории и культуры народов – средней общеобразовательной школы № 1650 г. Москвы. Особый интерес вызвали видеосюжеты на темы:

«Образы России: Москва»

«Русский промысел»

«Русский медведь»

«Русская матрешка»

«Русская водка»

«Служу Отечеству»

«Русская береза»

Образы России также были представлены в рамках фотроконкурса «Локальные святыни».

Репортаж подготовил Дмитрий Горевой.

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher