Почему доверяют православию и чего от него ждут? Проект «Дискуссионная Среда» в клубе «Зеленая дверь»

Дата публикации: 11.06.2012

Обсуждение религиозной тематики в СМИ или в научных кругах всегда очерчено определенными рамками, за которые выходить вроде бы нельзя. Это либо критика по отношению к Церкви либо чувство пиетета, которое также часто не дает посмотреть на церковную жизнь и на восприятие обществом православия по существу, в каких-то конкретных проявлениях этого восприятия. Многообразие современного православия достойно более живого обсуждения.

Попытка приступить к обсуждению темы доверия к православию была сделана в рамках проекта «Дискуссионная Среда» в клубе «Зеленая дверь» (www.zdver.com). Публичная дискуссия была организована Исследовательской Службой «Среда» (www.sreda.org) 6 июня под названием «Почему доверяют православию и чего от него ждут?». Модератором дискуссии был Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, аналитик Службы «Среда». Он также рассказал о социологических опросах Службы «Среда», об ожиданиях граждан, подчеркнув, что такого рода проблемы надо обсуждать именно в неофициальной обстановке, чтобы эксперты в свободном режиме излагали свое мнение, а публика задавала самые неудобные вопросы. Хотя порой кажется, что молодежной аудитории такие темы неинтересны, но это не так.

Одним из участников дискуссии должен был быть священник Дмитрий Свердлов, но он не смог прийти. О социальной работе в православной среде и об отношении к ней общества собравшимся рассказал Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы» (https://sites.google.com/site/danilovcy/). Он имеет 17-ти летний опыт организации православных молодежных просветительских и образовательных программ при Даниловом монастыре г. Москвы. Окончил филиал аспирантуры Московской духовной академии при Отделе внешних церковных связей Русской Православной Церкви в 2009 году.

По данным службы «Среда» (полевые работы: ФОМ-Пента, 1500 респондентов, 2012 г.), которые также в виде буклета раздавались во время дискуссии, безусловно доверяют патриарху Кириллу 32%, скорее доверяют 35% (всего доверяют 67%), 26% затруднились ответить, лишь 7% вообще не доверяют главе РПЦ. Больше всего доверяют патриарху женщины, пожилые, те, у кого есть дети и сторонники Владимира Путина.

Русской православной церкви, по данным этого же опроса доверяют 66%, не доверяют 12%, 22% затрудняются с ответом. В ответ на вопрос о том, больше или меньше Вы стали доверять Церкви, 12% сказали, что больше, 7%, что меньше, 14% затруднились с ответом, и 67% согласились с тем, что доверяют так же, как и раньше, и ничего не изменилось.

Как было отмечено в ходе дискуссии, с одной стороны, образ Церкви и православия остается символическим, традиционным (православию доверяют как основе культуры и традиции, исторического развития страны), с другой стороны, в обществе, как среди интеллигенции, так и среди широких слоев православной общественности формируются новые более осознанные запросы и требования по отношению к Церкви.

Роман Лункин привел в пример итоги опроса службы «Среда» во время молебна 22 апреля. Как и в ходе всероссийского опроса вроде бы большинство опрошенных высказались против изменений в Церкви (68%), однако в ответах на другие вопросы верующие отмечали, что наиболее важными и полезными для общества задачами Церкви они считают работу с молодежью (65%), нравственную оценку происходящего в обществе (63%), а также работу в области образования (58%). Треть пришедших к таким задачам отнесла «участие в разработке законопроектов» (33%), треть — «работу в медиа-пространстве» (29%). Те, кто выступают за изменения (это 32% опрошенных на молебне, что также немало), указывали на необходимость Церкви быть ближе к людям, обратиться к народу (5% от общего числа опрошенных). Запрос на усиление роли Церкви  в обществе и в государстве высказали 6% респондентов, при этом мнение, что Церкви, напротив, необходимо стать аполитичной высказали 3%. Ещё 4% опрошенных затронули проблему коррупции и стяжательства священнослужителей (и это среди тех, кто сознательно пришел поддержать патриарха лично и Церковь).
Опросы во многом разрушают стереотипы, которые касаются отношения «креативной», образованной части общества к православию. Как отметил Роман Лункин, общество не делиться на православных государственников и демократов-богохульников, картина намного сложнее. В частности, в одном из последних релизов службы «Среда» об интеллигенции и среднем классе, отмечается, что интеллигенция, конечно, чаще склоняется на сторону оппозиции, реже испытывает доверие Патриарху, хотя православные и постоянные прихожане среди них встречаются довольно часто. При этом, именно интеллигенты ждут от священнослужителей высказываний по общественно-политическим вопросам и считают Церковь частью российской государственности и оплотом сохранения традиций. Главное требование, предъявляемое интеллигентами к Церкви, — скромность.

Нравственный запрос по отношению к Церкви исходит сразу от многих слоев населения, а гражданского действия от РПЦ требуют даже те, кто не столь абсолютно доверяют патриарху и Церкви.

Юрий Белановский рассказал, во что на практике воплощается доверие к православию и что люди на самом деле хотят (или не хотят) от Церкви. Прежде всего, база для рекрутинга волонтеров в православное добровольческое движение довольно узкая. Если светским фондам удается набрать тысячи людей, то православным десятки и сотни. Люди часто не понимают, зачем именно вместе с Церковью заниматься социальным служением, опасаются Церкви, как религиозной организации со своими интересами. Активные люди, с энергичной гражданской позицией в церковные организации идут редко, а для того, чтобы 3 человека несколько раз в неделю дежурили в больнице нужно набрать хотя бы 30 человек добровольцев. По словам Белановского, религиозный мотив оказывается для волонтеров вторичным, веру даже скрывают и не афишируют, хотя естественно большинство называют себя православными. По сравнению со светскими организациями – церковное волонтерство – это капля в море: в добровольческом движении, созданном епископом Пантелеимоном (Шатовым) до тысячи волонтеров (активных около 150), у «Даниловцев» — 450 (активных около 100).

Есть две аудитории, по словам Юрия Белановского. Для одной важно храмовое благочестие, свою энергию эту группа отдает богослужениям, для другой важно помогать кому-то, и эти аудитории практически не пересекаются. Поскольку вторая группа – это люди – условно православные, некатехизированные. В основном, в социальной работе приходится опираться на ресурс привлечения внешних людей, они хотят приходить в Церковь, как в сообщество верующих людей, которые делают конкретное дело.

Для священника, храма, прихода, по словам Юрия Белановского люди должны быть таким ресурсом, и на привлечение этого ресурса должна быть направлена энергия настоятеля храма. Но часто в этом нет никакой заинтересованности. Менталитет духовенства хорошо отразился в ситуации, когда священник призывает прихожан платить десятину, но о том, что он и приход будут отчитываться о бухгалтерии перед общиной, сказать забывает.

В ходе обсуждения были заданы справедливые вопросы – почему доверие православию, Церкви, патриарху не воплощается в конкретных делах, что это за доверие вообще, о котором говорят социологи. Прозвучавшая критика показала, что нужно задавать новые вопросы и ставить новые проблемы, чтобы заглянуть за сакральный образ Церкви среди россиян – православие становится более живым и многообразным.

Антон Комаров.

Ссылки по теме:

«Православие и мир»: Почему доверяют православию? (ТЕКСТ+ВИДЕО)

«Нескучный сад»: Церковь не исчерпала кредит доверия

«Независимая газета»: Аванс для Патриарха. Доверие общества к РПЦ и ее главе не связано с реальной ролью православия в обществе

NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher