Сравнительный контент-анализ проповедей Патриархов Алексия II и Кирилла

Дата публикации: 27.12.2011

Социологическая служба «Среда» задалась целью выявить частоту упоминания определенных слов в патриарших проповедях. В ходе исследования (см.ниже Описание методологии исследования) были проанализированы проповеди патриархов Московских и всея Руси Алексия II (за 2005-2008 гг.) и Кирилла (за 2009-2011 гг.) общим объемом более полутора миллионов печатных знаков.

Как показали результаты исследования, наиболее часто патриархи Кирилл и Алексий в своих проповедях упоминают Господа Бога. Патриарх Кирилл, в среднем, на 10 тысяч слов употребляет слово «Бог» во всех его словоформах и производных около 150 раз, и это не считая слова «Господь». Патриарх Алексий не отстает по этому показателю, однако предпочитает использовать слово «Господь» немного чаще, чем слово «Бог».

А вот о человеке Патриарх Кирилл упоминает почти в пять раз чаще, чем это делал патриарх Алексий. Слово «человек» во всех словоформах оказалось не единственным примером столь большого разрыва по числу упоминаний между двумя патриархами.

К примеру, слово «Россия» Патриарх Кирилл в своих проповедях упоминает в пять раз реже, чем это делал в последние свои годы патриарх Алексий. То же самое касается слов «Отечество» и «подвиг», которые в проповедях Патриарха Кирилла в 2009-2011 гг. приходилось слышать в 4-5 раз реже, чем от Патриарха Алексия в 2005-2008 гг.

В три раза чаще в проповедях Патриарха Алексия звучало слово «молитва», в два-три раза чаще он употреблял слова «Христос», «Спаситель», «покаяние» и «радость». В два-три раза реже, чем Патриарх Кирилл, Патриарх Алексий говорил о силе и грехе.

Зато слово «понимание» во всех словоформах Патриарх Кирилл употребляет на порядок чаще, чем Патриарх Алексий. Почти в десять раз чаще Патриарх Кирилл в своих проповедях упоминает о законе и об истине, в семь раз чаще – о правде, и в пять раз чаще – о власти.

Говорили о долге, истории, семье и смерти оба Патриарха примерно одинаковое количество раз и не слишком часто.

Слово «ценности», которое  Патриарх Кирилл употребляет в среднем около 10 раз на 10 тысяч слов, Патриарх Алексий в своих проповедях практически не использовал.

Аутсайдерами списка «любимых слов» обоих патриархов оказались слова «мужчина» и «женщина», которые патриархи в лучшем случае на 10 тысяч слов употребляли 1- 2 раза или не упоминали вовсе.


Комментарии экспертов к итогам опроса

Протоиерей Владимир Вигилянский, настоятель храма мученицы Татианы при МГУ

ПРОБЛЕМА ТЕКСТА И КОНТЕКСТА

↑ к началу статьи

Исследование интересное, но оно только косвенно выявляет тенденции: вопрос о частоте упоминаний тех или иных слов и понятий, к сожалению, не отражает проблему идей и смыслов. А ведь в этой сфере содержится главное отличие между патриархами. Святейший Патриарх Кирилл существенно расширил адресат своих проповедей (это отчасти видно на диаграмме), однако здесь никак не отражено главной специфики его обращений к людям. Кроме того, как говорят филологи,  текст актуализируется контекстом, но подобного рода исследования имеют дело только с текстом, а контекст во внимание вообще не берется. Одной из основных задач проповедей Патриарха Кирилла является евангелизация людей, обнаружение связей Священного Писания с современными проблемами, поиск евангельских ответов на насущные вопросы.


Кирилл Мозгов, преподаватель церковнославянского языка, истории христианской миссии и катехизации, руководитель издательства Свято-Филаретовского православно-христианского института

В СЛОВАХ ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ЗВУЧИТ ТЕМА РАЗВИТИЯ МИССИИ И УСТРОЕНИЯ КАТЕХИЗАЦИИ

↑ к началу статьи

Проповеди Патриарха обращены ко всей Церкви, ко всему народу. И каждый ожидает услышать в них ответы на свои вопросы, свои проблемы, получить вдохновение и поддержку. Кроме того, проповедь понятна еще и тогда, когда говорится ясно, доступно и притом красиво. Так что близость любому человеку зависит и от тематики, содержания проповеди, и от ее формы.

Что касается смещения акцентов патриарших проповедей после того, как Патриархом Московским и всея Руси стал Кирилл, то акценты естественным образом меняются даже у одного и того же человека на протяжении определенного периода времени, ведь жизнь не стоит на месте и предлагает новые задачи. Патриарх Кирилл часто говорит о необходимости сознательного отношения к вере, последнее время в связи с этим призывает к большей ответственности за церковную жизнь не только духовенство, но и мирян. Постоянно звучит в его словах и тема развития миссии и устроения катехизации как необходимой подготовки к вхождению в Церковь.

Можно согласиться с тем, что Патриарх Кирилл говорит свои проповеди более современным языком, нежели это делал Патриарх Алексий II. Неслучайно «Слово пастыря» всегда смотрели не только люди церковные, но и многие из тех, кто даже не может пока еще уверенно назвать себя православным. То есть его проповеди привлекали и привлекают внимание самых разных людей, что не в последнюю очередь зависит от умения обращаться к современному человеку и быть им услышанным.


Елена Жосул, советник председателя Синодального информационного отдела, заведующая кафедрой журналистики и PR Российского православного университета святого Иоанна Богослова.

ПРИ АНАЛИЗЕ ПОДОБНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАДО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СЛИШКОМ СПРЯМЛЕННЫХ И ЛОЖНЫХ ПО СУТИ СВОЕЙ ВЫВОДОВ

↑ к началу статьи

При анализе исследований такого рода надо сразу отказаться от слишком спрямленных, топорных по характеру и ложных по сути своей выводов. Мол, раз один Патриарх нечасто произносит слово «Россия», а другой слово «ценности», значи, первый не патриот, а второй не задумывается о ценностной основе жизни человека. Это будет классический пример действия под названием «вырвать слово из контекста», причем в данном случае это будет вырывание с клочьями и в грубой форме. Речь – это живая многосмысловая ткань, отражающая мысли во множестве форм. Ведь можно все время говорить в проповедях о любви к «стране нашей», можно учить конкретным ценностям, не произнося вслух слово «ценности»,  и содержание этих проповедей в результате будет опровергать сухие данные лингвистической статистики. При сравнении количества слов важно не «цепляться» к этим словам, вернее, к их процентным долям в обоих случаях.

В то же время, нет ничего странного в желании сравнить риторику и стиль проповедей и выступлений обоих предстоятелей. Это сравнение, полагаю, естественным образом может возникать в голове у каждого, кто хоть как-то прислушивается к тому, что говорят патриархи. Любого публичного руководителя аудитория, особенно на первых порах, неосознанно сравнивает с его предшественником.

Как человек долгое время проработавший в «патриаршем пуле», я имела возможность в течение нескольких лет очень пристально вслушиваться, следить за нюансами речи и Патриарха Алексия II и Патриарха Кирилла. И я решительно не соглашусь с теми, кто иногда пытается безосновательно утверждать, что Святейший Алексий больше говорил о духовных вопросах, а проповеди нынешнего предстоятеля носят «более светский» характер.  Алексий II очень часто говорил о духовных проблемах страны и общества, чувствовалось, как он переживает за свой народ. Проповеди Патриарха Кирилла наполнены очень искренними, актуальными размышлениями о человеческой душе, спасении человека в условиях современного мира, в их центре всегда евангельский текст, заповеди. Речи обоих предстоятелей – это тот самый нравственный «голос совести» общества, голос, в котором злободневная жизнь этого общества всегда отражена и соотнесена с базовыми постулатами нашей веры. Важно только научиться слышать этот голос непредвзято.

Сегодня мы слышим Патриарха Кирилла. Одно из главных качеств, по которому можно узнать настоящего проповедника, это если, выйдя из храма после службы, ты понимаешь, что в сегодняшней проповеди ты услышал ответ именно на твой частный, давно тебя заботящий и мучающий вопрос. Патриарх Кирилл на такие вопросы отвечает постоянно, причем на вопросы как отдельных верующих, так  и страны в целом.


Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН

ОБЩЕСТВО ХОЧЕТ СЛЫШАТЬ ТО, ЧТО ПАТРИАРХ НАЗВАЛ «БОЖЬЕЙ ПРАВДОЙ»

↑ к началу статьи

Проповеди главы Церкви интересуют людей, прежде всего, тем, как с нравственной, а именно с христианской точки зрения, оцениваются разного рода события или ситуация в экономике, культуре, в СМИ, в моральном облике общества, семьи, гражданина. Несмотря на то, что общество наше достаточно секуляризовано и, возможно, мало знает о православии как каждодневной церковной жизни, люди хотят слышать именно христианское слово. Причем, это не обязательно что-то положительное или только хорошее, это также то, что может быть обидно для чиновников, общества, интеллигенции. Нынешняя российская публика готова услышать даже критику в свой адрес, если она будет живым словом, но она также требует от Церкви и ее руководства внимания к нуждам обездоленных, нищих, престарелых, бездомных детей и умеренной, но хотя бы какой-то критики бюрократии. Общество хочет и будет с удовольствием слышать то, что Патриарх назвал «Божьей правдой», которая выше всех человеческих правд. Наряду с этим, очевидно, что слова «традиция», «Родина», «культура» в связи с православием никогда не уйдут из лексикона российских патриархов.

Акценты в проповедях Патриарха Кирилла по сравнению с проповедями патриарха Алексия II сместились с рассуждений о традиции к современной интерпретации событий. Патриарх Кирилл старается каждую проповедь сделать актуальной, превратить в притчу, которая прозвучит как откровение именно для сегодняшнего дня. У Патриарха Алексия Второго такого рвения в проповедях не было, поскольку для него было важно преподать православие и Церковь как вечный незыблемый для нашей страны институт. Можно сказать, что для Алексия II главным были традиция и культура, а вот для Кирилла – понимание и интерпретация того, что такое традиция, культура, Отечество, Церковь и служение им. Именно поэтому, если обращать внимание только на слова, то кажется, что радикальной разницы нет. Однако она есть. Эта разница в том, как говорить о традиции и об истории, и маловероятно, что удастся замерить точно, как Патриарх Кирилл делает разговор об истории актуальным. Это можно сделать только, услышав патриарха, прочитав его проповеди и выступления. Единственное, что четко отмечено в исследовании службы «Среда», это то, что Кирилл говорит о ценностях на порядок больше. И это то, что резко отличает двух патриархов: от сохранения традиции и истории Святейший Кирилл перешел к вопросу о том, что же люди ценят на самом деле, и задал им этот вопрос в лоб. Мы знаем, что ответы на этот вопрос есть самые разные.

Что касается тезиса о том, что Патриарх Кирилл говорит свои проповеди более современным языком, нежели это делал патриарх Алексий II, то прежде всего, очевидно, что от выступлений Патриарха не ждут никакого «современного языка» и не разочаровываются, если такого языка не находят в проповеди. Язык проповедей Патриарха, безусловно, современный, в том смысле, что предстоятель больше обращается к примерам из жизни, а также больше употребляет слов, которые считаются обыденным лексиконом современного менеджера или политика. На встречах со студентами Патриарх показал, что может быть для них интересным лектором, рассказывая им примеры из собственной жизни, что также является «современным».

Вместе с тем, если оценивать в целом «современность» выступлений Патриарха, то очевидно, что она складывается из двух составляющих. Первое, это его манера говорить, более живо, с улыбкой, проницательным иногда прищуренным хитрым взглядом, тембром голоса, не говоря о таланте проповедника у Патриарха, что очень сильно воздействует на аудиторию. Второе, отдельные выступления и проповеди, в которых вскользь или прямо говорится о геополитике, экономическом кризисе, абортах, наркомании, нищете в обществе, социальной несправедливости и т.д. Эти темы выходят для общества на первый план, и, даже если патриарх не будет их озвучивать, от Церкви будут требовать социальной тематики и более того попрекать ею, когда ее представители будут говорить о величии православия и необходимости возврата имущества или выплаты денег.


Александр Морозов, шеф-редактор Русского журнала, директор Центра медиаисследований УНИК

В СВОЕМ ЯДРЕ РУССКАЯ ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ ОСТАЕТСЯ НЕПОВРЕЖДЕННОЙ, ВСЕГДА МОЛИТВЕННОЙ И ОРИЕНТИРОВАННОЙ НА СПАСЕНИЕ

↑ к началу статьи

Эти данные можно интерпретировать в пользу того, что риторика Патриарха Алексия была более вероучительной, а риторика Патриарха Кирилла более «социальна».  Скорее всего, так оно и есть.  Чем это объясняется? Думаю, во-первых, тем, что покойный Патриарх – в силу биографии – больше опирался на традицию проповеди, сложившейся в конце синодального периода. Достаточно посмотреть, например, рождественские и пасхальные слова Патриарха Алексия I (Симанского), чтобы увидеть, что эта традиция сохранялась в русской Церкви всю первую половину ХХ века. После 1988, когда началось возрождение Церкви, те, кто активно участвовал в этом процессе, могли опереться в поисках публичного языка Церкви практически только на опыт конца синодального периода.

Проповедь нынешнего Патриарха, еще в бытность его главой синодального отдела внешних церковных сношений в 90-е и нулевые годы, была уже несколько иной, более современной по языку, по лексике. Достаточно вспомнить телевизионную программу «Слово пастыря»,  в которой митрополит Кирилл много лет выступал с проповедью.  Это «Слово пастыря», как многие помнят, было больше ориентировано на христианскую трактовку социальных вопросов, чем на вероучительные темы.

Но это, конечно, не означает, и тут я согласен с Еленой Жосул, что есть основания противопоставлять «вероучительный» и «социальный» аспект в проповедях ныне здравствующего и покойного патриархов. Да, риторика Патриарха Кирилла более социальна. Но это просто следствие его биографического пути.  Если бы Патриархом на соборе был избран не глава «церковного МИДа», а, допустим, глава монастырского отдела, то риторика, вероятно, была бы другой.

Честно говоря, не хотелось бы, чтобы эти данные центра «Среда» были использованы недоброжелателями Церкви для того, чтобы говорить о том, что язык Патриарха Кирилла более «секуляризированный», чем язык его предшественников.

Мы понимаем, что в своем ядре русская церковная жизнь остается неповрежденной, всегда молитвенной и ориентированной на спасение.  Какой бы ни была риторика архиереев, обращенная к обществу в целом, она не является основанием сомневаться в том, что «малое стадо», ведомое этими архиереями, живет и спасается вокруг чаши причастия.



NIKE PAS CHER POUR FEMME nike jordan 6 homme pas cher